Проститутки Екатеринбурга

Прости меня

     Но я не думаю, что обидел тебя… Я просто пишу тебе то, что не смог вовремя произнести вслух. Когда ты вошла в мой дом, я всего лишь рассчитывал на развлечение. Для меня общение – роскошь, а не затыкание дырок… Запах волнения и страха. Страха? Свойство человека – бояться неизвестности. Но именно на этой грани решается честное искусство. Помнишь? Я предложил тебе кофе. Ты до сих пор думаешь, что я что-то такое туда подмешал? А, знаешь, нет ведь. Не подмешал! Не люблю такого. Как все произошло? А что, сама не помнишь? Для меня это – безумная муть. Интересно, а как ты все это сама перенесла… со своей стороны… Но теперь… первый ход – мой. Раз я был инициатором этого “эксперимента”, то мне и отвечать первым. И так… Что было? Хорошо. То, что я ощущал и чувствовал.

     Мне трудно было сдержать волнение, даже когда нас разделяла всего лишь дверь. Чувствовал, что не все так просто. Но твой палец прикоснулся к кнопке звонка. Звук я услышал позже… А ведь ты знала, что я жду. Знала! Жду по-особенному. И вовсе не по тому, что я обещал помочь тебе со звукозаписью. Твои песни под гитару дерзки и безумны. Я ценю такое, поверь! Ты дерзкая им смелая. Даже в песнях. И вот ты заходишь, тщательно изображая самоуверенность…

     – Привет!

     – Заходи…

     – И ты тут, прямо здесь, дома, рок-группы записываешь?!

     – Да… И что? Дома… Записывает не комп, а звукарь. Важны уши. А особенно то, что между ними! А знаешь, кто такие “звукари”? Это такие типы скользкие и без ушей… . Но не ужи! И не ежики…

     – Гонишь… Кофе, что ли бы, предложил…

     – А легко! А ты пока распевайся…

      Ты взяла гитару и запела. Я чувствовал, знал, что ты умеешь создавать не только “форму” звука… Только вот нет драйва сегодня, хоть ты тресни! Чтобы песня сработала, нужен драйв, безумие, что-то такое… магическое. Я же слышал, что ты можешь! Люди на колени падают. А вот теперь… не то. Совсем не то. Может это потому, что не хватает “жертв”? Тех, кто падает на колени. Сам я тоже знаю, что всегда поешь так же прикольно, как тебя прикольно слушают. Слушатели нужны, а не микрофон. То есть, все решают “флюиды”, как говорил Станиславский. Чтобы спеть хорошо, надо стать демоном! Так… А что же делать? Поешь ты ведь не так… Хотя очень качественно. Но холодно, без направленности. Видимо, я тебя, как слушатель, не возбуждаю. Надо что-то делать. Иначе звукозапись будет обречена на банальное соблюдение звукоряда.

     – Ты как, готова? Кофе, вижу, вообще не в тему…

     – Да нормально… В тему… Все в тему! Ты микрофоны отстроил?

     – А что я тут делал, интересно… А… хочешь эксперимент?

     – Что еще такое?

     – Когда ты поешь на людях, ты чувствуешь что-то необычное? В себе, в других…

     – Да, конечно… А ты это к чему?

     – Ты классно поешь, когда в состоянии измененного сознания. А сейчас ты думаешь о том, как спеть правильно. Не для людей, а для микрофона. А народу (он ведь слушать будет) – магию подавай!

     – Магию? …

     – Так ты хочешь эксперимент?

     – Я… Да… пошел ты! И что ты такое предлагаешь?

     – Вкус твоего кофе измениться.

     – Так… Что ты такое замыслил? Мы, вообще-то песенку записывать собрались!

     – Запишем… . Только вот…

     – Что?

     – Ты мне доверяешь? Хочешь чего-то особенного? Вкус кофе – измениться. Да и петь ты будешь по другому…

     – Ты темнишь… И вообще, какой-то странный!

     – Ты сама неформалка! Что, боишься?!

     – Нет.

     – Тогда я завяжу тебе глаза.

     Я взял заранее приготовленную шелковую ленту (“рояль в кустах”). Завязывая тебе глаза я очень волновался… Эти вдруг приоткрывшиеся твои алые губы… Внезапный румянец… Такое безумие было с твоей стороны – доверять мне… . Веревка тоже была приготовлена.

     Твои локти удивительно безвольны и гибки. Стянуть их было легко. Я чувствовал, что тебе не больно. И почему такое происходит, когда девушка связана? Такой “замерший” танец! Ты такая… плотно стянутая в “пакет”, беззащитная. И одновременно доверчивая, свободная и смелая… Совсем другая!

     – Кофе?

     – Пожалуйста! Лови губами чашку…

     – Ты точно что-то подмешал… Извращенец!

     – Ничего я не подмешивал! А, что… Может, так и петь будешь? Связанной… Я аппликатуру по аккордам у твоей песни знаю, на гитаре справлюсь! Как ты на счет этого? Делаем?!

     – Давай… Так странно… Меня раньше не связывали… Вообще, что ты задумал?

     – Готова?

     – К чему?!

     – Петь! Не ужели ты о чем-то другом…

     – Ну ты и урод! … Ладно, давай! У тебя все отстроено?

     – Да, конечно… . Делаем!

     

     Мы встретимся снова, как только взорвем телевизор.

     И жуткое зрелище в зеркале нам надоест.

     И, тогда, может быть, удивительным, странным сюрпризом

     Будет место в вагоне, в котором для нас нету мест.

     

     Простучат ли соседи знак SOS по своим батареям

     А в ответ мы скомандуем: “Всем батареям – огонь!”

     Там, во тьме коридора мерцают открытые двери.

     Поклянись же Асланом, не требовать доли другой.

     

     И, тогда, может быть, нам простятся пустые бутылки

     Из-под глупых обид и нечаянной горечи фраз.

     Я тебя обниму, улыбаясь в чужие ухмылки

     И покончу с собой в глубине твоих преданных глаз.

     

     Ты поешь, как богиня… Связанная! А-а-а!!! Я играю для тебя на гитаре. Тоже по-особенному, вдохновляясь тобой, пленной певицей… . Аслан? … Это Лев из “Хроник Нарнии”. А ты… Крепко стянутая веревками, но такая свободная! Плечи твои казались чуть шире благодаря стянутым за спиной рукам. И бедра твои, такие женственные… Белая капроновая веревка аккуратно и плотно обхватывает джинсовую тайну ног. Ты кто? Вообще, от куда взялась? Вся прогнулась, жестокая и безумная! Двигаешься и танцуешь связанной, и при этом неподвижна… И голос льется сейчас по-особенному… Такое трудно пережить… Понять… Сладкий сон, терзающий голос… Но ты прекрасна! … Это особенная звукозапись! Я уверен, что каждый, кто прослушает твою песню, ощутит особенный трепет. Только не поймет, в чем источник. А расскажи, так и не поверит никто!

     Когда я тебя развязал, на запястьях остался веревочный узор… . Помнишь? Узор нашей, нам самим не понятной, но все же прекрасной жизни. И кто осмелиться объяснить, в чем он, этот самый “смысл жизни”? А может быть, как раз в том, чтобы будучи связанной по рукам и ногам ощутить себя по-настоящему свободной? На фоне якобы не связанных… .) ) )

     Я не жалею о том, что у нас никогда не было секса. Так надо! Ведь твоя песня, о, прекрасная пленница, – нечто высшее, чем банальное внедрение тел друг в друга… Это был высший секс… Сладостный и неповторимый.

Страницы: [ 1 ]