шлюхи Екатеринбурга

Прощай, моя сказка, прощай! Часть 2

     – Садитесь, – указала она мне жестом на мягкий пуфик. Я разулся и сел, скрестив ноги по-турецки. Она подняла обе руки вверх, и между ними будто бы проскочила искра. На столе появилась колода карт таро. Она перетасовала карты и разложила из них комбинацию.

     – Господин офицер ищёт любовь, – сказала она, и я не понял, вопрос это или утверждение. Мне вспомнилась Танька, наш последний вечер:

     – Господин офицер очень доверчив, – продолжала она, – нельзя так верить людям, – господин устал искать любовь, устал быть один. Однако открытое сердце, это не всегда плохо! Я разложу ваш путь на картах, всё будет иначе, всё будет хорошо.

     Она выложила из карт квадрат. На картах были какие-то сказочные существа, черепа и другие магические символы.

     – Четыре прекрасные девушки ждут вас! Вам только надо выбрать лучшую!

     Только теперь я разглядел, что на стенах шатра висят эротические картины. Они были выполнены в восточном стиле, и показывали различные позы актов любви. Позы были такие вычурные, что мне и в голову бы не пришло, что это можно делать так.

     – Это мантра, – будто прочитав мои мысли, сказала девушка, – она научила восток любить:

     Мне вдруг показалось, что я во сне, настолько необычным было всё происходящее. Она поставила на стол серебрянное блюдо с чем-то зелёным.

     В блюдо была воткнута ложечка.

     – Возьмите одну ложечку, господин офицер, – сказала она.

     – Что это? – спросил я. Не дожидаясь пока я это сделаю, она сама зачерпнула ложкой это зелёное и поднесла её к моим губам. Я рефлекторно открыл рот и почувствовал неземную сладость:

     – Хорошо, – улыбнулась девушка. Она обхватила руками хрустальный шар, и он вдруг засветился изнутри. В нём я увидел лицо Тани, которое было красиво и нежно, как в наш первый день: По изображению пошли синие волны, и вот всё меньше она напоминало мне этот образ. Девушка в шаре стала блондинкой, а чёрная колдунья куда-то пропала. Вместо неё я увидел лишь чёрную кошку: Сияющий шар всё приближался ко мне, и через какой-то момент я понял, что больше не вижу этого шатра. Мои глаза были закрыты, и я всё не мог их открыть:

     Когда же я с усилием их приоткрыл, то сейчас же снова затворил. Мне прямо в глаза светило солнце. Я поморгал, не поверив своим глазам. Но солнце было настоящим, и оно меня пекло: Неужели уже наступил день? Тогда сегодня моя вахта! Где корабль?

     Я сел. И ахнул, настолько то, что я увидел, не соответствовало привычной картине. Я сидел на песке, на берегу лазурного моря. Оно было совсем другого цвета, чем здешнее привычное уже жёлтое море. Это море было цвета неба, цвета ночного воздуха. Подо мной был меленький белый песок, а вокруг были только зелёные пальмы и тропический лес. Я встал. На мне были шорты и футболка. Я не поверил своим глазам, но факт оставался фактом. Я пошёл по мокрому песку вдоль воды. Море было спокойно, еле слышно шептало мне нежные слова, слегка облизывая прибрежный песок. До самого горизонта не было ни одного кораблика, а на берегу не было домов.

     Я поднял из-под ног маленький плоский камушек и закинул его в море. Камушек подпрыгнул пару раз, проскакав по воде, и юркнул под воду. Тотчас в этом месте из-под воды вынырнула прекрасная девушка. Она откинула назад свои светлые длинные волосы и посмотрела на меня. Я тоже смотрел, не в силах отвести взор от этого прекрасного зрелища. Она медленно шла в воде, всё больше и больше поднимаясь над ней. Сначала из-под воды показались её красивые плечи, потом грудь, тело. Вода красиво обтекала её, как гель и скатывалась вниз крупными каплями. На ней был красивый красный купальник, который красиво облегал её фигуру и не скрывал почти ничего.

     Я стоял и смотрел на неё, и она мне улыбнулась. Она вышла из воды и вопросительно посмотрела на меня. У неё бронзовая кожа, чуть тронутая загаром и красивые открытые глаза.

     – Я: – начал я что-то говорить. Девушка улыбнулась и приложила пальчик к моим устам. Она взяла меня за руку и повела куда-то по берегу. Я шёл по песочку, и он совсем не колол моих босых ног. Наоборот, он ласкал их, я шёл будто по огромному шёлковому покрывалу, расстеленому по всему берегу.

     В глубине острова, среди пальм, была большая палатка красного цвета. Она была натянута между двух кокосовых пальм. Девушка поманила меня, и мы вошли внутрь. В палатке было светло и просторно, изнутри стенки казались розовыми. Посреди палатки стоял низкий столик, уставленый яствами, справа было ложе. Мы сели рядом на это ложе, и меня коснулась её голая нога. Я провёл по ней рукой. Её кожа была нежная и шелковистая, будто бархат. Девушка взяла со столика плод манго и разломила его пополам. По её руке заструился жёлтый сок. Я взял в рот свою дольку, и дурманящая меловая сладость обволокла мой рот и язык. Девушка поднесла ко рту свою половинку и затолкнула языком косточку себе в рот. Она облизнула губы и придвинулась ко мне. Наши губы соприкоснулись. Еле ощутимо. Её губы манили меня, и я припал к ним, как к источнику живительной влаги. Она целовалась, как кошка, то лаская меня, то покусывая меня, но совсем легонько. Я почувствовал её язык. Он был вкуса манго. Косточка манго перекочевала ко мне в рот, описала там дугу и вернулась к ней. Я чувствовал пряный аромат кожи её лица, и он кружил мне голову, заставляя забыть обо всём. Я провёл руками по её длинным волосам. Они струились, будто пена, будто струи воды лились они между моих пальцев, а мы всё целовались постанывая от переполняющего удовольствия. Я обнял её, и почувствовал, как она прижимается ко мне своей красивой грудью, как проводит рукой по моим волосам и ласкает мою шею одним только кончиком пальца, отчего по телу бежали мурашки. Её пальчик спускался всё ниже и ниже вдоль моей спины, и постепенно она положила мне на спину свою ладонь. Её рука ласкала мою спину, прижимала меня к ней, и я чувствовал, что я тоже хочу проникнуть в неё каждой своей клеточкой, стать с ней единым целым:

     Я развязал завязки её топика, и он упал к ней на колени. Предо мной предстала её большая красивая грудь с тугими розовыми сосками, которые набухали и подрагивала от наслаждения. Я встал перед ней на колени и коснулся губами одного из её сосков, чувствуя, как он напрягается. Тогда я обхватил его губами, будто младенец. Она застонала, а во мне проснулись давно забытые детские инстинкты, и я снова был будто бы рядом с матерью, когда она кормила меня грудью. Я лизал, ласкал языком, сосал её грудь, а она стонала и ласкала мою голову, зарываясь пальцами в мои волосы, иногда сжимая их, а иногда отпуская. Двумя руками ласкал я её мягкие грудки, проводя по соскам большими пальцами, то сжимая, то разжимая их, но очень нежно. Стоило мне захватить далеко в рот её сосок, как девушка начинала стонать всё сильнее и сильнее, а мне хотелось причмокивать, как в детстве, ласкать её соски кончиком своего языка: Она взяла со стола серебряный кувшин с вином и наполнила две чаши тягучей красноватой жидкостью. Я поднёс к губам чашу и почувствовал пряный запах особого восточного вина, от которого кружилась голова. Она пила очень красиво, прихватив чашу нижней губой. По её щекам, подбородку, шее и груди текли тонкие красные струйки вина, не попашего ей в рот. Я припал губами к её телу и стал слизывать эти струйки снизу вверх, отчего её тело слегка подрагивало. А мне хотелось облизать её всю, как сладкое мороженное:

     Она взяла большой кувшин с водой и вышла из палатки. Я пошёл за нею. Она протянула мне кувшин и встала на колени. Я стал на неё воду, а она растирала ею своё тело. С моря не было ни ветерка, лишь чайки летали над побережьем. На поляну падали солнечные лучи, прореженные сквозь жаллюзи пальмовых листьев:

     Большой зелёный попугай с красными кончиками крыльев и синим хвостом сел на нашу палатку. Мы улыбнулись ему, и он поднял свой гребешок в знак своего расположения. Её губы были совсем близко от меня, и она прикоснулась ими к моему телу. Её язычок поднялся до пупка, заглянул в него и обошёл вокруг несколько раз, потом она обхватила руками меня сзади и принялась яростно зарываться в меня носом и кончиком языка. От переполняющей нежности у меня подкосились ноги, и я опустился рядом с ней на колени. Я целовал её лицо, шею, плечи, грудь, покрывая каждую её клеточку частыми горячими поцелуями. От каждого она слегка вздрагивала: Мы вернулись в палатку. Я снова сел на ложе. Она потянула вверх мою футболку, и я поднял вверх руки, чтобы помочь ей её снять. Сняв с меня футболку, она опустилась рядом со мной на колени. Её язычок коснулся моей груди, прошёлся вокруг соска, потом прикусил его язычком. Сосок стал твёрдым, и она ослабила свои зубки, стала часто-часто лизать его, будто зализывая следы своих зубов. Также поступила она и со вторым соском. Когда она то покусывала, то лизала мою грудь, мне хотелось прикрыть глаза и прижаться к ней как можно сильнее. Я запустил руку в её волосы, и прижимал её голову к себе, а она то кусала меня, то лизала, и скоро вся моя грудь была в следах её маленьких зубок и влажная от её языка:

     Она провела рукой по моей спине и нащупала ремень на шортах. Спустившись руками сверху вниз, она медленно растегнула пряжку моего ремня, расстегнула пуговицу на шортах и молнию, так, чтобы показался край моих плавок. Она поцеловала меня туда, и сразу же там началось волнение, та часть плавок заметно приподнялась. Девушка улыбнулась и посмотрела на меня. Я прикрыл глаза, и она межденно стянула мои шорты вниз. Я остался в одних плавках. Она уложила меня на ложе и зашла со стороны головы. Я увидел над своим лицом её грудь и сжал её руками. Она опустила её мне на лицо, и я стал ласкать её ртом, жадно хватая в рот то левую, то правую. А она коснувшись языком моей груди стала спускаться всё дальше и дальше.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]