Проститутки Екатеринбурга

Профессия: ведьма. Часть 18

     – Да я вот надумал сад ограбить, не постоишь на стреме?

     

     – Что? – с озадаченным смешком переспросила я.

     

     – Яблочек, говорю, захотелось, – невозмутимо повторил Лён.

     

     – Так ведь не сезон еще. Яблочки-то неспелые, – насмешливо протянула я.

     

     – Неспелые, да сочные. Что-то меня на кисленькое потянуло.

     

     – Ты же Повелитель, пойди да попроси у садовника.

     

     – Нет, Вольха, ты не романтик. Ну, дадут мне яблочек. Вымытых. Почищенных. На тарелочке. После обеда. – В серых глазах Повелителя плясали смешинки, да и вздох вышел не шибко печальным.

     

     Нет, я никогда его не пойму. Чтобы семидесятитрехлетний Повелитель грабил яблоневые сады, как проказливый мальчишка, да еще с серьезным видом подбивал на это грязное дело малолеток? Наверное, я должна была возмущенно отказаться, прикинувшись чопорной дамой, которую давно не привлекают сумасбродные юношеские выходки, но: мне ужасно захотелось кислых яблочек.

     

     Чтобы представить себе карту догевских дорог, нужно запереть в комнате большой клубок шерсти и озорного котенка. Когда из комнаты перестанет доноситься победное мяуканье, можете открыть дверь и полюбоваться результатами. Кроме мостовых, ни одной прямой дороги нет – только стократно пересекающиеся узкие извилистые тропки. Очень, кстати, качественно протоптанные. Ни одна не оборвется, не зарастет травой – такое ощущение, что Старейшины ежегодно назначают ответственных топтунов, которые по часу в день обязаны бегать по тропкам взад и вперед, чтобы те не исчезали. И, конечно, “эффект черновика” , с головокружительной скоростью изменяющий окрестный пейзаж. Только что мы внимали мраку и сырости елового леса – и вот уже колышет узкими листьями ковыль на залитом солнцем лугу, еще шаг – и на нем словно по мановению ока выросли высокие деревья.

     

     – Это и есть яблоньки? – удивилась я, проводя рукой по морщинистому стволу. Каюсь, с первого взгляда приняла их за дубы. В обхват толщиной, ветви начинаются в четырех локтях от земли, крона вертикально сплюснутая. Огурец на вилке, да и только. – Как бы это нам ее, а?

     

     Лен прижал меня к яблоне и впился в мои губы жадным поцелуем. Немного пошарив у меня под сорочкой он распахнул ее и припал к моим грудям. Потом резко развернул меня лицом к стволу и лаская груди нежно целовал меня за ухом, покрывал поцелуями шею. Другой рукой ласкал живот, понемногу спускаясь к промежности. Я прижималась к его члену, выгнув спину. Тут он стянул с меня штаны и, наклонив вперед, стал целовать мою попу. Ласкал пальцами клитор. Языком вылизывал мою текущую киску. Упершись грудью о дерево я руками развела ягодицы, облегчая ему доступ. Лен жадно лизал мои соки, которые прямо-таки ручьем текли из меня. Вскоре я кончила, сотрясая дерево и на нас посыпались яблоки.

     Усталые мы сидели, облокотившись о ствол. Я пошарила в траве и нашла один паданец. Он был зелененький, изысканно бугристый, с парадным входом для червяка и размером с дупло в зубе мудрости. Я показала яблочко Лёну, и он сразу утратил интерес к паданцам.

     

     – Может залезешь? – жалобно попросила я.

     

     – А что мне за это будет? – лукаво спросил вампир.

     

     – Яблоко!

     

     – Нее, яблока мне мало – там высоко.

     

     – Поцелуй?

     

     – Туда?

     

     – Туда.

     

     – Давай, авансом, чтоб легче было подниматься – и коварный тип, встав вывалил свой торчащий член перед моим лицом.

     

     Я легонько чмокнула головку.

     

     – Все. Лезь.

     

     – Ну за такое, получишь маааленькое яблочко – давай как ты умеешь.

     

     Я тяжело вздохнула и всосала член до середины.

     

     – Ну я же помню как ты умеешь – сказал Лен и затолкал хер мне прямо в горо. Прижав мою голову к стволу он минут десять размашисто трахал мою, слава богам, натренированную глотку. Под конец он хотел выйти, но я удержала его за ягодицы и проглотила все, высосав все до суха.

     

     – Спасибо. – Он щелкнул меня по носу, подпрыгнул, ухватился за сук, раскачался и ловко взбежал по стволу ногами. Извернувшись, оседлал ветку и шумно перевел дух. В чреве дерева угрожающе хрупнуло.

     

     – Лезь выше! – скомандовала я, прикрывая глаза рукой. В лицо порошили крошки коры и высохшего лишайника.

     

     Лён оглянулся. Он сидел спиной к стволу. Тщательней надо планировать операцию, тщательней.

     

     – Только не говори, что у тебя боязнь высоты! – насмехалась я, не торопясь составить ему компанию.

     

     – Нет, что ты. Просто я вспомнил о своем великом долге перед догевским народом: – С этими словами он встал и, балансируя крыльями, медленно развернулся, -: будет очень печально, если он в одночасье лишится своего единственного Повелителя.

     

     – Лезь-лезь!

     

     Он хмыкнул и начал карабкаться вверх, шурша листвой. Кора и червивые яблочки хлынули на меня градом.

     

     – Куда ты дела тот первый паданец?

     

     – Выбросила!

     

     – Зря! Эти не то что есть – надкусить невозможно! – Судя по сдавленному возгласу, Лён попытался-таки надкусить вожделенный плод, но не преуспел.

     

     Я коснулась ствола, вдумчиво огладила его ладонью. Яблоня отозвалась теплой пульсацией. Во рту у меня появился привкус сладковатой воды, поднимающейся по сосудам, и на мгновение я сама стала этой водой, вбирающими ее корнями, мохнатыми листьями, тянущимися к свету; я даже почувствовала, как оттягивает ветку прислонившийся к стволу вампир.

     

     – Ух ты! – донеслось сверху.

     

     – Выросли?

     

     – Да, две штуки.

     

     – Срывай и слазь!

     

     Вскоре Лён уже сидел на нижней ветке, и я приняла у него из рук два теплых, полупрозрачных желтых яблока. Вампир примерился и спрыгнул.

     

     – Боюсь, я перестаралась. Они созрели, – печально отметила я, разглядывая яблоко на свет.

     

     – А что в этом плохого?

     

     – Ты же хотел кисленьких.

     

     – За неимением лучших. Они съедобные?

     

     – Конечно. Почему ты спрашиваешь?

     

     – Я слышал, что сотворенная пища ядовита.

     

     – Смотря из чего творить. Например, по желанию можно придать вид яблока конскому навозу. Или создать иллюзию, осязаемую, сочную, но, к сожалению, совершенно бесполезную для желудка. Можно слевитировать яблоко из чужой вазы, если таковая имеется в поле зрения. Я же всего-навсего ускорила их созревание.

     

     – Так, значит, можно убирать урожай ежедневно?

     

     – Размечтался! Если я заставлю созреть, скажем, пять яблок, остальные сморщатся и опадут. От двадцати облетят листья. А после сорока дерево годится только на растопку.

     

     – Почему?

     

     – Потому что просто так ничего не делается. Посчитай – до уборки не меньше месяца, а я заставила яблоко вызреть за одну минуту. Оно потребовало от дерева тысячекратную порцию воды и пищи! Два прожорливых яблочка дерево еще прокормит, но ради двадцати ему придется убить все остальные.

     

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]