шлюхи Екатеринбурга

Приключение в поезде Владивосток – Новосибирск

     Сын с тех пор часто просил ее о занятиях любовью. Она, было, решила отказать, но одна мысль о том, что он может пойти к другой, вызывала в ней бурную ревность, и она соглашалась. А потом вдруг она начала кончать и сама, причем очень сильно, и последние угрызения были забыты. Одна лишь мысль о том, что удовольствие ей доставляет ее котик, ее кровиночка, сильный и выносливый, вызывала у нее сильнейшее возбуждение. Они перепробовали многие позы, но чаще всего, он имел ее в позе сзади, в той самой, в которой они попробовали в первый раз.

     

     Света открыла дверь купе и увидела троих мужчин интеллигентного вида, сидевших на полках. Они приветливо поздоровались и, узнав, что у нее верхнее место – один из них – Жора – тот час же поменялся с ней местами. Они предупредительно вышли из купе, дав ей переодеться, а когда вошли и расселись, завязался разговор. Все трое оказались научными сотрудниками одного из новосибирских НИИ, возвращавшимися из командировки во Владивосток. У одного из них – татарина Рината – произошло только что приятное событие в жизни – он стал дедом, о чем узнал по мобильнику, и они собирались отметить это.

     Достали бутылку вина, разлили по стаканам, выпили за новорожденного внука. Разговорились о жизни, о ее проблемах. Узнав, что Света работает и, одновременно, является студенткой ДВГУ, одобрительно закивали головами, и выпили еще. Вино было хорошим, и Света почувствовала, как отпускает напряжение, камнем давившее грудь все последнее время. Разговор плавно катился от темы к теме, на душе стало совсем легко и появилось даже какое-то чувство легкости и приятное возбуждение. Смеялись, шутили, Жора рассказал, что родственники из Владивостока уговорили его забрать себе здоровенного сенбернара, и он вез его в Новосибирск в купе проводников, дав им на лапу.

     Достали еще бутылку вина, выпили. Чувство возбуждения нарастало, и все более явственно приобретало сексуальный оттенок. Она почувствовала, как между ног все сильнее потекла смазка, сжала бедра, и ощутила приближение оргазма. – Света, вы вся красная, вам, наверное, жарко? – спросил Матвей. – Да, жарко! – ответила она. – Так вы разденьтесь, а то сидите в кофте – предложил он. – А почему бы и нет? – подумала она – Ведь рядом находятся такие интеллигентные и обходительные люди. – И она сняла кофту от спортивного костюма, совершенно не стесняясь того, что под кофтой оказался только бюстгальтер. Выпили еще.

     Возбуждение еще более усилилось, и последние нити контроля собственного поведения лопнули. Ей захотелось чего-то необыкновенного. – Все- таки, жарко! – сказала она, и, заведя руки за спину, расстегнула и сняла бюстгальтер. Груди выпрыгнули наружу. Она томно улыбнулась, а затем, привстав, сняла спортивные штаны и трусики, оставшись совершенно голой. Осознание собственной наготы под взглядами мужчин, повергло ее в бурный оргазм. – Готова! – сказал Матвей и закрыл дверь купе на стопор. Он положил ей руку на грудь, отчего она опять кончила, повалил ее на полку и провел рукой по промежности, что снова вызвало у нее в череду бурных оргазмов.

     Она буквально выгибалась навстречу его руке. Мужчины скинули одежду. Три вставших члена буквально заворожили ее. Ринат смазал свой, обрезанный по мусульманскому обычаю конец, каким-то кремом, поднял Свету с полки, развернул спиной, наклонил и ввел член в задний проход. Она до этого уже пробовала анальный секс, он ей нравился, но обычно поначалу всегда было больно. Но сейчас никакой боли не было, наоборот, ощущение мужского члена в заднем проходе необычайно возбуждало, и было очень приятно! Она в экстазе задергалась, стараясь сильнее насадиться на него, и непрерывно кончая. Ринат распрямил ее, взяв подмышки, а спереди подошел Матвей, взял ее за бедра, развел их, и ввел свой конец в ее влагалище.

     Снова череда оргазмов повергла ее в полубессознательное состояние. Ей хотелось все больше и больше! Жора взял видеокамеру и снимал все происходящее на пленку. Когда Света увидела это, то жаркая волна ударила ей в голову – ей хотелось быть бесстыжей и раскрепощенной – и она радостно улыбнулась в объектив. Жора не вытерпел, пристроил камеру на полку, а сам залез на стол и, пригнув ее голову к себе, умудрился засунуть свой конец Свете в рот. Три члена одновременно двигались в ее теле, вызывая настолько сладострастные ощущения, что ее тяжкие выдохи после оргазмов, заглушали даже тяжелое дыхание троих мужчин. Она проглотила Жорину сперму, стараясь высосать все до капельки. – Вертите меня, как вам хочется! – прошептала она.

     Ее и вертели, как хотели, ставили в различные позы, что всегда ей очень нравилось. Она боялась только одного – что они вдруг прекратят трахать ее. Наконец так и произошло. Мужчины умаялись и, отдуваясь, уселись на полку. Света опустилась на противоположную полку и, увидев их состояние, широко раскинула ноги и начала мастурбировать. – Ты с дозой не перепутал? – спросил Матвей. – Не бойся! Хоть препарат и экспериментальный, дозировку я знаю назубок – ответил Жора – Она, просто, по жизни такая сексуальная. Желание все более усиливалось. Света соскочила на пол, стала на колени и начала делать минет Ринату. Его член слегка приподнялся, но, несмотря на яростные ее усилия, снова сник.

     Она переползла к Матвею и Жоре, но история повторилась. На данный момент мужское хозяйство находилось в стадии отдыха. Матвей что-то шепнул Жоре на ухо, тот натянул шорты и футболку, вышел из купе и почти сразу вернулся, ведя на поводке огромного сенбернара. Пес сразу же начал принюхиваться, затем потянулся носом к Светиной промежности, обнюхал ее и лизнул. Света подалась ему навстречу, широко разведя ноги, и с тяжелым выдохом, кончила. – Теперь ты! – приказал Ринат. Пса оперли передними лапами о столик, Света, став на колени, коснулась языком собачьего члена. Пес задергался, но его утихомирили, Свету развернули, пса пристроили сзади, его член скользнул в скользкое, разработанное влагалище, и пес яростно заработал им.

     Света сначала не чувствовала его внутри, но затем член пса вдруг начал распухать, и так распер влагалище, что одновременно коснулся всех чувствительных зон внутри, вызвав такие сладострастные ощущения, что Света закричала от оргазма, чего до этого с ней никогда не случалось. – Так вот почему собаки сразу не могут разойтись! – поняла Света. Пес кончил, соскользнул с нее на пол. Света разогнулась, из нее тут же полились потоки собачьей и человеческой спермы. Матвей подставил под них стакан, который наполнился почти на треть. Он долил его вином до верха, протянул его ей, и она, все сильнее возбуждаясь, улыбнулась ему, и выпила все до дна. Все существа мужского пола отдыхали, а возбуждение все нарастало.

     Света схватила со стола половину палки копченой колбасы, уселась на полку, широко раскинув ноги и, вонзив колбасу в пульсирующее влагалище начала орудовать ей, снова погрузившись в череду оргазмов. Она мастурбировала лежа, становилась на колени, поднимала ноги, затем, ввела колбасу в задний проход и кончала, кончала, тяжело выдыхая. – Света, а когда ты начала заниматься сексом? – подмигнув остальным, спросил Ринат. Свету как прорвало, и она взахлеб начала рассказывать, как она возбуждалась уже в шестилетнем возрасте, когда старшие девчонки вслух читали порнографические рассказы про барина и баню, как впервые случайно коснулась клитором крышки стола и испытала острые ощущения.

     Как привыкла и полюбила мастурбировать. Рассказывала про своего первого парня – Петра, который был старше и опытнее, как она позволили ему себя раздеть, но больше ничего. Про первого мужа, который трахал ее по восемь раз в день, но без подготовки и грубо, отчего она не кончала ни разу. Про то, как встретила почти случайно человека, которого полюбила, и, как впервые начала хорошо и сильно кончать с мужчиной. И, наконец, самое главное, но тайное и сокровенное – про сына. Представив, что сейчас она начнет рассказывать посторонним людям об этом, она впала в затяжную череду оргазмов, и только желание как можно скорее поведать им эту тайну, помогло ей немного успокоиться.

     Как-то она заметила, что штаны ее двенадцатилетнего сына спереди оттопыриваются в течение больше часа, а он сам вот-вот расплачется. Она подошла к нему, поцеловала и спросила в чем дело, он действительно расплакался и рассказал, что пацаны из его класса принесли в школу фотографии, как он сказал, “голых теть”. Все рассматривали их, а у него пися стала большой и твердой и не ложится. Только – только станет ложиться, он сразу вспоминает фотографии, и пися снова встает. Сын взрослеет, поняла Света, надо что-то делать. Она спустила ему штаны и увидела уже довольно приличных размеров стоящий член. – Если у тебя так бывает, надо делать вот так – и она стала мастурбировать ему член.

     Сын напрягся, член задергался в ее руках, и на ее подставленную ладонь брызнуло несколько прозрачных капелек. – Ну, как? – спросила она – Приятно! – отозвался он. Она с удивлением заметила, что его член так и остался стоять. – Теперь попробуй сам – Он взялся за член пальцами и начал двигать ими по головке. Прошло чуть больше времени, член снова задергался, и снова появились прозрачные капельки. – Приятно! – снова сказал он, посмотрев на нее. – Только ты никому не должен рассказывать про это! – сказала она, а то накажут и тебя и меня. – Да никому я не собираюсь рассказывать! – буркнул он. Прошло некоторое время – около двух недель. Как-то сын подошел к ней, его штаны снова оттопыривались спереди. – Мам, поделай мне ты – попросил он – когда ты делаешь, приятней. – Она хотела возразить, но не стала. – Иди в спальню – сказала она ему – я сейчас приду. В спальне она полностью раздела его, положила на кровать. Член его стоял как телеграфный столб. Она слегка размяла его в руках и начала мастурбировать. Глаза сына наполнились блаженством. Она почувствовала, как член начинает напрягаться. – Мам, побыстрее! – попросил он. Света ускорила движения, и член его задергался, выбрасывая капельки пока еще прозрачной спермы. – Тебе хорошо, котик? – спросила она – Да! – выдохнул он – Еще хочу! – Она посмотрела на него и снова начала движения. Теперь ей пришлось двигать рукой дольше. Оргазм снова потряс его тело. – Хорошо и приятно! – прошептал он. Потом он повернулся набок и заснул. Она с нежностью укрыла его одеялом. Прошло несколько недель. Она еще три раза удовлетворяла сына, мастурбируя его член. Она рассказала ему, что его приятные ощущения называются оргазмом, и то, что для достижения оргазма надо “кончить”. Как-то он подошел к ней спросил – Мам, а кончают только мужчины? – Нет, котик, сказала Света – женщины тоже кончают. – А как они это делают? – спросил он – У них же нет члена! – Света задумалась. – Он ведь все равно узнает. Только его знания будут почерпнуты ну улице, все это будет преподнесено в грубой и циничной форме, корежащей психику. – И она решилась. – Подожди здесь! – сказала она и вышла из спальни. Раздевшись в другой комнате, она вошла к нему. Увидев ее голой, он побагровел и вытаращил глаза, рассматривая ее. – Смотри, котик – вот чем женщина отличается от мужчины. – Она села, раздвинула ноги и показала ему промежность. Когда он увидел ее, член его задергался в конвульсиях оргазма. – Бедненький! – сказала она, – Подожди! – она начала мастурбировать его член. Кончил он почти сразу, но член так и не лег. Он схватил его рукой и начал яростно мастурбировать, глядя на нее. – Давай, давай, котик! – произнесла она. – Вот как кончают женщины, смотри – и она начала мастурбировать клитором. Кончили они одновременно. Оба посмотрели друг на друга затуманенными глазами, и Света ощутила такое чувство, будто они занимались любовью! Через несколько недель сын подошел к ней и, помявшись немного, спросил – Мам, а что мужчина и женщина делают вместе? Вот так, как мы смотрят друг на друга и кончают? – Света поняла, что сказав А, надо обязательно говорить Б. Она снова разделась, села на кровать, раздвинула ноги и сказала – Видишь вот это место, котик? – Да! – выдохнул он – Оно называется влагалище, мужчина вкладывает сюда свой член и начинает двигать его взад-вперед. Женщине и мужчине одновременно становится приятно, и они вместе кончают. – Мам, давай попробуем! Прошептал он. – Света лихорадочно обдумывала ситуацию. С одной стороны это было страшно, а с другой стороны она не могла представить себе, что сын будет просить другую женщину. Одна только мысль об этом почему-то вызывала бурную вспышку ярости. И она решилась! – Раздевайся, котик! – хрипло сказала она. Сын тут же сбросил одежду. Его член буквально смотрел вертикально вверх. Света не решилась положить его на себя. Это было как-то слишком интимно. Она встала, повернулась к нему спиной, наклонилась, попросила его подойти поближе и, взяв его член в руку, ввела его себе во влагалище. – Как тепло и приятно! – озадаченно прошептал он. – Возьми меня руками за бедра – сказала она ему – А теперь двигайся! Нет не так, вот так! – она помогла ему найти правильные ритм и амплитуду. Он двигался долго. Наконец он остановился – Ты кончил, котик? – спросила Света – Четыре раза! Шепотом ответил он. Сама она ничего не почувствовала – сказалась, видимо психологическая нагрузка. Но мысль о том, что ее котику было хорошо и приятно, согрела ее. Она выпрямилась, обмякший член выпал из влагалища, Она повернулась к нему, прижала его к себе и крепко поцеловала.

Страницы: [ 1 ]