Приключения 4

     
После нашей поездки в деревню я стала рабыней своих подруг. Теперь я живу на квартире у Наташи. У меня есть своё место в маленькой комнате в месте с её собакой “Мухтар” догм чёрного цвета. Наташа живёт одна в трёх комнатной квартире и когда к ней приходят гости которые не знают о её новой сучке, то есть что я теперь обслуживаю её пса, Наташа попросту закрывает меня на ключ.

     В мои обязанности входит: следить за псом, кормить его и купать, и что самое приятное и одновременно унизительное – это давать себя трахать ему. Я постепенно так вошла во вкус, что теперь и представить не могу как раньше я жила без этого. Во всём этом есть конечно и отрицательные стороны, я не имею свободы. Постоянно нахожусь в квартире, и только когда девчонки едут за город на вылоску берут нас с собой. Там меня пристёгивают цепью к ошейнику Мухтара за колечко в клиторе, и таким образом пес меня выгуливает. Мне приходиться постоянно держать цепь в руке, чтобы он не вырвал колечко.

     Девчонки всячески меня унижают, заставляя вытворять со своим телом и половыми органами разные “извращения”, к стати мне почти всегда это приятно. Иногда они заставляют меня есть свой или чей то ещё кал. Это очень противно, но стоит мне не подчиниться, как меня наказывают очень строго.

     Мне обвязывают груди у основания верёвкой, так сильно что они становятся синего цвета, а затем перебрасываю верёвку через толстую ветку и поднимают меня так, чтобы я с трудом могла стоять на носочках. Боль которую я испытываю очень сильная, но не кого это не интересует. На последок по грудям и ягодицам меня бьют розгами. Это наказание длиться не больше пяти минут, но вполне достаточно, чтобы подчинить меня. Такому наказанию я подвергалась всего два раза и больше мне не хочется. По этому когда мне приказали вылизать Мухтару его зад после того как он опорожнился мне на груди я с готовностью выполнила это. Мой язык стал проникать в его анус и я стала старательно вычищать его. Девчонки крепко его держали, видно ему эта процедура не очень-то нравилась. Мне разрешили помыться в озере и я пристёгнутая к Мухтару бросилась в воду. Мухтар стал бегать по берегу, а я кое как одной рукой стала вымывать своё тело, а второй держала цепь.

     Наташа захотела чтобы я отдалась его собачке и мне пришлось снова (с большой радостью) сосать его член, а когда он встал то подставила ему свою пиздёнку. За несколько недель мне удалось полностью научиться получать удовольствие от того что во мне орудует собачий член, он очень часто выскакивает из меня но быстро поправив его, я снова получаю уйму удовольствия. Его лапы исцарапали мне всю спину и рёбра, но это только усиливает возбуждение. А наблюдающие девчонки меня совсем не смущают. К тому же им это немного поднадоело, так как наше спариванье происходит всегда одинаково.

     Однажды когда я с Мухтаром была в нашей комнате мне захотелось от скуки заняться мастурбацией. Я легла на спину и развела ноги в стороны, мои пальчики нырнули в раздрочинную вагину, которая принимала в себя всё что угодно, в след за пальчиками там скрылась и моя рука. Я стала проворачивать её тем самым вызывая сильное возбуждения. С моих губ стали срываться стоны , которые постепенно усиливались. И в этот момент сильная боль пронзила мой клитор. У меня перехватило дыхание. Я увидела Наташу стоящую надомной в красивом платье с накрученной на руку цепью, она тянула её в верх заставляя меня приподнять свой таз в след за натянутым клитором.

     – Ты что сучка делаешь? У меня гости а ты тут дрочишь себя. Ты мне за это ответишь.

     – Прости меня, я больше не буду.

     – Конечно не будешь. Просто не сможешь.

     Она вышла из комнаты и я услышала как она с кем-то разговаривала. Через минут десять она снова вошла и приказала лечь на спину и прижать ноги к груди. Она мне связала руки под коленками чтобы я не могла выпрямиться и тут я увидела в её руках иглу с шёлковой нитью. В моей голове пронеслись разные мысли. Наташа сняла свои трусики и засунула мне их в рот, в место кляпа. Затем она оттянула половые гудки в перёд и я поняла что она будет делать.

     Игла вонзилась с трудом в мою плоть. Но боль была не та что я ожидала, ощущение как бут-то что то очень горячее протыкает меня. Медленно нить протягивалась через губки сшивая их так чтобы я не могла подрочить себя. Боль была слишком сильной чтобы я могла её стерпеть! Я пыталась кричать но тщетно:.

     Очнулась я только на следующий день лёжа на боку и всё также связанной. Мухтар как всегда спал рядом. Я ощутила что мои руки свободны и попыталась выпрямить ноги. Но тут же ощутила резкую боль. Я сразу не поняла и попыталась понять в чём дело. Это болели соски. Наташа пока я была связана сшила соски таким образом что нить проходила под коленками и я не могла освободиться. Соски были воспаленными и сильно вытянуты в месте с грудью которая по бокам ног плотно прижималась к ляжкам.

     Дверь раскрылась и в комнату вошли все “подруги”.

     – Нечего себе, Наташка ты что сдурела?

     – Да а ты думаешь мне хочется чтобы кто то вошёл сюда на её стоны и увидел всё это. И что я ему тогда скажу, как объясню, что эта сучка для моего Мухтарчика.

     – Ну также нельзя тоже.

     – А почему, Наташа права, она и так постоянно кончает сколько ей влезет, надо чтобы она могла трахаться когда нам этого захочется, а не когда ей вздумается.

     – Оля ты что то придумала?