Проститутки Екатеринбурга

Предательница (часть четвёртая)

     Марта подошла к двери и крикнула Василия. Тот появился незамедлительно, и вытянулся по стойке “смирно” перед офицером.

     -Позови фрау Ульрих, и приведи следующую для наказания – приказала она.

     Василий моментально пошёл исполнять приказание. Невзирая на хромоту, он делал всё весьма проворно. В дверях появилась пожилая мед сестра и молча смотрела на Марту.

     -Как там Лобанова – жёстко спросила Марта – её можно дальше допрашивать?

     -Ни как нет, фрау Лейтенант – ответила Ульрих – только завтра, но по полной программе!

     -Хорошо, принесите этим – она показала пальцем на стоящих на коленях девушек – что-нибудь накинуть, и можете дальше заниматься этой коммунисткой – зло закончила офицер и пошла к столу. Она натянула на руки длинные лайковые перчатки и взяла в руки плётку. Начала ходить по подвалу, поглаживая инструмент рукой в перчатке.

     В это время Василий с Алексеем завели в помещение девушку. Она была худощава и высокого роста. Волосы у неё были длинные, заплетённые в толстую косу, до поясницы.

     Девушки стояли по середине комнаты, и внимательно следили за происходящим. Марта подошла к девушке и, приподняв её подбородок, посмотрела ей в глаза. Потом повернулась к девушкам и спросила…

     – Ну что мы будем делать с этой красавицей? – обратилась она к Марине и Лене.

     Девушки молча смотрели на Марту, боясь, сделать что либо не так.

     -Я вас спрашиваю – рявкнула немка и, подойдя к девушкам, хлестнула обеих по спинам плёткой.

     Девушки вскрикнули и скороговоркой, перебивая друг друга, заговорили…

     -Накажите не сильно, она больше не будет или как считаете нужным, выпорете её или по пяткам.. – мямлила Марина.

     -Наверно нужно её выпороть и и ….и – говорила Лена.

     -И что!!?? – опять рявкнула Марта, глядя на Лену – что? я тебя спрашиваю?

     -Не знаю фрау Марта – сквозь слёзы сказала Лена.

     

      В это время зашла фрау Ульрих с двумя арестантскими, полосатыми халатами и двумя парами пробковых сланцев. Она остановилась у двери и смотрела на офицера. Марта кивнула головой. Ульрих подняла девушек с колен и протянула им халаты. Потом собрала их одежду и удалилась к себе.

     Марта подошла к столу, взяла лежащую там бумагу, и начала читать.

     -Так , так, так… – проговорила она, глядя на приведённую девушку – ты облила офицера супом, свинья!

     -Я нечаянно, я споткнулась, я не хотела…. – оправдывалась девушка.

     -Лейтенант, по твоей милости, лечится от ожога, сучка криворукая…..

     -Да суп был не очень горячий… – начала плакать арестованная.

     Марта резко подошла к ней и влепила ей звонкую пощёчину. Девушка отпрянула назад и закрыла лицо руками.

     -На лавку её!!! – завопила Марта.

     Алексей с Василием подхватили девушку и уже почти уложили, когда офицер жестом остановила их. Они замерли, держа плачущую девушку, за вывернутые назад руки.

     -Нет, подвесьте её к потолку, за ноги.. – скомандовала она.

     Алексей начал орудовать с верёвкой, а Василий продолжал держать орущую и отбивающуюся жертву..

     -Послушай Алевтина, ты зря так расстраиваешься, наказания тебе всё равно не избежать, так отнесись к этому спокойно – проговорила Марта. Но Алевтина продолжала орать и сопротивляться.

     Палачи повалили её на пол, завязали ей руки за спиной к ошейнику, который одели на неё, ноги стянули ремнями в коленях и в щиколотках. К нижнему ремню привязали веревку идущую от блока на потолке. Когда Василий начал крутить лебёдку, приделанную к стене, Алевтина, извиваясь, повисла вниз головой. Верёвка как раз проходила между ступней девушки, и Алексей туго привязал большие пальцы её ног к верёвке. Получилось, что Алевтина вытянула носочек. Ступни у девушки были большие, широкие, с широкими пятками и длинными пальцами. Большие пальцы были немного искривлены, и по бокам суставов выпирали косточки.

     Марта подошла к наказуемой, и провела перчаткой по её спине и ягодицам. Потом показала Василию, что бы он поднял её выше. Марта подошла к девушкам и протянула плётку Марине.

     -Ну, покажи, как ты хочешь искупить свою вину перед великой Германией – с пафосом сказала она – накажи её – Марта ткнула пальцем в Алевтину.

     -Я, я … не могу, я не уме….у меня не получится ..- попятилась назад Марина.

     -Тогда ты! – протянула немка плётку Лене.

     Лена замотала головой, в мольбе сложила руки на груди и заплакала.

     -Ладно, раз вы у меня такие нежные, я увеличу ей наказание, вместо двадцати плетей она получит сорок, а вместо двадцати пяти палок по пяткам, которые я собиралась дать ей завтра, она получит пятьдесят и сегодня. Если эта тварь сдохнет, виноваты, будете вы, сучки красные.

     -Ну! – прошипела Марта – кто?

     Девушки плакали и отрицательно мотали головами. Алевтина продолжала кричать и извиваться на верёвке.

     -Успокой эту тварь!!!!!! – заорала Марта на Василия.

     Палач отвязал руки девушки от ошейника, и привязал их к кольцу, вделанному в пол, После чего повернул лебёдку, натянув Алевтину между полом и потолком. Василий собирался , было, заткнуть ей рот кляпом, как немка остановила его жестом.

     -Не надо, пусть орёт, начинай, Алексей! – скомандовала Марта.

     Палач, с идиотской улыбкой, взял плеть, откинул назад засаленные волосы и размахнувшись ударил жертву по ягодицам. На коже моментально взбух красный рубец. Во время второго удара, кончик плети попал прямо по половым губам девушки. Алевтина истошно орала. От её крика звенело в ушах. Она крутила и трясла головой во все стороны. Её лицо сильно покраснело. Удары сыпались один за одним, методично по всему телу. Кончик плети попадал по животу, по груди и по промежности. На пятнадцатом ударе девушка потеряла сознание. Марина с Леной, стояли позади Марты и рыдали. Василий позвал фрау Ульрих и та привычно начала приводить наказуемую в чувство. Вся спина и ягодицы Алевтины были в рубцах, из разбитых сосков сочилась кровь.

     – Сейчас с ней закончим, и вы получите каждая, по столько же – сказала Марта, повернувшись к перепуганным девушкам.

     Ужас в глазах Лены поразил даже Марину, она отошла от неё на шаг и думала, что та упадёт в обморок.

     -Я…..я .я согласна, фрау Марта, я согласна!!!! – вдруг заорала Лена.

     Она упала на колени, обхватила ноги Марты руками и начала целовать её сапоги. В это время Алевтину привели в чувство, и экзекуция продолжилась. Комната опять наполнилась воплями несчастной. Марта отпихнула сапогом Лену, и та, рыдая, упала на пол.

     -Или обе, или накажу – прошипела немка.

     Марина тут же упала к ногам Марты и то же начала целовать сапоги.

     -Я то же согласна – рыдала она.

     Марта остановила порку на двадцатом ударе.

     -Принесите станок для пяток, позовите Ульрих, закройте дверь и убирайтесь – скомандовала она палачам.

     Палачи принесли широкую деревянную доску, примерно в половину человеческого роста. Она была достаточно тяжёлая. Вся поверхность была усыпана торчащими металлическими шипами. С одного конца к ней была приделана п – образная металлическая конструкция примерно в метр высотой, а с другой три кожаных ремешка. Они поставили это на пол и удалились, закрыв двери.

     -Так что вы не передумали, крошки мои – спросила нежным голосом Марта, подойдя к девушкам и по очереди слизывая слёзы с их щёк. Девушки отрицательно замотали головами.

     -Тогда приступим!

     В камеру зашла фрау Ульрих, она была в своём халате, но не в туфлях, а в пробковых сланцах на босу ногу.

     Марта подошла к Алевтине и стала смотреть на её грязные, от хождения босиком, ступни. Девушка продолжала висеть и рыдала, бессильно свесив голову. Марта приподняла её голову за косу, села на корточки и смотрела в лицо жертвы.

     -Ты поняла свою вину – спросила немка. Девушка закивала головой, не в силах говорить .

     -Ты хочешь ещё плетей – продолжала Марта. Алевтина сильно закрутила головой и попыталась с мольбой смотреть в лицо офицеру.

     -Ты будешь мне докладывать про всех в вашем ресторане?

     Девушка утвердительно закивала головой.

     -Но наказание надо закончить, благодари этих красавиц, что они пощадили тебя!

     Несчастная, мыча и плача, опять закивала головой. В это время Ульрих приказала девушкам смыть грязь с подошв Алевтины. Что те быстро исполнили.