шлюхи Екатеринбурга

Поступок. Часть 1

     Я не отморозок. И то, что я сделал скорее попытка показать этой женщине, чего я был лишен по ее милости. Впрочем, мне ни кто не судья. О сделанном я не сожалею. В конце концов, именно это расставило все по местам.

     Итак о себе. Зовут меня Владимир. А фамилия моя слишком известная, что бы ее называть, как говорил один киношный персонаж. Работаю я в одной нефтедобывающей компании. Мотаюсь по скважинам когда нужно, но большую часть времени протираю штаны в офисе. На жизнь хватает. Мои родители встретились на одном из корпоративов нашей компании. В числе приглашенных были иностранцы. Для общения с ними и потребовался переводчик. Это была моя мама. Скорее это было случайность, что выбрали именно ее. А может дело в деньгах, которые прижимистые менеджеры экономят, что бы потом промотать их в казино. Мой папа, молодой специалист подающий надежды, был помощником руководителя группы, работающей с иностранными партнерами. И нет ни чего удивительного, что они познакомились и стали встречаться.

     Свадьба была скорой. Потом родился я. Случилось это очень не своевременно. Маме по выходу из декретного отпуска, стараниями папы она устроилась в его же фирму, предложили работу за рубежом. Папа к тому времени перешел работать в один из офисов фирмы. Лишь изредка он выезжал на точки. Это когда требовалось присутствие авторитетного специалиста. Моя милая мама дала согласие на работу, особо не отягощаясь, что оставляет кроху сына одного. Меня воспитывали папа и дед. Детство мое было и суровам и интересным. Иногда отец брал меня с собой на точки, если начальство разрешало. И быт нефтяников я познал рано. Как ни странно мне понравилось. Понравился запах нефти, запах степи или тундры.

     Суровость мест нефтедобычи, люди. А потом пришли какие то дядьки, адвокаты, пояснил мне потом отец и я узнал, что мама не хочет жить с нами. Я давно ее не видел. Общались больше по Скайпу. Когда я узнал, что мама не приедет к папе, я долго плакал. Папа объяснил мне, что у мамы появился другой папа, но она все равно любит меня. Просто не хочет встречаться с ним. Я видел, как переживает мой папа. Порядочный и благородный человек. Дед выразился про мою маму словами, которые я слышал иногда на буровых, но значения которых еще не знал. Хотя и запомнил, что бы козырнуть ими во дворе. И было мне тогда пять лет.

     Время пролетело быстро. Я вырос, окончил школу. По настоянию деда отслужил в армии. Для внутренней закалки, так выразился дед. Потом институт. С мамой я продолжал общаться по Скайпу. После замужества, она оставила работу и жила в свое удовольствие. Она была красива. И я понимал отца, который не хотел жениться второй раз. Я помню, как однажды в детстве, после разговора с мамой, попросил отца: “Пап, давай выбросим компьютер. ” Мне было до слез обидно, что она ни разу не приехала ко мне. И общение по Скайпу, совсем не то, что нужно ребенку. “Устами младенца глаголет истина!”-отозвался дед-“Долой прошлое! Пора жить настоящим. Пора забыть эту стерву, Андрюша. Памятью жив не будешь и прошлое уже далеко, чтобы о нем все время помнить. ” “Ну, ты то живешь, пап. Ты же не забываешь маму. Ты до сих пор перед сном с ней говоришь. Рассказываешь о нас. ” Дед смутился. Это была его тайна, о которой мы знали, но до сего дня не говорили об этом. “Твоя мать, сынок, не бросила тебя. Она любила нас. Любила жизнь. И отдала свою, защищая жизни других людей. Только во имя этого стоит помнить ее. “-отвечал дед. Он поднял лицо вверх, обтер его руками и добавил. “Однажды мы снова встретимся. ” Вот такая вот семья однолюбов.

     Благодаря отцу, я устроился на работу в ту же компанию, где работал и он. Хорошая работа, хорошие деньги. Пока молодой, кататься по буровым интересно. Подумывал о женитьбе. У папы в секретаршах была одна девушка. Светлана. И по моему, я ей нравился. Однажды, когда я был на точке, к нам приехала машина. Нам было известно о взрыва и пожаре на соседнем участке, поэтому решили, что соседи приехали просить помощи. Я не узнал папу. Передо мной на носилках лежала головешка, которая по каким то причинам еще жила. Отец был в сознании. Его глаза смотрели на меня спокойно и умиротворенно. Он знал, что умирает. Знали все. Я чесал бороду, стараясь сдержать слезы.

     Его старый товарищ, положил свою руку мне на плечо. “Володька! Эх!!!”-рубанул воздух он рукой. Папу хоронили пышно. Он был на хорошем счету и его многие хорошо знали. Дед молчал все то время, пока отец лежал в морге. Молчал и на похоронах, так же молча принимая соболезнования. И только вечером, по своему обыкновению, разговаривая со своей покойной женой он заплакал, как умеют плакать только старики горько и тоскливо: “Прости меня, Лероча, не уберег я Андрюшу. Прости родная. Вы теперь вместе. Вам там хорошо. Господи, за что?! ! Зачем ты оставил меня жить? Андрюшенька, сынок, это меня ты должен был опустить в землю. Лерочка!” Последнюю фразу дед говорил шепотом. От таких слов во мне все перевернулось. Что за судьба у нас с этим человеком? В молодости он потерял любимую жену, теперь дожив до старости потерял сына.

     Я с малых лет жил без матери. А сейчас и вовсе осиротел. Ночью у деда случился сердечный приступ и его увезли в больницу. Мне предоставили отпуск. Я занялся переоформлением документов. В этом мне помогла Светлана. Она же навещала деда в больнице. В один из вечеров, раздался сигнал вызова по Скайпу. Это оказалась мама. Бодрым голосом она сообщила, что наконец то сможет выбраться ко мне. И прилетит она завтра. Она еще не знала о смерти отца. И я не сказал. Да похоже ей это было не сильно важно. Мы договорились встретиться вечером в ресторане.

     После всего произошедшего, готовить совершенно не хотелось. Поэтому и пригласил маму в ресторан.

     В ресторане было шумно. Гуляла молодежь. Я сидел за столиком ожидая маму. Дверь открылась и вошла невысокая женщина. Шатенка с короткой стрижкой. Красивое, холеное лицо, немного подведенные глаза, чувственный рот, красивый подбородок. Стройная фигура в облегающем платье. Красивая грудь, Ноги открытые выше колен в колготках телесного цвета. Фиолетовое платье с отливом подчеркивало ее женственность. Туфли на высоком каблуке подчеркивали совершенство ее ног. Выскочившему к ней на встречу официанту сказала: “Меня ждут. ” Ее голос был низковат, но обладал таким чарующим окрасом, что можно было заслушаться. Она пошла в мою сторону походкой самки. Грациозно и легко. За соседним столиком замолчали. Да, теперь я понимал папу! Найти еще одну такую вряд ли возможно. Мама подошла к моему столику. “Здравствуй Володя! В жизни ты красивее, чем по Скайпу. “- сказала она, присаживаясь на стул, заботливо подставленный официантом. “Как живешь, как папа, дед? Ты уже сделал заказ?”-она произнесла это ровным, спокойным голосом. Голосом человека, который выучил текст. Пока нам сервировали стол, я молчал. Мама подняла бокал с вином: “Со свиданьицем, сынок!” “Папа погиб недавно. Дед в больнице с инфарктом. Я здоров. Что то еще?”-ответил я. Пить с этой женщиной, погубившей моего отца не хотелось.

     Мама вздрогнула. Ее глаза расширились. “Андрей погиб? Я не… Мне ни кто… Прости сынок, я не знала. И ты мне ни чего не сказал. “- начала она. “Разве кому то интересно жизнь моей семьи. Мир не перевернулся и солнце не погасло. Кого еб… т чужое горе?”-добавил я. Мы ели в тишине. Мама не смотрела на меня, но я заметил, как блестят ее глаза. Она заказала еще вина. Когда мы закончили, она была достаточно пьяна, но держалась молодцем. “Можно, я поеду с тобой?”-спросила она и добавила-“Хочу еще раз увидеть что оставила. ” Я не возражал. Мама остановилась в гостинице, поэтому риск, что она захочет остаться у меня был минимален. А оставлять ее на ночь мне не слишком хотелось. Мы приехали домой. Мама вошла в квартиру.

     “Да! Здесь ни чего не изменилось. Все та же мебель. Твоему отцу следовало бы поменять обстановку. “-начала она менторским голосом. Я взбесился: ” Не трогай отца. Он любил тебя все это время… ” “Его ни кто не заставлял этого делать. Это его выбор. Если я и виновата, то только перед тобой. Я была плохой мамой, но постараюсь это исправить. “- она говорило это голосом обвинителя, а не кающегося. Кровь ударила в голову. Эта тварь приехала обвинять, а не молить о прощении? Я схватил ее за волосы левой рукой и дернул вниз. Мама взвизгнула и встала на колени, хватая меня за руку. Правой я расстегнул ширинку и извлек от туда свой член. “Тогда тварь, соси прощения. “- проговорил я. Я увидел, как испугалась мама. Она переводила взгляд с моего лица на мой член и обратно. “Ты, что себе позволяешь? Я твоя мама, а не девка!”- завизжала вдруг она.

     Я замахнулся на нее. Она вся сжалась в ожидании удара. “Соси, тварь!”-заорал я на нее. Она закрыла глаза и открыла рот. “Без рук, сука!”-добил ее я. Она языком подхватила мой член. Подержала его так немного, а затем ее голова двинулась вперед, поглощая его целиком. Ее чувственный рот принимал мою плоть. Я чувствовал упругость губ на своем стволе. Она умела делать минет. Научилась должно быть за границей. Я положил ей на голову свои руки, задавая темп. Она не стала возражать. Наверное ей это нравилось, так как, я чувствовал, что она именно сосет, а не берет в рот. В коридоре стояло зеркало и я мог видеть этот процесс со стороны. Обалденное зрелище!

     Моя мамочка и стоя на коленях была красива. Ну, а уж с членом во рту… Есть какая то магическая прелесть в зрелых женщинах. Вот и сейчас я смотрел на маму сосущую мой член с наслаждением. Я достал телефон и пользуясь тем, что мамины глаза были закрыты, сделал несколько снимков. Как сверху, так и в отражении. Несколько раз, я с силой надавливал маме на голову, стараясь пропихнуть свой член глубже в рот. Она позволила мне это сделать. Такое мне еще ни кто не делал. Я излился ей в рот.