шлюхи Екатеринбурга

Последствия майской грозы. Часть 1

     Предыдущие события описаны в рассказе “Последствия ракетной аварии”. С первой своей любовницей соседкой Ксюшей я расстался, она улетела в очень далекую страну. Сильно расстроенный я вернулся из аэропорта домой. На балконе была маленькая рыжая девушка.

     – Здравствуй Миша, меня зовут Света. Ксения Степановна сдала нашей семье квартиру, и теперь я буду твоей соседкой. Ты мне свои ракеты покажешь?

     Красивые зеленые глаза смотрели на меня явно доброжелательно, хотя и слегка настороженно. Она мне мгновенно понравилась. Я почти засмеялся, на прощание взрослая Ксюша посоветовала мне познакомиться c моей ровесницей, а она уже была тут как тут.

     – Откуда ты знаешь про ракеты? – улыбнулся я.

     – Ксения Степановна рассказала, когда мы квартиру смотрели. Она о тебе очень хорошо отзывалась, – улыбнулась Света.

     Одна из маленьких моделей была готова, и я решил, не откладывая ее продемонстрировать. Запуск я обставил торжественно, мы надели прозрачные маски, отошли в дальний угол балкона, разделили обязанности. После предстартового отсчета Света нажала на кнопку пуск, а я фотографировал дымный след. Малышка отработала безупречно, сначала она летела прямо, потом пошла над лесом задуманным зигзагом. Светины груди сначала прижимались к моей спине, потом резко отстранились. Когда дымный след скрылся в лесу, я к ней повернулся. На розовом личике отчетливо проступили веснушки.

     – Мне понравилось! Давай еще! – Света стащила маску.

     Готовых ракет у меня больше не было.

     – Может быть, мы пообедаем или уже пора ужинать? – предложил я.

     – Может быть тут неуместно! Я очень есть хочу, мы с утра крутились c переездом, родители уехали меня в школу пристраивать и по своим делам.

     Балкон у нас был один на две квартиры. Мы прошли через мою комнату. Я показал Свете полку с большими ракетами и поставил разогреваться обед, у Светы спросил:

     – Умеешь салатики делать?

     – Умею, – гордо ответила она, я вручил ей фартук и показал, где и что лежит в холодильнике.

     Салатик оказался отличным, обед вкусным, немного винца еще выпили за новоселье. Посидели, поболтали. Оказалось, что Света тоже заканчивает девятый класс.

     Потом мы устроились на балконе. Еще раньше я заметил, что Света вздрагивает и краснеет, когда наши руки случайно соприкасались. Я попытался ее обнять, она вздрогнула, мягко убрала мою руку и виновато посмотрела. Мысленно я стал называть ее недотрожкой. Мы любовались лесом, на который надвигалась грозовая туча, и молчали. Стало темнеть.

     Зазвонил телефон в Светиной квартире. Мы быстро прибежали. Света успела схватить трубку. Она слушала и произнесла только две фразы:

     – Меня Миша покормил, – и через некоторое время, – наш сосед, он мне понравился.

     Еще некоторое время она послушала трубку, повесила ее, покраснела и укоризненно на меня посмотрела.

     – Чужие разговоры не принято подслушивать. Крупная авария на металлургическом заводе, мама с папой сегодня, скорее всего не приедут, – и виновато добавила, – я пойду спать? А где твои родители?

     – Я заброшенный ребенок, у них сплошные командировки.

     – Так это ты сам такой вкусный обед приготовил?

     Я гордо кивнул. Я любил готовить, и блюда у меня были не совсем простые.

     – Это замечательно, мама с папой тоже с аварии на аварию ездят. Они в министерстве чрезвычайных ситуаций работают. Будешь меня кормить. Я только салатики хорошо готовлю и пироги пеку. Завтра давай зарядку вместе делать. Я ваш лес не знаю, а мне надо пробежать пять километров.

     – Давай, а ты спортсменка? – удивился я, мне в голову никогда не приходили мысли о зарядке.

     – Я занимаюсь каратэ!

     – И какой у тебя пояс? – уважительно спросил я.

     – Никакого нет, я изучаю каратэ для женщин. Это искусство одного удара, любой спортивный каратист меня побьет, я не умею защищаться в бою. Моя задача мгновенно вырубить пристающего придурка. Так, что ты сможешь делать только то, что я тебе позволю, – улыбнулась Света.

     – А что ты мне позволишь? – заинтересовался я.

     Я совсем не ожидал, что эта недотрожка мне хоть что-нибудь позволит. Я и не хотел ничего. Несколько часов назад я расстался с моей первой любовницей Ксюшей. Она попросила ей никогда не звонить и не писать. Сердце у меня еще сжимала горечь разлуки. Света поцеловала меня в щеку, не вздрогнула и сказала:

     – Спасибо за прекрасный вечер, – и печально добавила, – уходи.

     На прощание я тоже поцеловал розовую щечку. Она снова вздрогнула!

     Я постелился у себя и остался сидеть на балконе. Началась необыкновенная гроза. Молнии били в какую-то вышку в лесу совсем недалеко. Вдруг раздался неимоверный грохот. Светино окно засветилось как-то по-другому.

     – Миша! – услышал я Светин крик.

     Я вбежал в ее комнату. По всей квартире мигали лампочки, в максимуме свет был ослепительным, одна взорвалась, телевизор светился каким-то неимоверным цветом. Я кинулся выключать любое электричество. Я представлял, что случилось, молния ударила в наш дом и повредила проводку. Когда я вернулся к Свете, она меня обхватила, повалила на свою постельку и шепнула:

     – Я боюсь Мишка!

     Она дрожала. При свете молний я хорошо разглядел, что она была в тоненькой ситцевой пижамке. Я прибежал в трусах. Света неимоверно сильно прижалась ко мне голыми грудками, пижамная блузочка была расстегнута. Я сразу понял, что это было от испуга, она просто не успела ее застегнуть до удара молнии. Гроза была долгая, то уходила, то возвращалась. Света прижималась ко мне. Когда молнии удалились, я уже пытался ее ласкать, Света меня оттолкнула:

     – Я совсем некрасивая и нечего меня жалеть! Я маленькая, рыжая и с веснушками. Кому я нужна? – Света в меня уткнулась и расплакалась.

     Когда всхлипывания ослабли, я разозлился, принес из своей квартиры большой фонарь на батарейках, включил, довольно грубо ее поднял, отвел к зеркалу и стянул пижамные штанишки. Она машинально через них перешагнула, потом сама скинула блузочку на пол и осталась совсем голенькой. В зеркале отражалась очень симпатичная фигурка.

     – Что в тебе некрасивого? – укоризненно спросил я.

     Настроение у Светы внезапно переменилось. Она стала смеяться:

     – Почти незнакомый парень раздел меня совсем голенькой, а я даже не подумала защищаться!

     Она подняла с пола пижамные штанишки и одела. Потом подняла блузочку, долго колебалась и надела не застегивая.

     – Пойдем на балкон, если папа застанет нас здесь, он тебя пристрелит из табельного оружия, ты погибнешь, а он свои дни в тюрьме закончит. Мне папу жалко!

     На балконе мы обнялись. По дороге Света ухитрилась захватить плед и нас укутала. Воздух после грозы рядом с лесом был очень свежим.

     Света разрешила ласкать рукой грудки, но решительно отказалась учиться целоваться.

     – У меня жуткие комплексы. Мама у меня красавица и старшая сестра тоже. По сравнению с ними я гадкий утенок. И еще я не выношу, когда до меня дотрагиваются. В пустом классе два придурка меня подловили и решили посмотреть, как девочки устроены. Один рот зажимал, другой трусики стягивал. Одному я руку прокусила, и нос сломала, а второй лицом стеклянный шкаф разбил. Так противно было кусать грязную руку! И кровью они пол мерзко закапали. Но капля благородства у них осталась. Когда учителя на шум прибежали, они сказали, что дрались между собой. А я тебе правда понравилась?

     – Правда понравилась, – честно ответил я и поцеловал горячую щеку.

     – Кажется, от комплексов я начинаю вылечиваться, – тихо засмеялась Света, – я уже не вздрогнула.

     В ее квартире включили свет, кто-то пришел. Я удивился, как быстро устранили аварию.

     – Не волнуйся, это мама. Не вздумай представляться, ты же в одних трусах сидишь.

     – Утенок, что происходит? – мама вышла на балкон.

     – Я целуюсь с нашим соседом Мишей, может у меня быть личная жизнь почти в шестнадцать лет?

     Мама хмыкнула и ушла.

     – Ах ты, врунишка! – возмутился я.

     – Честное слово я тебя поцелую, ты мне понравился, но не сегодня. Давай маму покормим, она же голодная. Ты меня так закрутил сегодня, я даже хлеба не купила. Только оденься.

     На моей кухне я приготовил омлетик, Света нарезала салатик, мы отнесли ужин маме, заодно и меня представили. Красавицей она оказалась неимоверной. По сравнению с ней Света на самом деле выглядела гадким утенком. Но я в этого рыжего утенка быстро влюблялся.