шлюхи Екатеринбурга

Последнее лето детства. Часть 6

     Они перминались с ноги на ногу, а Валерка уже, подхватив свою корзину, шагнул в воду и охая от холода стал переходить ручей.

     Наконец Сашка с Ленкой, повернувшись друг к дружке задницами, стянули трусы и последовали за Валеркой.

     Перейдя ручей дети стали быстро одеваться, стараясь не глядеть друг на дружку. Я заметил, что письки и Сашки и у Валерки были явно в тонусе, кабы не холодная вода в ручье, то вышлибы пацаны на берег с торчащими «антеннами». Домой вернулись к вечеру, младшие принесли по полной корзине, а мы с Наташкой едва по половине набрали — тут уж одно из двух или ебаться или грибы собирать, а если всё вместе — то можно и заебаться.

     Потом приехала Инга.

     За этот год она выросла в настоящую девушку. Бёдра расширились, под обтягивающими джинсами чётко обрисовывались все выпуклости и складочки попки, груди налились полнее — Инга теперь всегда носила лифчик, руки сами собой тянулись облапать это восхитительное девичье тело, что я не замедлил сделать при первом же удобном случае. При общении я заметил у Инги какую-то томность, она оставила свой прежний слегка покровительственный тон с постоянными подъёбками, перестала ржать как кобылица на всякую тупую хуйню, что я нёс для поднятия настроения компании, при разговоре любила заглядывать в глаза, что меня стршно смущало (не люблю когда вот так прямо смотрят в глаза) . Вот только трахнуть её не выпадало случая, бабка её была как часовой — под надзор оставили такую аппетитную девку, чтоб «чего» не случилось. Небыло счастья да несчастье помогло. Дед Инги, работавший пастухом умудрился свалиться с лошади (причём был абсолютно трезвый) и сломать ключицу, загремел дед почти на месяц в больницу в райцентр, в обязанности Инги вошло 2-3 раза в неделю ездить проведывать деда, бабка ездила редко — хозяйство держали большёе, а Инга к крестьянскому труду особой тяги не испытывала. Одну Ингу бабка отпускать боялась — топтать к остановке автобуса нужно было километров через лес 5 до центральной усадьбы колхоза, по этому набиться в провожатые было раз плюнуть, по мнению Ингиной бабки я был ещё мал, чтоб серьёзно угрожать «девичьей чести» — Инга была на пол-головы меня выше и более плотная.

     Встать, правда пришлось в 6, чтоб успеть на автобус, но всё вознаградилось на обратном пути. Райцентр был обычным Захлюпинском, которых на просторах Великого и Могучего были сотни, если не тысячи. Пока Инга развлекала деда пустыми разговорами я убивал время, слоняясь по городку (если помните — пойти поразвлечься в таких городках в те времена было решительно некуда) , рискуя нарваться на местных (таких же как и я) балбесов, которые, развлечения ради, вполне могли и по шее надавать, ато и «на клык» дать, слышал, случалось и такое, пацаны лет 13-15 довольно жестокие создания, спермак в уши уже давит, а в башке ещё ни грамма мозгов. Но всё обошлось. Автобус выгрузил нас около 2-х часов дня в пыльное пекло и мы потопали домой. Никакого опопутного транспорта не подвернулось, попутчиков тоже (я был этому страшно рад) . На пол-пути через лес проходил мелиоративный канал (советские власти активно осушали болота) , по случаю жаркой погоды шлюз на мостике был перекрыт, чтобы удержать воду на бездумно осушенных колхозных полях. Я ещё утром заметил, что воды набежало под самый верх, глубина достаточная.

     — Жарко блин. Искупаемся? Предложил я.

     — Давай. Согласилась порядком уставшая Инга. Про плавки и купальники никто, естественно, не заикался.

     Мы отошли от шлюза по-дальше, ещё кто по дороге переться будет, там было конечно мельче всего-то по пояс да безопаснее.

     Я разделся первый и бросился в прохладную воду и повернулся лицом к берегу. Инга успела снять блузку и, переступая ногами, освобождалась от своих узких джинсов. Ничуть не смущаясь, она завела руку за спину и расстегнула застёжку лифчика. Моему взору открылась пара восхитительных округлых сисек совсем не обвисших, как некоторых у тёток, из той дешёвой порнухи, кторую удавалось посмотреть. Мой бэн начал подавать «признаки жизни». Инга потянула вниз трусики и тут я увидел, что «там» неё совсем нет волос — гладкая кожа выпуклого лобка и в самом низу узкая щелка, как у маленькой девочки. А ещё я заметил, что на загорелом теле Инги нет белых следов от купальника, вернее кожа была немного светлее на тех местах где её закрывали трусики и бюстгалтер, но всёже не такая молочно белая как это обычно бывает. Выходит Инга где-то загорала совсем без ничего. Её лобок меня заинтересовал больше, я точно помнил, что в том году волосы «там» у неё росли довольно густо, в отличие от моего тогда ещё совсем безволосого лобка. В начале я подумал, что ей тоже вырезали аппендицит, но никаких следов свежего шва я не видел. Инга не спешила заходить в воду, закалывая волосы, чтоб не намокли и хитро поглядывая на меня.

     — Ну и куда ты так внимательно смотришь? Улибаясь спросила Инга осторожно входя в воду рядом со мной.

     — Э-э-это, а волосы куда подевались?

     — Где? Спросила она притвоно схватившись за свои волосы на голове.

     — Где, где… на пизде? Нашелся я.

     — Да так, выпали. Загадочно сказала она.

     — Это от чего? Вначале повелся я.

     — Слишком много трахалась. Рассмеялась она.

     Слово «трахаться» в тогдашнем нашем лексиконе встречалось нечасто, но я сразу догадался что оно означало.

     — У тебя, кстати, за год не много-то выросло.

     — Мне в больнице, сбрили всё нафиг, когда операцию делали, никак не отрастут.

     — Ну и как ощущения?

     — Какие?

     — Ну когда сбрили.

     — Да кололось потом и чесалось, прямо спасу не было.

     — Нужно было снова сбрить.

     — Нафига?

     — Ну чтобы не чесалось.

     — А тебе зачем сбрили? Догадался я.

     — Я сама, только не брила, а кремом.

     — Для чего?

     — А тебе разве не нравится? Спросила Инга как всегда внимательно глядя мне в глаза.

     — Н-н-не знаю, у тебя теперь вроде как у маленькой. Ответил я старательно избегая встречаться глазами с Ингой.

     — А ты посмотри как там гладко.

     Она взяла мою руку и положила на свой лобок. Даже под водой я ощутил гладкую бархатистую кожу и, проведя ладонью чуть ниже, нащупал узкую щель между складками больших половых губ, Инга слегка развела ноги, чтоб мне было удобнее. Ощущения были новые, щупать безволосую письку мне доводилось и раньше (в том году у Наташки тоже не фига не росло ещё) но сейчас было что-то другое. Раньше я не заострял внимание есть у девочки волосы «там» или нет, наличие волос свидетельствовало о взрослении а, значит, и потенциальной возможности соглачия на секс, просто, волосы часто мешали оральному сексу (именно потому я предложил дома Катьке удалить их, это был скорее эксперимент) , но сейчас меня это зацепило. В памяти всплыло как ещё в детском саду мы с одной девочкой, звали её Ирка, решили показать друг другу письки. Мы щупали гениталии друг дружки, кожа у девочки «там» была такая же мягкая и бархатистая, я тогда не догадался раздвинуть плотно сжатые большие половые губы и просто водил пальцем по щелке, именно тогда у меня была первая эрекция — Ирка взяла пальчиками мой пятилетний писюн и немного сжала, от этого он быстро затвердел и увеличился. Мы с Иркой тогда не могли взять в толк почему это произошло и решили больше не экспериментировать, испугавшись, что твердый писюн отломается. Дети, обычно, быстро всё забывают, если это не вызвало у них особых переживаний, так и я забыл этот эпизод из моего раннего детства. Сейчас, почемуто он всплыл в моей памяти. Кровь застучала у меня в висках, мой член приобрёл каменную твердость, я почувствовал, что кончик головки высунулся из воды. Вторя моя рука сама собой потянулась к восхитительным грудям девушки, я почувствовал их упругость и теплоту и как сильно бъётся её сердце. Я припал губами к её второй груди. Инга дала мне возможность немного поласкать её письку и грудь, а потом обняла меня за шею и впилась долгим поцелуем мне в губы, проникая языком в мой рот. Я ещё не с кем не пробовал таких поцелуев, с Катькой мы делали это по-детски неумело — губки бантиком. По началу я от неожиданного ощущения языка Инги у себя во рту попытался отстраниться, не понимая, что она собралась делать.

     — Дурачёк. Улыбаясь сказала Инга и положила ладонь на мой затылок, удержав мою голову на месте. Я стал отвечать, пытаясь проникнуть языком к ней в рот, руками я взялся за её мягкие ягодицы и прижался членом к её животу. Я стал тереться моим вздыбленным братцем о её живот. Какие то новые ощущения горячей волной нахлынули на меня. Это было не так как в лагере с теми молодыми сучками, ищущими новых ощущений, я ходил к ним, наверное, за компанию с Вовчиком, чтобы не показаться маленьким, с Катькой и раньше, прошлым летом с Ингой и Наташкой тоже не то, мы были просто ещё дети, нашедшие новые интересные игрушки. А сейчас всё было по-другому, я ХОТЕЛ Ингу, очень ХОТЕЛ, ХОТЕЛ не просто ласкать её тело, ХОТЕЛ не просто засадить ей поглубже. я ХОТЕЛ! ХОТЕЛ! ХОТЕЛ! ХОТЕЛ ОБЛАДАТЬ ЕЮ! ЛАСКАТЬ ЕЁ! ДОСТАВЛЯТЬ ЕЙ УДОВОЛЬСТВИЕ! Не знаю, врядли это была любовь, боюсь, я так и не смог кого-то полюбить по-настоящему, скорее это была просто страсть, до сих пор не могу понять, но такого больше не с кем потом не получалось.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки