Полный желудок и пустые яички. Часть 1

     – Димка! Подъём! – прокричал из кухни женский голос.

     В ответ тишина.

     – Димка! Ну вставай! Завтрак остынет, мне скоро уходить!

     Через несколько минут дверь в комнату Димки отварилась и на пороге показалась сорокалетняя женщина с недовольной гримасой на лице.

     – Ты так и будешь валяться? Вставай, а то завтрак остынет, будешь холодным есть.

     – Хорошо, тёть Галь, уже иду… – протянул сквозь дремоту долговязый подросток, который был бы не прочь понежится на кровати ещё час.

     Наконец Димка появился на кухне. Полусонный, одетый в одну майку и трусы, он встал у стола и начал протирать глаза. Голые ступни юноши мялись на холодном кафеле, оттопыренные трусы выдавали утреннюю подростковую эрекцию. Это сразу заметила тётя Галя, но никак не отреагировала на это.

     – Дим, ну опять босиком? Заболеешь! Пол холодный.

     – Не заболею…

     – Ладно, садись, сейчас буду тебя кормить да потом на работу собираться…

     Женщина запорхала у плиты и настенного шкафа с посудой, и через минуту на столе перед её племянником уже стояла тарелка с горячей кашей.

     – Ешь, приятного аппетита!

     – Спасибо, теть Галь!

     Как только Димка расправился с первым блюдом, тут же подоспело и второе от его тёти – яичница с беконом.

     – Ох, тёть Галь, ну куда столько?

     – Ешь, ешь! А то совсем исхудал, для молодого организма плотный завтрак не повредит… Дома у себя наверное мало кушаешь…

     – Ну да… Папа с мамой на работе с утра до ночи, где уж там…

     – Вот видишь! У меня ты не как у себя дома, ты на каникулах… Чтобы мой родной племянник ходил голодным весь день – нет, этого не будет… Кушай, зайка, кушай, – она поцеловала его в макушку, слегка потрепала по волосам и присела напротив через угол стола.

     Подперев голову рукой, женщина с любовью смотрела на этого подростка, на то как он с аппетитом уплетает её еду за обе щеки и не догадывалась, о чём он мог думать.

     А Димка только сейчас заметил, что тётя Галя одета в белую водолазку и черную обтягивающую юбку. Она всегда одевалась заранее, чтобы утром не опаздывать на работу, благо она начиналась не так рано, как у его родителей.

     Тем не менее, водолазка подчеркивала контур больших женских грудей, юбка оттеняла широкий таз и бедра. Улыбка на лице тёти ещё сильнее выделяла её красивые глаза и ямочки на щеках. Утренняя эрекция и не думала пропадать.

     Доев остатки яичницы, Димка хотел уже было встать из-за стола, но его остановила заботливая и привлекательная хозяйка, под властью которой он должен был находится ближайшее лето.

     – Постой! А какао? Ты что! Нужно запить завтрак.

     – Тётя Галь, ну в меня больше не влезет…

     – Влезет, влезет! Давай-ка какао с бутербродами.

     И буквально через мгновение стараниями тёти перед Димкой образовалась горячая чашка какао и два большущих бутерброда с маслом и сыром.

     – Ох! – вздохнул юноша.

     – Ничего, все на пользу! – заключила женщина, и снова села с боковой стороны стола, положив одну ногу на другую.

     Димка запихивал в себя хлеб с маслом и сыром, запивая какао, а боковым зрением косился на аппетитные ножки собственной тёти. Нейлоновая ткань черных колготок в сетку облегала белоснежную женскую кожу, и Димка краем глаза сумел рассмотреть даже накрашенные в красный цвет пальчики на её ногах.

     “Да… Тётя определенно у меня не промах!” – подумал племянник.

     – Наелся до отвала! – сказал Димка, прожевав последний кусок хлеба, – Всё было очень вкусно! Спасибо, тёть Галь!

     – Не за что! Расти большим и здоровым, ты у меня любимчик, единственный племянник.

     Димка встал из-за стола и только успел развернуться, как его тётя вдруг произнесла:

     – Постой, Димка! А это что у тебя такое?

     – Что? О чём ты?

     – Ну-ка повернись…

     Племянник развернулся, и взор женщины упал на всё так же топорщащиеся трусы.

     – Вот это, на твоих трусах… точнее то, что под ними.

     Димка опустил голову, словно не понимая, о чём говорит тётя.

     – Опять напряжён? Тебе нужно расслабиться, давай помогу.

     Племянник понимал, что сейчас опять начнёт происходить что-то не совсем правильное, может быть, даже аморальное, но ничего не мог сделать в этой ситуации. Он сам не понимал, как между ним и тётей образовалась такая личная, такая интимная связь. Однако гормоны юного тела и мужские инстинкты играли свою роль – сердце ускорило ритм, приятно засосало внизу живота, подростковая плоть налилась кровью ещё сильнее.

     – Подойди ближе, я посмотрю, – ласково, но в то же время требовательно сказала тётя Галя.

     Димка остановился прямо перед сидящей на стуле женщиной, которая, совсем не стесняясь, быстро обхватила руками резинку его трусов и спустила их до колен. Перед зрелой тётей Галей предстал эрегированный подростковый пенис.

     Она уже не первый раз за последний месяц видела возбужденного Димку и не только видела, но всё никак не могла налюбоваться на него. Аккуратно обхватив пальцами твёрдый ствол, тётя Галя медленно потянула кожицу вниз, обнажая наливную и алую, отдающую по краям темно-синим оттенком, головку члена. Другой рукой она так же аккуратно ощупала мошонку племянника.

     – Да… Яички тяжелые… Видно, что ты накопил в себе большой груз, от которого необходимо избавиться.

     Димке бы следовало возмутиться ещё в самый первый раз, когда это произошло между ними, закричать “Тётя, что ты делаешь!?” и быстрее убежать в свою комнату, а то и вовсе уехать обратно к родителям, но нет. Он не мог противостоять этому.

     Та нежная женская забота, которой окутывала его тётя, будто заставляла его во всем повиноваться ей. Нет, тётя Галя не была злой или деспотичной, она была даже мягкой и снисходительной женщиной. Однако всё, что она требовала от своего племянника, преподносилось с невероятной лаской и бережным к нему отношением. Димка ещё не знал, что то, что происходит между ними называется “инцест”, он просто доверял тёте Гале, думал, по крайней мере, что это полезно для здоровья.

     – Давай-ка я снова поласкаю тебя, Димка… До автобуса ещё двадцать минут, время есть…

     Юноша ощутил, как нежные пальчики тёти игриво блуждали по вздыбленному детородному органу, словно щупали его, как какую-то мягкую игрушку.

     – Ах, я вижу у тебя здесь появилось небольшое раздражение, – произнесла женщина и пристально посмотрела на покрасневшие складки крайней плоти, – Это наверное я перестаралась в прошлый раз…

     – Наверное, тёть…

     – А что же ты молчал? Я бы нежнее двигала рукой, может кремом смазала бы… Ладно, в этот раз я сделаю всё по-другому. Тебе понравятся тётины губки и язычок, не волнуйся…

     Племянник понял, что тётя готова зайти далеко в своих стараниях и использовать не только руки, как это было прежде. Он невольно сглотнул комок нового возбуждения, подошедшего к горлу. К такому он не был готов.

     – Тёть Галь, а всё-таки это обязательно нужно?

     – Димка, ну я же тебе объясняла. Я хочу, чтобы ты был здоров и счастлив. А залог счастья для любого мужика – это полный желудок и пустые яички… . Поэтому не спорь. Тётя лучше знает, что нужно племяннику.

     – Хорошо, тёть, я не спорю. Ты у меня самая лучшая…

     – Ещё бы! – улыбнулась она. – А теперь снимай свои трусики и садись попой на край стола. Не бойся, так будет удобнее и тебе и мне.

     Димка уже в одной майке присел на кухонный стол, ожидая дальнейших приказаний.

     – Хорошо, теперь разведи ноги, как можно шире… Хорошо, вот так! Умничка! И попу подвинь ближе к краю, чтобы хозяйство твоё было ближе ко мне.

     Юноша сел на стол, будто на гинекологическое кресло, с широко расставленными ногами и выставленной вперёд промежностью, а тётя Галя присела на корточки перед ним.

     Прямо напротив её лица неприлично воздымался подёргивающийся от приливов крови половой член подростка, окруженный порослью черных курчавых волосиков на лобке и заканчивающийся не менее пушистым мешочком с овальными тестикулами. Женщина подвинулась чуть вперёд, окатив жарким дыханием всё великолепие возбужденного юноши. Запах потных гениталий ударил ей в нос, слегка возбудив и вскружив голову.

     Тётя Галя обожала такие моменты. Ласкать Димку было для неё самым большим счастьем в этой жизни. Стоит сказать, что она никогда не была замужем, и периодическое появление в её доме племянника открывало в ней весь спектр женских чувств и эмоций.