Проститутки Екатеринбурга

Полковник Копейкин

     
Соседи относились к Александру Петровичу с почтением, его даже прочили в старшие по подъезду. Когда он, в форме полковника, помогал соседке поднять на лестнице коляску, вспоминался, по меньшей мере, культовый фильм “Офицеры”. И столько благородства, столько основательности было в его осанке и побелевших висках, что даже подъездная алкота притихала, когда он, гуляя с собакой, бросал на них строгий взгляд.

     У Александра Петровича было трое детей и жена бухгалтер. Они теснились в двухкомнатной, из года в год ожидая новую квартиру.

     В тот субботний вечер, хотя уже было за полночь, жена укладывала младшую, старшая сидела на телефоне, а сын заигрался в компьютере. Как ни звал его отец гулять с собакой, он взмолился и наобещал, что завтра и с утра и вечером будет гулять, только дай доиграть. Александр Петрович привычно напялил спортивные штаны и взял поводок. Пес при этом нетерпеливо подпрыгнул чуть не до потолка. Полковник положил в карман штанов миниатюрный электрошок, который ему недавно подарили родственники из Минска. На случай собачьей драки. Однажды в его колли вцепился хваленой мертвой хваткой бультерьер, так оторвать никакой силы не было, пять минут вдвоем с мужиком пытались разжать зубы. А теперь есть шокер – и нет проблем. Только вот страшные собаки перестали попадаться.

     Теплынь июльской ночи, приятно ступать по испаряющему дневной зной тротуару, пес послушно бежит рядом без поводка, изредка отвлекаясь на столбы и кустики. Вместо пары обычных кругов вокруг дома пошли по большому собачьему кругу, вдоль “ракушек”, за ними пустынный откос к железной дороге. Там Петрович иногда баловался на турнике, раз по двадцать и пробежка. Пес учуял интересные запахи и побежал к одинокой темной фигуре, сидящей на откосе.

     Когда Александр Петрович подошел ближе, в свете фонаря он разглядел юношу, который поглаживал собаку по голове, и услышал его невнятно-нетрезвое бормотанье и чавканье своего вечно ненасытного Лорда.

     – Лорд, это что такое?! А ну, ко мне! – прикрикнул полковник поставленным голосом, хотя и понимал, что от халявных деликатесов пса и за уши не оттащить. Но для порядку.

     – Эй, мужик, братан, выпить как насчет:

     – Ты, пацан, придержи пса за ошейник, сейчас я его на поводок посажу, а то от твоей закуски скоро ничего не останется.

     – Да закуси навалом, мужик. И водяры почти полная. Кореша на хуй свалили типа к телкам:

     – А ты что ж?

     – А я уже не что то: бля: не то, что к телкам, до дома ноги не панннесут, – и он завалился на бок.

     Полковник поймал Лорда и привязал к ближайшему дереву, потом присел к “столу”. На газете стояла поллитровка, а вокруг были разбросаны помидоры, хлеб и недогрызенные Лордом куски дешевой колбасы. Лорд прожевал уже заглоченное и просительно поскуливал.

     Александр Петрович тем временем разглядывал парня, который, опершись на локоть, лежал на боку в метре от него. Стриженый под бокс, небрит дня два, лицо правильное, недлинный, коренастый, в темной майке навыпуск и черных джинсах. Кроссовки валялись рядом, ноги босые, с высоким подъемом, не стоптанные. “Строевой подготовки не проходил, в армии не был” – отметил про себя полковник.

     Парень приподнялся, стал что-то искать в траве, потом поднял пластиковый стакан и сказал:

     – Налей, мужик, а то рука уже не верная.

     Поколебавшись секунду, Александр Петрович налил.

     – А теперя Лехе налей, только конкретно, – и парень протянул второй стакан.

     – Я пить не буду.

     – А как ее зовут? Жучка, иди, дам колбаски!

     – Это Лорд.

     – О, прикол! А, так мы тут чиста одни мужики: А я Леха. А ты, то есть вы? – и он, улыбаясь, протянул стакан.

     – Ладно. Я Василий. Твое здоровье

     Выпили. Вспомнив, что угощает он, Леха заговорил увереннее:

     – Вась, а ты в армии был? А вот меня хотели суки в погонах забрать весной, так после второй повестки меня дома не-е-ет. У бабки живу: Сення кореш мой отмазался от армии, откосил, бля за пол-килобакса. Дык вот дотчем: до-от-ме-ча-лись. Во! А пепси кончилась: А я запивать привык, – и он откусил помидор.

     – Знаешь, Леха, сгоняю-ка я домой, пса отведу да запивки принесу. Может, из еды чего?

     – Не-е-е. Жратвы хватает. Ты далеко?

     – Ты жди здесь. Через десять минут я буду.

     Полковник поднялся, отряхнулся и пошел отвязывать пса.

     – Так подождешь?

     – А куда я н-на хуй денусь? Ты только по-быстрому, ага. – И опять завалился.

     Александр Петрович споро, подгоняя собаку, зашагал к дому. Войдя в квартиру, позвал жену, чтобы помыла пса, а сам полез копаться в стенном шкафу.

     – Ты че там ищешь?

     – Да фонарик. Шокер я потерял. Искать пойду.

     Он взял не только фонарик, но и тайком сунул в карман рулон скотча. Затем тихо прошел в спальню, достал из тумбочки и быстро сунул в карман пару презервативов и женин гель для лица. Шнуруя кроссовки, укоризненно посмотрел на старшую, устроившую в коридоре телефонные разборки с подругой, и кивнул в сторону заснувшей младшенькой. Потом заглянул к заигравшемуся сыну и молча ткнул в напряженное плечо – мол, быстро побеждай или сдавайся, и, не поднимая глаз на выходящую из ванной жену, тихо выскользнул за порог.