шлюхи Екатеринбурга

Поездка с мамой на юг

     Промчалось первый месяц лета. Мы с мамой вернулись домой из пансионата, где она работала медиком а я отдыхал с другими ребятами. Нас встретил пыльный и суетный город. Я бесцельно бродил с друзьями по городу. Иногда срываясь на какие ни будь шалости. Мне часто вспоминались, те дни проведенные в детском пансионате, где за месяц я узнал и увидел столько нового. В том числе, мамин секс с водителем директора пансионата. О-о-о, что это были за мгновения. В сауне, в её домике, ночью в саду… . Эти воспоминания бередили мне душу (и не только) . В городе, мне этого сильно не хватало. Я хотел это видеть ещё и ещё. Но где? У мамы были ночные дежурства. Она приходила утром, когда отчим, был уже на работе и шла в душ. Подглядеть было невозможно, дверь плотно закрывалась. После душа она шла спать, а я тихонько разглядывал её трусы. Пару раз обнаружил следы, как мне показалось спермы. Однажды утром, когда она спала после душа, я заглянул сквозь щель между дверью.

     Она спала на животе, подогнув одну ногу так, что её мохнатая в мелких кудряшках киска, с приоткрытыми лепестками мокрых, лиловых губ была видна во всей красе. Это напоминало сэндвич. Я не заметил, как рука сама потянулась к ставшему камнем члену и кончил на половик. Потом быстро стер следы своего невоздержанья. Да, вот ещё… Однажды отчим не закрыл свою страничку в компе и я, когда он ушёл обнаружил мамины “эротические” фото. У видев такое, я пришел в некоторый шок. Примерно такой же, как летом в пансионате. Быстренько скачал себе и оставил до вечера, что бы посмотреть подробнее. Вечером дома никого не было и я стал рассматривать более подробно.

     На них мама была в деревне у бабушки. Отчим туда ездит редко, бабушка его терпеть не может. Кто её снимал в таких позах остается загадкой. На одной, где она обнаженная стояла на четвереньках, в уголке была видна мужская волосатая нога. На другом, она стояла с незнакомым мужчиной совершенно обнаженная. У мужчины плавки не скрывали мощный “стояк”. Там были и другие, не менее откровенные фото которые я и сейчас храню в глубинах своей личной странички. Удивляло другое. Значит отчим знал о ее “шалостях”. Причем сам провожал ее в деревню. Все это пока оставалось тайной. Но вернемся к нашему повествованию.

     Тут как то отчиму позвонил дядя Георгий и предложил ему, старому товарищу по службе, отдохнуть у него на черноморском побережье. Отчим из за неотложных дел на работе поехать не мог и предложил съездить нам с мамой. У мамы как раз накопились отгулы за ночные дежурства, а мне до школы оставалось полтора месяца. Сборы, как говорится были не долги. Вот мы с мамой уже в поезде который мчит нас на юг. Я ждал, что в поезде что ни будь да произойдет. В своих фантазиях я рисовал, как к нам купе подсаживается красавец моряк. Влюбляется в маму и… Но ничего не случилось. Хотя мама ходила по вагону в откровенно коротеньком халатике.

     

     Правда, один мужчина все же попытался пригласить её в вагон ресторан, но она его быстро отшила. В купе к нам подсели женщина с дочерью лет тринадцати, четырнадцати. Мама с этой тётей расположились на нижних местах и в перерывах между сном все время болтали о разном. Худощавая и прыщавая Нинка, так звали эту девочку, больше молчала. Иногда встречаясь со мной взглядом, она улыбалась и густо краснела, отводя при этом глаза. Две ночи подряд, пока мы ехали, она из под одеяла подглядывала, как я мастурбирую. А я делал вид, что не замечал этого. В первую же ночь, когда все уснули, я свесил голову с полки и посмотрел вниз. Было душно и мама спала в одних стрингах которые плохо скрывали ее хозяйство. А когда она откинула согнутою в колене ногу в сторону, то мне и вовсе открылась шикарная картина.

     Я достал из плавок своего молодца и начал потихоньку мастурбировать. Тут неожиданно я кинул взгляд на лежащую напротив Нинку. Она как завороженная смотрела широко раскрытыми глазами на мой вздыбленный член. Наши взгляды встретились, и она тут же отвернулась к стене. Мой член начал бурное извержение. Так, как я лежал на боку, капли спермы брызнули вниз, на попу Нинкиной мамаше. Утром она никак не могла сообразить, почему к ее ягодице прилипла простыня. На следующую ночь все повторилось, но на этот раз я был осмотрительнее. Нинка, укрывшись с головой, все видела от начала до конца. Надо отдать должное, меня это сильно заводило. Но дорога закончилась и вот мы добрались до места: : : : … .

     

     Дядя Жора, мужчина лет сорока пяти, встретил нас на вокзале на старенькой черной “волге”. Когда то должно быть на ней, он был крутым парнем. Приехав к нему домой, он сразу показал где нам разместится. Это был домик с мансардой в глубине сада, не далеко с его домом. Не большой, но уютный, В мансарде будучи уже взрослым, как сказала мама, поселился я. Мама расположилась внизу, где располагались душ, туалет, спальная комната и комната побольше, очевидно гостиная. Вечером семья дяди Жоры пригласила нас на шашлык, дабы отметить наш приезд. За столом были тётя Манана жена дяди Жоры, полная женщина лет сорока пяти, их сын Вахтанг и мы с мамой.

     

     Рано утром, проснувшись в своей мансарде, я подошел к окну. Вахтанг во дворе занимался гимнастикой. Настоящий надо сказать атлет, он с голым торсом вертел в руках гири. Когда я спустился вниз, то увидел, что мама стоит у окна, любуясь загорелым, мускулистым телом этого юноши. Надо заметить, что он еще за ужином не сводил с мамы глаз. Да и было от чего. Она вышла к ужину в коротеньких джинсовых шортах и голубом топике. Её чуть полноватые, стройные ноги уже успели немного загореть ещё в пансионате и смотрелись более чем апетитно. Плюс осиная талия переходящая в обтянутую белыми шортиками попу. Бюстгальтера под топиком не было и соски её груди, где то второго номера, призывно торчали вверх. Пышные волосы были красиво уложены.

     

     Вахтанг ловил каждое её слово, когда она рассказывала о столичной жизни. Теперь же, утром она в свою очередь любовалась его телом. Мама услышав мои шаги обернулась и смутившись отправилась в душ. Я в это время стоял и ждал, пока она совершит утренний туалет. Дверь была старая, с замочной скважиной и что то меня подтолкнуло взглянуть в неё. Ох, какую картину я тут увидел. Санузел был совмещен с туалетом. Мама сидела на унитазе с широко раздвинутыми ногами и брила лобок. Вот это да!!! Лица я её не видел, зато четко видел как её поросшая густыми волосами п. . зда, превращалась в лысую, аккуратную писю. Белые следы от плавок и бюстгальтера, оставшиеся не загорелыми, придавали ее телу особый шарм. Так она готовилась к походу на пляж. На меня снова, как и тогда в пансионате смотрел её размером с фалангу мизинца клитор должно быть, она была возбуждена. Когда приходилось брить ниже, она вместе с розочкой срамных губ, убирала его ладошкой в сторону. Я больше не мог. Убежав в туалет во дворе, быстро сбросил наплывшее возбуждение.

     

     После завтрака, Вахтанг проводил нас на пляж, а сам куда то пошёл по делам. Было рано и народа на пляже было мало. Я быстро раздевшись кинулся к морю, а мама пошла в раздевалку. Окунувшись и выйдя на берег, я увидел её уже в купальнике. Но, что меня поразило, на ней был тот самый купальник, который она привезла из Турции. Еще в пансионате, во время всеобщего купания, она поразила всех тем, что купальник намокнув становился почти прозрачным. Тогда она быстро, стыдливо надела халат, а тут она стояла, нисколечко не стесняясь. Она пошла купаться, а я с замиранием сердца остался ждать, когда она выйдет. Народ на пляж прибывал.

     

     Но вот она накупавшись вышла из воды и пошла к нашим лежакам. Как я не пытался прятать взгляд, глаза сами смотрели туда, где из под полупрозрачной ткани была видна её киска и торчащие соски груди. Я ощутил новый прилив возбуждения и побежал купаться. Она сидела на лежаке, подогнув ноги калачиком и любовалась морем. Кроме того, что купальник был почти прозрачным, он едва прикрывал мамины прелести. К несчастью, это не осталось незамеченным и у жарких, южных мужчин загорающих рядом. После своих вах, вах, вах они переместились поближе и стали пытаться познакомится.

     

     Не обращая на меня никакого внимания, стали предлагать вино, вечер в ресторане и чем настойчивее мама отказывала, тем настойчивей они становились. когда она пошла к морю, за ней отправились ещё двое и зайдя в воду, стали откровенно её лапать. Я попытался вмешаться, но третий поймал меня и стал удерживать. Тем временем те двоя попытались утащить маму к раздевалкам.

     

     Местные, видя её в таком откровенном купальнике лишь хихикали глядя на это всё. Не знаю, чем бы это кончилось, если бы не вмешался один мужчина. Крепкий, высокого роста, крепышь, быстро раскидал тех двоих и помог маме выйти на берег. Когда хулиганы ретировались, мужчина подсел к нам. Познакомились. Оказалось Сурэн, так звали маминого спасителя, хороший знакомый дяди Жоры. Узнав о происшедшем, дядя Жора пригласил на следующий вечер Сурэна поужинать.

     

     А маме посоветовал, одеваться скромнее. Восток дело тонкое. Гостей в этот вечер, как это принято у южных народов собралось много. Шашлыки, люля кебабы, музыка… Засиделись до поздна. То и дело звучали витиеватые тосты сопровождаемые возлияниями. Мне показалось, что мама уже порядочно навеселе. Меня отправили спать, но я стоя у окна в своей мансарде и наблюдал сверху за тем, что происходило во дворе. Ночь была по южному темная и маму было бы сложно найти среди гостей, если бы не Сурен. Мама была в коротеньком черном платьице, На Сурене была светлая рубашка и он весь вечер старался быть возле неё. Во время медленного танца, когда гости увлеклись каждый своей компанией, я чуть не потерял их из виду. Прижавшись в танце друг к другу, они скрылись в темноте.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки