шлюхи Екатеринбурга

Подсобка на сцене

     “С понедельника, у старших классов, будет мед. Комиссия” – проквакала классная. Всем подстричься, вымыть шеи, обрезать когти на руках и ногах, вычистить зубы. И помыть яйца – подумал я.

     В понедельник, мальчишек нашего класса, повели в спорт зал. Там мы разделись до трусов, нам выдали бумажки и стали осматривать. Мы ходили от врача к врачу, которые нас взвешивали, меряли, щупали, заглядывали в рот. В самом конце, надо было подняться на сцену. Наша школа была до военной постройки и в зале была сцена. Занавес сцены был задернут. Мальчишки, которые спускались со сцены, странно ухмылялись. Настала и моя очередь. На сцене стоял стол и кушетка. За столом сидела пожилая врачиха. “Опусти трусы” не глядя на меня сказала она. Я немного замешкался. “Быстрее и открой головку”. Я повиновался, хотя было несколько неловко. “Свободен” каркнула врачиха.

     Я одел трусы и пошел к выходу. Тут мой взгляд упал на дверь подсобки. В двери было отверстие для старинного ключа, но его давно потеряли. “Сейчас сюда будут подниматься девчонки” – обожгло меня. От этой мысли мой писюнчик встал дыбом. Я могу их всех увидеть голыми. Одевался я не спеша и дождался момента, когда врачи вышли из зала. Стрелой влетел в подсобку и замер – будь, что будет. Я забился в угол и стал ждать. Прошло немного времени и в зале послышались девичьи голоса. Вот заскрипели ступеньки первая одноклассница поднялась на сцену. Последовал какой-то вопрос и отрицательный ответ. На моих глазах девичьи трусики поползли вниз. Боже мой.

     Как грациозно девочки снимают свои трусики. Слегка присев и отставив попу, двумя пальчиками, плавно вниз. Я думал, что моё сердце сейчас вылетит и груди, а писюн продырявит двери. Между тем, девочка стала коленями на кушетку и руками раздвинула булочки. Врачиха одела резиновую перчатку, сунула указательный палец в баночку с мазью и ввела его в девичью задницу. Это был полный аут. Из моей головки, можно сказать, полилось потоком. Врачиха вытащила палец, дала салфетку и трусики стремительно полетели вверх. Пока на сцене происходила смена действующих лиц, я отдышался. Так продолжалось несколько раз. Вдруг, одна из моих одноклассниц, утвердительно кивнула головой. Врачиха одела другую перчатку, положила её на кушетку и заставила развести ноги. Прямо на меня смотрела вожделенная щель. Я прекрасно видел след от резинки трусов, завитки волос, пухленькие половые губки и небольшое отверстие. Врачиха ввела палец во влагалище и стала его там поворачивать в разные стороны. Тут до меня дошло: Она не “целка” , теперь я буду знать всех “уже не целок” нашего класса. От мысли, что в этой дырочке побывал не только палец врачихи, я снова обильно кончил. Мой стояк длился, почти, 40 минут, но он не ослабевал.

     Дома я не мог ни о чём думать, как о завтрашнем дне. Меня совершенно не пугали последствия, в голове были только сцена и кушетка. Утром я не стал рисковать, вдруг девчонки появятся первыми. Врачей ещё не было, а я уже был в подсобке. Дальше всё было как и у нас. Мальчишки поднимались на сцену, снимали и одевали трусы, немного смущались. Неожиданно мой писюн встал и очень сильно. Оказывается, подсматривать за мальчиками очень возбудительно. Вдруг я услышал чужие шаги и голос нашей старшей вожатой. Я вжался в своё укрытие. Вожатая поздоровалась с врачихой и вошла в подсобку. Заскрипела дверь шкафа и наступила тишина. “Услышала меня” – подумал я и ещё сильней затаился. Через несколько секунд до меня долетели странный шелест и непонятные звуки. Любопытство взяло верх. Осторожно выглянув из укрытия, я остолбенел.

     Прямо на меня смотрела женская жопа, юбка была задрана, трусы слегка спущены. Жопа ритмично колыхалась в такт странным звукам. Наша вожатая стояла раком и заглядывала в ту же скважину, что и я. Она подсматривала за пацанами и “дрочила”. Как я сдержался, не помню. Мне так хотелось, с оттяжкой, врезать по этой жопе. Вожатая несколько раз дернулась и затихла. Я наблюдал, как она натянула трусы, поправила юбку, взяла какие то бумаги и вышла. Я еле дождался конца осмотра мальчишек. Быстренько покинув своё убежище, я пришел в класс. После того, что я посмотрел, всё остальное стало мне не интересным. Ещё очень долго, встречая вожатую в коридоре школы, я отводил глаза. Мне так хотелось заорать во всю глотку: “Я всё видел, там в подсобке”. Когда я смотрел на неё сзади, мой писюн невольно вставал дыбом.

     Прошло два года. Мы проходили в военном комиссариате такую же медицинскую комиссию. В последнем кабинете, понятно каком, я увидел молодую женщину. “Ух ты. Она осматривает нас голышом” -подумал я. От этой мысли мой писю принял вертикальное положение. Надо себя успокоить, промелькнуло в голове. Поздно. “Опустите трусы и садитесь” сказала врач приятным голосом. Сбоку от меня стоял стул с дырой и зеркалом внизу. Не обращая внимания на мой вид она потребовала: “Натужтесь”. “Только бы не пукнуть” – вертелось в голове. “Вставайте и откройте головку” скомандовал приятный ротик. Я с готовностью выполнил эту команду. Тут же, за моей спиной раздался девичий смешок. За занавеской ученицы мед училища заполняли наши бумаги. “Так ведь теперь они подсматривают за нами”.

     От этой мысли мой писюп вдруг стал колом. “Тихо там, иначе выгоню” грозно рявкнул тот же прелестный ротик. Пока она писала, я двумя руками прикрывал себя. Врач взглянула на мои руки, потом на меня, взяла в руки стеклянную палочку. Одной рукой она отодвинула мои руки, а другой слегка ударила палочкой по моим трусам. Стояк мгновенно упал. “Вот сороки любопытные” с улыбкой сказала она. Вот так, когда то давно, я проходил медицинские осмотры.

Страницы: [ 1 ]