Подростковые эксперименты. Часть 3

     Пока мы так трепались, мой хрен уже принял боевую стойку. Мы недавно вышли из ванной (смывали со своих тел мой спермак) и валялись голые на моей кровати, до прихода матери было ещё пару часов и мы не спешили, была суббота, завтра в школу идти не надо, можно побалдеть подольше. Катька водила пальчиком по своей письке, налегая на маленький бугорок клитора, писька её сочилась влагой. Второй рукой она поглаживала свои маленькие остренькие сисечки. Катькины глаза начали туманиться, дыхание участилось. Зрелище было возбуждающее, я не мог больше терпеть и придвинулся к Катьке. Я взялся пальцами за её сосочки и сталь их покручивать. Катька застонала и стала обеими руками тереть себе между ног. Когда её грудки затвердели, я разместился между катькиных разведённых ног, взялся за свой каменно-твёрдый член и приготовился поводить им по влажной письке, как мы обычно делали. Возбуждение моё нарастало, кровь стучала в висках, не заю почему, но я вдруг наклонился и, отстранив катькины руки поцеловал её в горячее влажной лоно. Катька охнула и обхватила руками мою голову, сильнее прижимая мои губы к своей письке.

     – Полижи, пожалуйста. Дыхание Катьки было частое и сбивчивое.

     Мой нос упирался в волосы на лобке Катьки, от них пахло клубничным мылом, и ещё чемто, отнюдь не неприятным. Я высунул язык и осторожно коснулся клитора. Катька застонала, е ещё шире развела ноги, прижав их к животу. Волосы доставляли мне неудобство (я вообще не мог терпеть, когда волос попадал мне в рот, когда обнаруживал в еде волосок, есть дальше не мог, воротило) , поэтому я пошире развёл руками складочки наружных половых губ Катьки и принялся активно работать языком. Подняв глаза, я увидел, что Катька сильно сжала руками свои сисечки и закусила губу, её живот подёргивался в такт работе моего языка. Ничего противного в этом небыло. Катькина писька была слегка солоновата и пахла так возбуждающе. Я припал к её клитору и стал посасывать его, сильно сжимая губами. Катька звонко вскрикнула и сильно сжала бёдрами мою голову, в подбородок мне брызнули какие-то тёплые капли. Катька несколько раз резко выдохнула, губами я чувствовал как внутри её тела что-то сокращается. Наконец она расслабилась и отпустила мою голову. Я сел. На языке чувствовался волосок, несколько прилипли к губам. К горлу подкатила тошнота. Вот бля, такой кайф ещё не хватало обломать. Я набрал в рот по-больше слюны и сплюнул на пол, потом стёр ладонью волосы с губ. Вроде полегчало. Катька ничего не заметила – она расслабленно лежала с закрытыми гразами, между её ног на старом пледе, который я обычно стелил на кровать, темнело большое, влажное пятно.

     – Кать, теперь твоя очередь. Без церемоний напомнил я.

     Катька открыла глаза посмотрела на мой слегка опавший член.

     – Ложись. Когда будешь кончать – скажешь.

     – Обязательно. Соврал я.

     Я лёг на спину. Катька легла сбоку и взялась ладонью за мой шланг. Она стала водить вверх-вниз, то открывая головку то зарывая её, член стал быстро твердеть.

     – Кать, не дрочить, соси, ты обещала. Настаивал я.

     Катька нерешительно наклонилась и взяла губами головку.

     – Бери его в рот весь. Только зубы убери. Учил я её.

     Катька открыла рот и зяла почти весь мой мой член. Не зня что делать дальше, она просто держала его.

     – Язычком Катя, язычком. Простонал я.

     Она оставила во рту одну головку и тронула её тронула языком.

     – Соси, соси как конфетку. Наставлял я.

     Послышались причмокиваня. Катька сильно прижимала к нёбу головку моего члена, я не мог больше терпеть. Предупредить Катьку я даже не подумал и выплеснул ей в рот первый заряд. Она выпустила изо рта член и остаток спермы полился мне на живот. Катька сидела передомной и с губы свисала белёсая капля, видимо, она не знала, выплёвывать или нет, то что у неё во рту.

     – Глотай!

     Катька судорожно сглотнула. Капля с её губы стекла на подбородок, и она вытерла её ладонью. В глазах её стояли слёзы.

     – Ты чё не сказал, придурок!

     – Катенька, я не успел, всё так быстро получилось.

     Катька встала с кровати и пошла в ванную. Вернулась она через пару минут и стала одеваться.

     – Всё мне пора, родоки волноваться будут.

     – Кать, тебе понравилось?

     – Понравилось. А тебе?

     – Классно! Только волосы в рот лезут. Может побреешь.

     – Это как?

     – Ну как у тёлок в порнухе.

     – Вот ещё.

     – Так ты не всё, а тольку что между ног, котрые мешают.

     – Я брить не умею, ещё порежусь.

     – А ты кремом.

     – Каким?

     – Ну, у моей мамы такой есть, она им под мышками волосы удаляет, французский, батя из Москвы притащил.

     – Моя мама под мышками бреет, у неё никакого крема нет.

     – А ты ещё не бреешь?

     – Нет, не растут ещё.

     – Так давай у моей мамы крем возьмём.

     – Так ведь заметит.

     – Неа, у неё этих тюбиков разных навалом, она, по-моему, раз в месяц им пользуется, будет разве помнить сколько оставалось.

     – Ладно.

     – Давай, раздевайся.

     – Некогда сейчас, в другой раз.

     “Другой раз”, случился через пару недель. За это время я успел изучить инструкцию к маманиному крему, благо инструкция кроме французского была написана ещё и по-русски. Даже провёл эксперимент на себе. Долго не мог выбрать место на своём теле для пробы. Под мышками волос у меня ещё небыло, на ногах тоже, пришлось “пожертвовать” для этого редкую поросль на мошонке. Запах у крема был резкий и неприятный, правда, результат качественный. Яйца мои стали безволосы как у првоклассника, я даже опасался, что волосы совсем не вырастут, начали они отрастать только, где-то, через месяц, кожа на мошонке стала какой-то чувствительной и скользкой.

     Когда Катька появилась в очередной раз, я сразу же предложил ей заняться её “причёской”.

     – А он этого ничего не будет?

     – В смысле?

     – Ну там прыщики всякие не появятся?

     – На себе испытывал

     – Как?

     – Смотри!

     Я потянул вниз свои спортивные штаны вместе с трусами, и вывалил наружу свои гладкие яйца.

     – И чё, всёж на месте.

     – А ты яйца потрогай.

     Катька провела по мошонке ладонью.

     – И чё.

     – Ты что, не помнишь, там волосы были.

     – Были вроде.

     – Так вот теперь нет.

     – Давно ты это сделал?

     – На прошлой неделе.

     – И что не растут?

     – Нет пока.

     – Так может вообще не вырастут потом?

     – У мамки волосы под мышками отрастают за пару месяцев.

     – так это может у взрослых.

     – Так ведь и мы уже не маленькие. Горда заявил я.

     Видимо, Катьке самой было интересно попробовать на себе что-то новое (с косметикой тогда был серьёзный напряг) . Пользоваться кремом Катька не умела и я, как обладающий “опытом” вызвался помочь. Волос на наружных половых губах Катьки было по-больше чем у меня на мошонке, но с делом я справился, когда Катька вышла из ванной – её щелка чётко просматривалась между ног, не прикрытая больше волосами, только чуть выше, на лобке, оставался треугольник, довольно густой в середине и редеющий к краям.

     – Теперь согласен лизать? Улыбаясь спросила Катька.

     – Если согласишься сосать. Выдвинул встречные условия я.

     От Катькиной промежности исходил слабый запах крема, теперь он не казался неприятным. Безволосая Катькина писька напомнила мне Наташкину – те же пухленькие бугорки наружных половых губ, плотно сжатых, так что не просматривалось содержимое. Катька сидела в кресле, призывно разведя ножки. Я присел на корточки и обеими руками развёл складки её письки, открылись, розовые лепестки малых половых губ с бугорком клитора вверху и узкой щелью внизу. Я наклонился и пощекотал языком промежуток между малыми половыми губами. Катька напряглась, закрыла глаза и откинула голову на спинку кресла, её руки легли мне на затылок. В этот раз лизать было на много приятнее, волосы в рот теперь не лезли и я проходился языком по всей длине Катькиной письки, посасывал увеличившийся клитор, пытался залезть языком в девственную дырочку. Катька только постанывала, прижимая мою голову к письке. Я схватил губами клитор и стал как бы всасывать его, отпустив складки письки, я протянул руки и ухватился за её увеличившиеся и затвердевшие сосочки. Катька выгнулась дугой, тело её стали сотрясать судороги, она опять сжала бёдрами мою голову, я не унимался, продолжая всасывать Катькин клитор. Из её горла послышались короткие, в такт сокращениям тела, звонкие вскрики. И тут я почувствовал, что сам кончаю, заливая спермаком собственный живот. Вот бля, я ведь даже не притронулся к члену. Кончил я классно, аж очко сжалось, спермы вылилось столько, что весь мой живот, кресло и пол между Катькиных ног были забрызганы. Отходняк ловили долго. Потом Катька сказала:

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]