шлюхи Екатеринбурга

Подготовка к олимпиаде в ВУЗе (2 часть)

«Эх, была не была», подумал я, и ответил:

— Вы сказали, что там 5 аналогичных заданий, и поэтому меня бы очень сильно замотивировало такое: я сейчас пытаюсь решить их, и если я решаю одно задание, то вы снимаете с себя одну вещь, допустим, за первое — пиджак, за второе — блузку, за третье — юбку, за четвертое — лифчик, и за пятое — трусики, — на одном дыхании выпалил я, глядя ей прямо в лицо.

— Вот ничего себе условия! — вскрикнула Альбина. — А может тебе еще что-нибудь сделать? Может тебе учебником по голове стукнуть за такие слова?

— Не надо учебником, — примиряюще подняв руки, сказал я, — просто, я озвучил свое требование, и по моему, вам наоборот надо бы согласиться, т.к. если я завалюсь на олимпиаде, то мне то ничего не будет, а вот вас ждет не очень хороший разговор с директором, после которого ваша карьера будет под очень большим вопросом.

— Максим, ты что, серьезно? — испуганно спросила Альбина, — ты меня сейчас шантажировать будешь после того, что я тебе рассказала какая серьезная ситуация ?

— Ну а что я могу сделать, вы же сами знаете насколько я слаб в этом вашем матанализе, мне даже не надо будет стараться завалить олимпиаду, достаточно будет просто тупо посидеть там и не напрягаться. А вот если вы примете мои условия, то будьте уверены — я в лепешку расшибусь, но постараюсь решить эти упражнения, которые сейчас у вас есть, — как можно убедительней сказал я ей.

Она долго молча смотрела на меня, потом, невесело усмехнувшись, сказала:

— Да уж, попала я так попала. Сама себе же неприятности устроила.

— Ну, зачем вы так говорите, какие неприятности, я же ничего плохого не предлагаю, тем более это все останется между нами.

— Ага, ничего плохого, — раздраженно сказала Альбина, — предлагаешь мне раздеться прямо в аудитории перед студентом, который потом все растреплет своим одногруппникам, и потом весь филиал будет травить меня.

— Почему вы так плохо думаете про меня ? — спросил я. — Я могу вам хоть слово дать, хоть поклясться, что это все останется между нами. Я бы дал вам какие-нибудь гарантии, только не могу ничего придумать.

— Да чего уж тут придумывать, все равно у меня выхода нет, — грустно сказала Альбина. — Либо стопроцентное увольнение, либо надежда, что все будет хорошо, что ты сдашь олимпиаду, и я продолжу спокойно работать.

— Сразу видно математика! — воскликнул я, немного удивившись, что она так легко согласилась. А вдруг ей самой понравилась моя идея?

— А вот мне не видно в тебе математика, — ответила она. — Заданий то 5, но вещей на мне 6 — ты колготки не посчитал.

— Черт, — сказал я, — вот про это я не подумал.

— Придется и их считать, а что-то не снимать, — усмехнулась Альбина.

— Ну нет, так весь интерес пропадает! — взмолился я, — пусть они вместе с юбкой считаются!

— Нет уж, давай я еще от себя шестое задание добавлю, из нашего обычного курса, для разогрева, так сказать.

— Ну ладно, — сказал я, — давайте начнем что ли, только надо дверь входную закрыть, а то мало ли, зайдет кто-нибудь, не поймут ведь таких инновационных способов обучения.

— Мда уж, скажешь ты, — усмехнулась Альбина, и пошла к двери закрывать замок.

Открыв ее, она выглянула в коридор, оглядела его, потом закрыла дверь, повернула ключом замок и подошла к парте.

-Итак, вот тебе олимпиадные задания, — сказала она, вытаскивая листок из папки на столе, — вот еще от меня одно.

Она полистала страницы учебника, потом положила его передо мной.

— Начни с него.

Я посмотрел на упражнение и сказал:

— Может чего-нибудь попроще?

— Ну уж нет, давай старайся, сам говорил, что с мотивацией ты на многое способен!

Альбина села опять за соседний стул на парте и начала смотреть, как начал решать задание. Оно было непростым, но я как то смог вспомнить способ его решения, потому что Альбина сама показывала как его решать буквально несколько дней назад на лекции, и я все-таки решил это упражнение. Я даже задумался – может сейчас она с таким расчетом и выбирала это задание?

— Вот, первое есть! — торжествующе сказал я.

— Сейчас проверю, — ответила Альбина и, пододвинув листок, начала смотреть, что я там расписал.

— Правильно, — наконец ответила она.

— Снимайте пиджак, — подмигнув, сказал я.

— Ну, это несложно,- ответила она, сняла пиджак и повесила его на спинку стула.

— Начало положено, — улыбнулся я.

— Давай, не расслабляйся, у тебя дальше посложней упражнения есть, -сказала Альбина, подавай мне листок с типовыми заданиями олимпиады.

Первое задание оказалось неожиданно простым, я его смог решить бы даже за просто так, но Альбина молча, без вопросов, расстегнула пуговицы блузки, и сняла ее, положив на парту, которая стояла сзади нас.

-Ого, — сглотнул я, разглядывая ее белый лифчик, который закрывал маленькие, но такие желанные сейчас грудки.

— И что в этом такого, — сказала Альбина, — чему ты здесь восхищаешься?

— Ну не скажите, вы очень красивая.

— Слабо верится, особенно после слов бывшего мужа.

— А что он такого вам сказал?

— Много чего, не хочу вспоминать, давай дальше решай, не допоздна же тут сидеть.

Второе задание оказалось сложнее, но похожим на то, которое я делал из учебника, поэтому его я смог решить довольно быстро. Проверив его, Альбина встала из-за стула, расстегнула молнию юбки и стянула ее с себя. Этот момент я никогда не забуду — когда я увидел ее темные трусики, ее неожиданно широкие бедра, несмотря на ее худобу.

— Мне никогда не нравились девушки, у которых худые ноги, — сказал я.

— Это у вас мужиков заложено генетически, поиск самки, которая родит здорового ребенка, — как то нервно, дрогнув лицом, ответила Альбина.

Она положила юбку на стул, и села на нее, чтобы не касаться холодного стула попой и ногами.

— А вы всегда надеваете лифчик и трусики разных цветов?- спросил я, разглядывая ее.

— Ну да, обычно так, — ответила она, — так дешевле покупать, чем полный набор.

— Аа, понятно, — сказал я, все еще не в силах отвести взгляд от ее милых трусиков, которые скрывали ее прелести.

— Дальше решать будешь? Я, если честно и не ожидала от тебя таких успехов, думала ты и одно задание не сможешь сделать.

— Ну, когда передо мной такая красота, то мозг активизируется, чтобы полюбоваться вами, — сказал я

— Ладно, если так, может и все хорошо будет, — сказала Альбина, поправив волосы. Выглядела она все еще очень нервно, но видимо ее саму возбуждала эта обстановка, и осознание того, что даже после неудачного замужества она выглядит привлекательной для мужского взгляда.

Третье задание оказалось намного сложнее предыдущих. Я пытался решить его разными способами, но ничего не получалось. Альбина, видя мои неудачные попытки, заметила:

— Видимо я поспешила, решив, что ты сможешь осилить эти задания.

— Получиться то может, если вы намекнете, как решается это уравнение, — раздраженно ответил я.

— На олимпиаде тебе уже никто не подскажет, — сказала она.

— Но там же будет похожее задание, я хотя бы буду знать, как его можно решить!

— Ммм, ну логично, но тогда как я смогу сказать что ты сам его решил, и снять с себя колготки? — спросила Альбина.

— Резонно, — заметил я, и тут мне в голову пришла интересная мысль — А что если за те задания, которые вы поможете мне решить, я тоже буду снимать с себя какую-то вещь?

— Ого, — улыбнулась Альбина, — ты так хочешь раздеть меня, что готов раздеться сам?

— Но зато будет честно, и у вас не будет сомнений в моей искренности и готовности стараться и вообще того, что это останется только между нами!

— Ну давай, попробуем, — улыбнувшись сказала она.

Ручкой она указала и на уравнение и подробно объяснила, как можно его решить. Настолько подробно, что я сразу расписал решение.

— Готово! — воскликнул я.- Снимайте колготки!

— А ты тоже тогда снимай рубашку, — ответила Альбина, и я заметил в ее глазах возбужденные огоньки.

— Да без проблем, — сказал я и махом расстегнул рубашку и кинул ее на соседнюю парту.

На мне еще оставались джинсы и трусы, носки и ботинки я не считал, как не считал и туфли Альбины, которые она сняла вместе с колготками, и сидела передо мной.

— Итак, продолжим, — сказал я, — и взялся за четвертое упражнение.

Оно был тоже непростым, но с помощью Альбины я расправился и с ним.

— Ты хоть понял как оно решается, сможешь похожее на олимпиаде решить? — спросила она.

— Конечно! — воскликнул я.

В этот момент мне было все равно что ответить, т. к. стянув джинсы, я смотрел, как Альбина, заведя руки за спину, расстегнула лифчик, сняла его, и положила на остальную свою одежду, лежащую на соседней парте. Ее небольшие груди выглядели явно возбужденными, соски явно торчали, она как то смущенно хотела скрестить руки, и прикрыть их, но я сказал:

— Ну, Альбина Сергеевна, не надо закрывать, так нечестно же!

— Ну, хорошо, — ответила она, убрав руки.

Сидя на соседних стульях в одних только трусах, мы оба нервничали, и несмело разглядывали друг друга. Я заметил, что Альбина постоянно поглядывает на мои трусы, в которых член давно уже встал по стойке смирно и выделялся своим высоким бугром. Я понимал, что она уже давно не была с мужчиной в такой интимной обстановке, и что эта ситуация ее одновременно и пугала и возбуждала.

— Так, — сказал я, — финальное задание.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки