шлюхи Екатеринбурга

Плетнёвские партизаны-3. Часть 3

     – Как же я хочу чтобы твой член был во мне сыночек. Как же мне хочеться милый…

     

     – сказала мне мама, каким то чужим хриплым голосом поглаживая пальцами мой стоявший колом в её нежной руке член. И поглядывая одним глазом в окно, залупила на нём залупу. Внимательно рассматривая своими кошачьими зелёными глазами, алую плоть крупной головки члена сына. Которая скоро войдёт в её влагалище и принесёт ей долгожданную разрядку.

     

     – Марина, Костя, пошли на реку, я уже червей накопал:

     

     – крикнул нам Витёк со двора в открытую форточку и мать встрепенувшись, выпустила мой член из своей руки с сожалением смотря как я одеваю трусы и застегиваю молнию на ширинке брюк.

     

     – Не вздумай его дрочить Костя. Потерпи немного сынок и побереги силы для меня:

     

     – шепнула на ухо мама, идя позади со мной на выход к старшему сыну, который ждал нас во дворе с удочками в руках.

     

     – Ведро то нужно взять сынок под рыбу. .?

     

     – засмеялась Марина, беря ведро на терраске в котором мы носили воду.

     

     Река была в пятидесяти метрах от нашего дома и мы спускались к ней с бугра по протоптанной в траве тропинке. К стати тропинок к реке от деревни было много и они были проделанны не людьми а коровами. Раньше в Плетнёвке был колхоз и большое стадо коров, судя по разрушенным фермам попавшимся нам по пути, когда мы ехали сюда на “ниве” с тётей Оксаной. И коров с бугра гнали к реке на водопой, умные животные шли к воде гуськом, друг за другом. Этим и объясняются извилистые и узкие тропки тянувшиеся с бугра к реке.

     

     Сама речка ” Плетнёвка ” была небольшой, тихой и спокойной рекой, которых множество протекают вблизи деревень средне русской равнины. Ширина реки не превышала и десяти метров, но она была довольно глубокой как потом оказалось. Берега речки заросли непролазным ивняком и мелкими кустами. Только в нескольких местах в кустах виднелись прогалки. Там вероятно поили коров и берег был основательно выбит копытами буренок.

     

     – Вот тут в этом омуте будем ловить. Раньше здесь рыбаки сидели…

     

     – сказал Витёк когда мы спустились с бугра к реке и брат подвел нас к одному из проходов в кустах. Опытным взглядом заядлого удильщика, старший брат с ходу определил место для рыбалки. И действительно судя по сигаретным пачкам, пожелтевшим от времени, окуркам, бутылкам из под водки и ржавых консервных банках. Место это было прикормленным и часто посещаемым рыбаками из деревни.

     

     – Чур я тоже буду ловить:

     

     – сказала Мариша и схватила одну из удочек из рук Витка. Удилищ у брата было всего два и мать взяла одну из них, боясь что ей не достанется удочки.

     

     – Да лови мама, лови, мне ваша рыбалка по барабану. Я лучше пойду мост посмотрю…

     

     – ответил я матери, которая как ребёнок прижимала к себе удочку, думая что её у неё отнимут. Особой тяге у меня к рыбалке ни когда не было. Я считал пустым занятием сидеть часами с удочкой у воды, чтобы поймать какого-нибудь ерша на крючок. А брат редко когда приносил домой хороший улов.

     

     – Вот, вот, сынок сходи посмотри. Нам ведь нужно будет на тот берег по нему перебраться…

     

     – сказала мне мама с довольным лицом и словно умелый рыбак, насадила на крючок червя. Хотя я и не удивился этому. Марина была детдомовской а детдом многому научит.

     

     Мост когда я к нему подошёл, оказался деревянным и довольно старым, советских ещё времён. Раньше по нему ездили трактора и машины, об этом красноречиво говорили колеи от колёс, проделанные с обеих сторон моста. Но после развала местного колхоза, за мостом никто не смотрел и он пришёл в негодность. Проехать по нему теперь можно было разве что на велосипеде или на лёгком мотоцикле. А вот на машине ехать по этому старому мосту, было чистым самоубийством. Потому что в некоторых местах, настил из досок прогнил и обвалился и сквозь дыры видны были дубовые опоры. И это радовало, не очень хотелось появления непрошенных гостей у нас в деревне с той стороны реки. А с большака, откуда мы сюда приехали, если пройдут дожди, то вообще не проехать а пешком идти порядочно. И мы будем с братом одни с нашей ненаглядной атаманшей Маришей.

     

     Осмотрев мост я вернулся к матери и брату и в этот момент у Марины заклевало. Оранжевый пенопластовый поплавок её удочки, качнулся из стороны в сторону и резко пошёл на дно. Так мог клевать или мелкий сопливый ёрш или очень крупная рыба семейства карповых.

     

     – Мам, подсекай…

     

     – крикнул матери брат и Марина умело засекла рыбу. Но вытащить её из воды не вытащила. Леска её удилища натянулась а конец удочки согнулся дугой. Создавалось такое ощущение что мать зацепила корягу? Но Витёк опытный рыбак в отличии от меня, быстро смекнул что за ” коряга” сидит на крючке у нашей матери и кинулся к ней с подсаком.

     

     – Мам, не тяни сильно, но и слабину не делай. Потихоньку её к берегу подтаскивай в натяжку:

     

     – подсказал матери Витёк и она послушно выполнила указания сына, поводив рыбину с минуту в натяжку в реке, она подвела её к берегу, где мой старший брат, поджидал её с подсаком.

     

     – Карп, килограмм семь точняк будет.:

     

     – восторженно заорал Витёк, вытаскивая огромную рыбу из воды сачком и забыв от радости правило рыбака не шуметь на рыбалке.

     

     – Ой, ой, мамочка, даже не вертится что я это чудовище поймала.:

     

     – заохала Марина, беря пойманого карпа за жабры. Огромная рыба извивалась на траве, норовя уйти обратно в реку. Но Витёк её успокоил ударом кулака по тупой выпуклой голове карпа.

     

     – Да сынок не меньше семи а то и все десять кило будет…

     

     – скала мама, пытаясь поднять карпа от земли за жабры и это ей удалось с большим трудом.

     

     – держи Костя и смотри головой за него отвечаешь:

     

     – сказала мне наша строгая атаманша, отдавая карпа мне в руки, а сама опять закинула в реку удочку в надежде ещё поймать такую же большую рыбу.

     

     Я взял из рук матери карпа и оттащил его на всякий пожарный подальше от воды на берег. Золотистая рыба ещё была жива и била хвостом по траве. Я сунул было голову карпа в ведро но он туда не влез, настолько рыба была большой. Просидев ещё с час у реки и ничего не поймав, мать с Витьком смотали удочки и мы пошли домой. Ведь нам и этого пойманного Мариной карпа, хватало с лихвой. Рыбу несли мы с братом, продев ей через жабры ивовый прут. Несли на палке вдвоём с двух сторон а хвост карпа, волочился по земле, настолько он был огромным. Марина шла сзади нас неся в руках ведро и рюкзак с удочками и лицо мамы сияло от радости.

     

     Дома мы его разделали, карп оказался карпихой с полным брюхом икрой. Её было много и мама тут же засолила вкусный рыбий деликатес в банки. Часть карпа пожарила на сковордке с растительным маслом а остальное тоже засолила. Ведь холодильника у нас не было и хранить рыбу нам негде.

     

     – Эх жаль что у меня сетей нет, там бы в этом омуте сеть “трёхстенку” поставить и мы были бы с рыбой.:

     

     – говорил Витёк с набитым ртом за ужином. Жареный карп, очень вкусная рыба и мы все ели её с наслаждением, особенно мама. Марина облизывала пальчики от жира и ела смакуя нежное мясо карпа. Дома мы редко ели рыбу, купить даже мойву не на что было а карпа и подавно он был дорогим.

     

     – Вот завтра и займешься поиском сетей. Пройдись по деревне тут наверняка жили браконьеры и у них в домах возможно остались снасти:

     

     – сказала мама, старшему сыну, вытирая платочком накрашенные губы от жира. Марина наелась и закурила сигарету пуская дым к потолку, где у нас висела керосиновая лампа.

     

     – Вообще парни что я вам скажу. Нам нужно поискать в деревне велосипеды. Хотя бы один на всех. Скоро у меня пройдут месячные и я хочу чтобы вы искупали меня в том большом корыте что стоит на терраске… .

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]