Проститутки Екатеринбурга

Плацкарта. Часть 1

     Поезд опять проезжал через какой-то небольшой городок, время от времени издавая истошные гудки и сбавив ход, казалось, до минимума. Игорь лениво посмотрел в окно, где, кроме света редких фонарей, ничего не было видно, вздохнул про себя, и отпил вина, мысленно вновь обращаясь к прошедшему отпуску.

     Две летних недели Игорь, наконец, смог провести на отдыхе, собравшись на юга, – впервые за последние три года. Нельзя сказать, что он так уж любил пляжи и безделье, однако сейчас, когда все это кончилось, он должен был признаться себе, что ему не особенно-то хотелось возвращаться домой. Дочка, шестнадцатилетняя Оксана, сейчас мирно сопящая на верхней полке плацкарты, наслаждалась купанием, загаром и “культурно-просветительским” отдыхом гораздо активнее него, – кажется, ей действительно нравилась атмосфера вечного праздника, царящего в курортном городишке на побережье Черного моря.

     Игорь же преимущественно расслаблялся. Он уже очень скоро понял, что ему неинтересны дачи царей и генсеков, которыми было обильно покрыто побережье, равно как и живописные ущелья с водопадами, поэтому на экскурсии он не ездил.

     Зато, когда гибкая фигурка дочери в очередной раз исчезала в проеме туристического минивэна, он покупал баклажку местного вина (на удивление, – отличного) , по часику отдыхал с ней в компании где-нибудь в тени густой растительности, на шезлонге, а после шел искать себе какую-нибудь “случайную связь”.

     Никакого стыда перед оставленной в сибирском городе женой он не испытывал. Во-первых, она-то ему изменяла, как минимум, три раза, о чем Игорю тут же сообщали общие знакомые. В первый раз было тяжело, потом: Потом Игорь просто забил болт. В конце концов, любовь-морковь у них давным-давно закончилась, оставив лишь привычку, а подобная ситуация имела и свои плюсы. Так, поскольку он не устраивал скандалов, не пытался поймать супругу на горячем, и вообще не лез ей в душу, от тела жены его никто не отставлял. И этим Игорь без малейшего зазрения совести пользовался, благо супруга была вполне еще ничего, зато, когда у неё имелась интрижка, он никогда не слышал про “головные боли” и прочие недомогания. Кроме того, он перестал носить кольцо и без малейших угрызений совести заводил короткие романы с понравившимися женщинами и девушками, благо внешность имел привлекательную, и обходиться с дамами умел. И тут жена тоже проявляла полную лояльность, видимо, считая себя не вправе ругать его за грехи, которым и сама была не чужда. Некоторые знакомые даже завидовали Игорю, хотя он про себя решил, что разведется сразу же, как Оксанке исполнится восемнадцать.

     На курорте он заводил подружек легко. Начал с официантки в летнем кафе напротив их пансионата. Потом, когда Оксана на два дня уехала смотреть какую-то пещеру в горах, окрутил молоденькую студентку откуда-то с Урала, очень милую курносую блондиночку, и сейчас с гордостью вспоминал, как после постельного марафона та уходила из его номера слегка в раскорячку. После этого он довольно рискованно, почти за спиной у мужа, трахнул соседку по номеру, – весьма респектабельную даму в отличной форме, лет 35, приехавшую на отдых с мужем и тремя детьми. Судя по всему, к близкому знакомству с ним её подтолкнули как раз стоны студентки, почти двое суток доносившиеся из-за стенки:

     Следующая попытка, правда, вышла с небольшой накладкой. Девушка-гид, весьма аппетитная армянка лет двадцати, с пышной грудью, крепкой спортивной фигурой и пикантной горбинкой на носике, охотно пошла на знакомство, и благосклонно согласилась зайти к нему в номер и попить вина. Однако, в тот момент, когда Игорь уже не только полностью освободил её от одежды, совершил обряд предварительных ласк и уложил в постель, но и успел с бешенным энтузиазмом внедрить член в горячие глубины дщери армянского народа, – словом, в самом интересном месте он заметил, что в порыве страсти не закрыл дверь в свою комнату. Стон девушки был таким, что не мог не привлечь к себе внимание, – и в том, что Оксанка выглянула поглядеть, что происходит, не было ничего удивительного. Армянка лежала, зажмурив глаза и смакуя первые, самые острые ощущения, поэтому, к счастью, ничего не заметила. Дочка лишь хихикнула в кулачек, подмигнула Игорю, и исчезла. К счастью, он не растерялся, и продолжил начатое, так что случайная подружка осталась довольна:

     За психику дочери Игорь не особо опасался. Во-первых, лет ей было уже прилично, – не семилетняя, чай. Во-вторых, он точно знал, что у неё-то уже все было, – пару раз ловил дочку дома с парнями, и, судя по забытым в комнате упаковкам от презиков, не о живописи она с ними разговаривала: Очень симпатичная, невысокая, стройная и подтянутая, с хорошими крепенькими сисечками, черноволосая и круглолицая, Оксанка стала привлекать парней еще, наверное, лет в тринадцать, и едва ли была сильно старше, когда кто-то из них получил заветный приз где-нибудь в раздевалке спортзала, где она занималась фитнесом:

     После того, как армянка ушла, с помятым телом, но довольная душой, он хотел, было, побеседовать с дочерью, однако по её поведению понял, что никакого объяснения не требуется. Все всё поняли, как говорится:

     Вино в сочетании с пикантными воспоминаниями подействовало характерным образом, – плавки под спортивками становились явно тесноваты. Игорь вздохнул, допил стакан, налил еще, и, воровато глянув на храпящую напротив попутчицу – полную женщину лет пятидесяти, опасаясь, что она может заметить его возбужденное состояние и подумать не то, осторожно встал, и, стараясь не шуметь, пошел в тамбур.

     Несмотря на недавний запрет, в тамбуре уже курило двое мужиков, стряхивая пепел в какой-то технологический лючок возле пола. Они уже здорово поддали, и сейчас довольно сбивчиво обсуждали гражданскую войну, с весны полыхавшую в соседней стране. Игорь к их беседе подключаться не стал, хотя, пожалуй, поболтать был и не против. Просто он посчитал, что недостаточно пьян, чтобы быть достойным собеседником: Выкурив полсигареты и затушив остаток, он, все так же стараясь не шуметь, вернулся в свою плацкарту.

     В сон не тянуло, а делать было нечего. Выпив еще вина, Игорь почувствовал, наконец, приятную расслабленность, и взял из сумки планшет. Вставив наушники в уши, он положил подушку под спину, откинулся назад, и стал лениво взирать на экран, где протекало действие какого-то нового боевичка:

     Постепенно это его увлекло, и когда Оксанка выглянула с верхней полки на него, он просто этого не заметил, и дочке пришлось дотронуться до края планшета, чтобы обратить к себе внимание.

     – Не спится? – спросила она шепотом, когда он достал из уха один наушник.

     – Нет, – прошептал в ответ Игорь, – Весь день же дрых.

     – Вот и мне тоже, – вздохнула дочка, и без приглашения соскользнула вниз, угнездившись рядом с ним на нижнюю полку, – Что ты там смотришь?”Спартанцев”? Давай вместе и сначала! Дай одно “ухо” :