шлюхи Екатеринбурга

Планета эльфов. Часть 4

     Перед обедом наступил адмиральский час “молоко кушать”. Четыре эльфийские женщины-коровки уселись на скамейке и подставили чашки под левую сиську, а девушки телки начали по всем правилам их доить. Журчат струйки, наполняются чашки густым молоком. Выпили мы по рюмке, потом Джон подозвал Долли и смазал молоком царапины на ее киске, оставленные “мужиком” в припадке его первого и последнего в жизни оргазма.

     – Все раны и царапины в обязательном порядке молоком обрабатывай, тогда заражения не будет.

     В перерывах между сеансами кнутобойства я осматривал территорию фермы. Каждая эльфийка живет в отдельном маленьком домике. В жилой комнате постель, застеленная пушистым плащом эльфийской работы. Часто на столе лежит начатое вязание крючком чепчика или распашонки – будущие мамаши готовят детское придание. На каждом столе сальная или стеариновая свеча в подсвечнике. Нигде нет печки или даже примитивного очага (“не боятся жары и холода”) . Впрочем, в районе Города климат теплый и зимы тут не бывает.

     В отдельном домике общая для всех кухня – видимо поочередно готовят на всю компанию. Кастрюли и сковороды начищены до блеска, стопкой лежат чистые тарелки. Рядом в ящике ложки, вилки и ножи. Очень острые ножи, и совсем не маленькие. Нужно быть крепко уверенным в покорности эльфиек, чтобы держать на кухне это “почти оружие”.

     Что они за народ? Их ловили, унижали, опозорили, отрезав хвостики, а они безмолвно подчиняются. Долли совсем не хотела, чтобы ее оплодотворяли, но со слезами на глазах покорилась, а могла в одиночку разнести всю ферму и убить Джона. Почему??? Вопросы, вопросы. Пока нет ответа на них, я не смогу организовать свое дело и сколотить хороший капитал. Может быть, Джон не все знает или многого не понимает? Нужно найти другие источники информации. Какие, где?

     Но продолжу осматривать ферму. Имеется еще и просторная душевая (“эльфийки любят купаться”) , в которой две телки стирали в корытах белье и простыни Джона. Мне страшно захотелось принять душ, не мылся со дня отлета. Разделся, бросил одежду на скамейку и в кабинку. Нужен контрастный душ… сначала горячий, какой терпеть можно, потом ледяной. Хорошо! Слышу за спиной… “мур-мур” и еще раз… “мур-мур”. Оборачиваюсь – две телки, которые стирали джоновы подштанники стоят в дверях и с интересом меня разглядывают.

     – Вот вам и мур-мур, – говорю, – что уставились – голого человека не видали?

     По непонятной причине они приняли мое мурлыканье за приглашение. Вошли и с интересом разглядывают мое мужское хозяйство. Все им интересно… волосы на лобке, и член, и висящая под ним мошонка. Тянет девица-телка пальчик, но не решается прикоснуться. Тогда я взял руку любознательной эльфийки и положил на свой член.

     – Не бойся, потрогай, раз интересно.

     Вторая тоже набралась смелости и начала теребить волосы лобка. Муркают по своему, улыбаются. Рук у меня две и эльфийских девок две. Я, в свою очередь, потискал у каждой грудочку, взялся за сосочек и крепко сдавил. Девочки сразу забыли про мои гениталии, разогнулись и вцепились одной рукой в мой сосок, второй – в сосок подружки. Стоим треугольником, в котором каждый держит за соски соседа справа и соседа слева.

     И закружилась у меня голова: Что-то шуршит в мозгу и сквозь помехи слышу… “у него совсем не так: и волосы внизу: смешно устроен: интересно, сперма у него есть”? С большим усилием отпустил их сосочки, разорвал треугольник – и все пропало. О такой вещи, как парапсихология, я только слышал, но не с ней ли сейчас столкнулся? Стоят передо мной две голые девчонки, большущие глаза ресницами моргают. Я развернул одну и шлепнул…

     – Пошла отсюда!

     Вторая (с приметной родинкой на щеке) улыбается до ушей, потом повернулась и выставила попку. Пришлось и ее шлепком отправить из кабинки.

     Оделся, выхожу в коридор, а голые проказницы уже над корытами наклонились, не стирают, а стоят и вроде дразнят меня. Если бы на Земле голая девушка так стояла, то я, не думая, засадил бы ей по самые яйца. А с этими как? Если в зад, то не порву ли им дырочку, если в голую письку, то можно ли ей целку ломать, пока “мужик” не заправил телку своей спермой. От греха ушел во двор кнутом махать.

     Раззадорили меня эльфийки. Ночью мне приснилось… солнечным днем бегу я голый по луговой траве. Рядом со мной бежит голая женщина, не знаю – моя или у друга получил во временное пользование. И пахнет от нее Женщиной. Не духами, не туалетным мылом, пахнет чистой ухоженной пиздой. Женщина держит в руке ствол моего напряженного члена; красивое молодое тело, на котором не болтаются жировые складки, только колышутся слегка отвисшие груди. Одновременно, как бы со стороны, вижу мелькающие в траве ляжки, игру ягодиц, узкую нервную спинку. Просыпаюсь в поту. Как-то я выдержу здешнюю монашескую жизнь? Первую же эльфийку, которую поймаю, завалю и буду трахать до полусмерти.

     

     ФЕЯ КУРИТ ТРУБКУ

     

     После такого сна я пребывал в дурном настроении, в котором и отправился в управление по делам иммигрантов. Нужно было зарегистрироваться в качестве колониста и получить участок земли, причитающийся таковому первопроходцу. Одновременно следовало открыть счет в банке и заявить, какой деятельностью собираюсь создавать свое будущее благополучие.

     Управление находилось в здании городской администрации и я долго плутал по коридорам пока не нашел нужный кабинет. Постучал, вошел и: обалдел! За столом со скукой на лице сидела фея и курила длинную трубку. Голубое полупрозрачное платье, острые рожки тонкого полумесяца в прическе, все это так не вязалось с зажатой в зубах трубкой. Фея покачивалась в кресле и меланхолически напевала…

     Несовершенен мир подлунный,

     Душа скитается во мгле…

     Не обещайте деве юной

     Любови вечной на земле.

     Где грань меж страстным и разумным?

     Сие не ведомо для нас!

     Пообещайте деве юной

     Любовь безумную на час.

     Не успел я выложить мои документы и заявку на земельный участок, как она со скучающим видом рассказала обо мне все, все, все. Не только фамилия-имя-отчество-год-месяц-рождения-образование-вероисповедание-привод-в-милицию-финансы, но и массу подробностей из моего школьного возраста, которые я и сам позабыл. Я потрясен, уничтожен. Такую всеобъемлющую информацию могли собрать разве что разведслужбы о президенте вражеской державы. Да и то им пришлось бы попотеть.

     – Скучно мне, – сказала фея, – никому наши волшебные знания не нужны. Любим мы помогать достойным и творить добрые дела, становиться крестными принцев и принцесс, подарки приносить им при крещении. Ну, скажи мне, где тут принцы и принцессы? Нету! Где достойные? Кому помогать?

     Была тут у нас одна фея идеалистка. Захотела дракону доброе дело сделать. Пришла е нему и говорит… “скажи свое желание, я его исполню”. А тот, не будь дурак, отвечает… “хочу тебя зажарить и съесть”. Что тут поделаешь – фея просто обязана свое слово сдержать.

     Дракон сковородку и вилку громадную притащил. Потом все три шеи салфетками подвязал и говорит… “лезь на сковородку быстрее, мне нужно вовремя обедать, да раздеться не забудь. От твоего платья всякие пряжки-застежки останутся, я могу о них зубы поломать”. Фея пока раздевалась целый стриптиз устроила, думала соблазнить дракона писькой-сиськой, чтобы он отказался от своего желания. Нет, не отказался. Дунули огнем все три головы – две под сковородку, одна сверху – чтобы она равномерно прожарилась. Съел дракон феюшку.

     А другие обитатели? У хоббитов одно желание; “поели, можно и поспать; поспали, можно и поесть”. И в огородах ковыряются не из любви к земле, а для выращивания вкуснятинки. И больше ничегосеньки им не надо! Эльфы больно гордые, на том вы, люди, их и ловите. Видите ли, если у нее трусы сняли, она опозорена и уже не наша. А эльфы в одиночку жить не могут. И несчастной остается только стать рабой, молоком доиться, попу колонисту подставлять. Гномы грязные от подземной работы, воняет от них потом. И слова не держат – обманут в два счета.

     У нас фей своих мужчин нет, пользуемся для сексуальных утех хоббитами и вонючими гномами. Некоторые из наших сестер устраивали себе искусственное осеменение спермой драконов. Но никто из них не может сравниться с космонавтами. Первые люди, что прилетели сюда, были выше всяких похвал, здоровые, сильные, красивые – одно слово космонавты! . Ах, какие мужчины! Как мы их любили, как с ними трахались! Это же не секс был, а мечта. Мы с ними столько новых дочек-фей зачали и родили.

     А потом понаехали колонисты, о которых и говорить не хочу. Одни пьяницы и хапуги, нет ни малейшего желания им помогать. И эти олухи еще говорят, что мы жестоки, лукавы, проказливы и только иногда добросердечны. Да, мы очень обидчивы и мстительны, но веселы, любим пляски, музыку, жаждем любв-и-и-и, – фея всхлипнула, – а кого тут любить. Вот и остаются нам только азартные игры. Эх, давай от скуки сыграем блиц в шахматы.

     В ее руках появились доска карманных шахмат. В институте я числился отличным шахматистом, но тут позорно продул подряд три блица. Первые два мы играли “просто так” , а третья партия была “на исполнение желания”. По желанию феи мне пришлось высунуться в окно и на всю площадь закричать… Ку-ка-ре-ку! Фея опять загрустила…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]