Петрович-5. Часть 3

     Иди, иди Валя, проверяй cвои снимки, я тебе в обед другие снимки принесу увидев которые ты охуешеешь. А бухать сегодня я буду но только с тобой, после того как я тебе Валя засажу. Подумал я закрывая за матерью входную дверь на ключ. Мне нужно было проявить плёнку и никто не должен был помешать за самым важным занятием в моей жизни. А то мог зайти сосед по площадке алкаш Семеныч, стрельнуть сигарету, но сейчас я бы честно послал бы его на хуй, мне было не до него. Я хотел засадить Вале и моя голова была забита тем как бы её уговорить на секс чтобы мать не взбрыкнула. Тупо шантажировать Валю я не хотел, нужно было действовать и ” кнутом и пряником”. Тем более что мать не против ебли с молодым парнем, почти моим ровесником, раз она согласилась встретиться с предложенным ей Петровичем ” дембелем” два года прослужившим в уральской тайге. По этому Валя уходя и осмотрела меня с головы до ног. Моя мать таким образом сопоставляла сына и его ровесника парня который должен стать её любовником взамен Петровича.

     

     На моё счастье, фотоаппарат меня не подвел и на проявленной пленке чётко получился кадр с Валей сосущей член у Петровича. Но только глаза у моей матери были тревожными и направленными в сторону шкафа. Судя по всему фотоаппарат сработал с задержкой и заснял Валю, когда она услышала щелчок спускаемого затвора и держа член Петровича в губах, устремила взгляд на шкаф. Но отцу который мог бы увидеть в теории это фото, было без разницы куда смотрела его жена, главное что у неё во рту был член чужого мужика и за это Толян реально её бы убил.

     Напечатав на всякий случай с десяток чернобелых фото с сосущей хуй матерью, я убрал принадлежности для проявки и печати в стол в своей комнате а плёнку с негативом и остальные фото, спрятал под матрасом. А потом достал мамины трусы с розочками и лежал до одинадцати дня вдыхая аромат материнской пизды, в которую по идее если все пройдёт гладко я уже сегодня буду спускать свою молодую сперму. Хуй у меня стоял колом когда я лежал одетый на кровати и положив Валины трусы себе на лицо, нюхал волшебный аромат зрелой женщины, представляя как я буду засаживать матери у себя или у неё в спальне или в зале на диване. Хотя дико хотелось подрачить чтобы снять напряг в члене, но я не стал этого делать, с ” Дунькой Кулаковой” моей верной подругой, сегодня должно быть покончено раз и навсегда. Я буду ебать Валю и наслаждаться ощущением когда мой член будет входить в её потертое мужскими членами горячее влагалище.

     

     – Что с Леной пришёл знакомиться сынок? Но её сейчас нет, она на обед домой уехала. Иди посиди в коридоре, или погуляй на улице часок, подожди её она с обеда вернётся а я сейчас занята… – сказала мне мать когда я к двенадцати приехал в поликлинику где она работала и вошёл к ней в рентген-кабинет. Валя вышла из небольшой комнаты освещённой инфракрасным светом лампы, держа в руке рентгеновский снимок и как бы рассматривая его. Мать была одета в белый врачебный халат и смотрелась в нем очень элегантно, на глазах у Вали были очки, через которые она рассматривала снимок. Хотя дома мать никогда очки не носила и я впервые увидел их у неё на глазах тут в поликлинике. И к слову сказать очки ей шли, делая лицо моей матери строгим как и пологается врачу-рентгенологу.

     

     – Да я и ни к ней пришёл а к тебе мамуль… – ответил я матери вовсю пялясь на её зад выпирающий под белым врачебным халатом, мать разговаривая со мной подошла к окну чтобы получше рассмотреть снимок и повернулась ко мне спиной. Свои лакированные чёрные туфли на каблуке, мама даже на работе не сняла с ног и сейчас стояла в туфлях выпячивая свой пухлый зад.

     – Ко мне е. . ее? Случилось что у тебя Костя: ? – удивленно переспросила Валя, поворачиваясь от окна передом.

     – Случилось мам, но только не у меня а у тебя… – ответил я ошарашенной матери и заметив на столе в её кабинете табличку с надписью ” технический перерыв”, взял её и повесил на дверь рентген-кабинета с обратной стороны а сам кабинет закрыл на ключ торчащий из замка.

     – А ну быстро открыл дверь наглец. Опять свою утреннию выходку повторить захотел? Или забыл что я тебе говорила про отца…? – зло сказала мать, думая что я закрыл дверь кабинета для того чтобы лапать её как утром на кухне. И она было ринулась к двери цокая по кафельному полу каблуками с твердым намерением открыть её и вытолкать обнаглевшего сына в коридор, причём выражение лица Вали, было наполненно праведным гневом.

     

     – Не спеши её открывать Михайловна? На вот лучше глянь что я тебе принёс: ? – сказал я матери достав из за пазухи прозрачный целлофановый пакет с её трусами. Теми самыми с розочками, которые предназнеаченны были подтвердить, что молодой парень который должен придти к ней на работу и выебать её, был послан к ней Петровичем.

     – Где ты их взял Костя…? – спросила у меня удивленно мать, так и застыв возле двери кабинета, положив уже руку на ключ чтобы его повернуть и выгнать меня вон. Но увидев в моей руке свои трусы с розочками по краям и ещё в целлофановом пакете, в глазах моей матери через очки была видна дикая измена.

     

     – Иди сюда Костя и быстро рассказывай где ты взял мои трусы? Что сломал замок в моей спальне…? – Валя отойдя от шока увидев в руках сына свои ношенные трусы, взяв меня за руку затащила в комнату где горела инфракрасная лампа, плотно закрыла за собой дверь и прижала к стене упираясь рукой мне в грудь а в другой она держала пакет с трусами.

     

     Комната куда затащила меня Валя, была небольшой и служила для проявки рентгеновских снимков, судя по тусклому свету инфракрасной лампы и обилием различных снимков частей человеческого тела, висевших по стенам комнаты. Мы стояли с матерью почти в притык лицом к лицу и я даже ощущал у неё изо рта запах вчерашнего перегара, но он не был мне противен. Наоборот я просто балдел вот так стоять с матерью в маленькой комнатке со стоячим колом членом в штанах и смотреть ей в глаза.

     

     – А ты не знаешь Михайловна где я мог взять твои ссаные трусики? Ни какой замок у тебя в спальне я не ломал, а твои трусы с цветками мне дал Петрович твой ебарь ещё вчера, после того как ты ушла от него на день рождение к подруге. Короче мамуль я тот парень ” дембель” два года “прослуживший” в уральской тайге и пришел к тебе делать свою “работу”. Ты меня прямо здесь обслужишь или домой поедем: ? – спросил я у ошалевшей от услышанного матери и взяв её за руку которой она упиралась мне в грудь, положил ладонь Вали к себе на ширинку джинс под которыми выпирал большой бугор от стоявшего вних колом члена.

     

     Зрачки глаз у матери тут же расширились и это было видно даже через очки. Валя молчала, видно не находя слов которые ей нужно было сказать сыну, назвашему имя её любовника и принёсшему ей на работу её трусы с розочками по краю, условный знак для ебли с молодым парнем. Мать было попыталась высвободить свою ладонь прижатую к моей ширинке но попытка эта была слабой, больше похожей на показную. Судя по всему Вале было приятно держать руку на вставшем хую сына даже через штаны, а мне и подавно было супер кайфово чувствовать тёплую материнскую ладонь на члене сквозь одежду.

     – На вот ещё Михайловна глянь на это фото. Отцу тоже будет полезно посмотреть что его жена вытворяет пока он в рейсе для неё деньги зарабатывает…? – сказал я матери и всё ещё прижимая её ладонь одной рукой к своему стояку в штанах, другой свободной достал из кармана джинс конверт с фотографией и отдал его в Вале.

     

     Мать тут же с силой высвободила свою руку от моей ширинки и положив трусы на стол в комнате, взяла конверт двумя руками и вытащив из него фотографию открыла рот от удивления. На черно белом фото, Валя увидела себя со стороны сосущию лошадиный член у Петровича. Но надо было отдать должное моей маме, она быстро взяла себя в руки и вытащив из кармана халата зажигалку, сожгла компромат на неё, прямо в комнате на моих глазах, затушив пепел на столе в ванночке с раствором в котором проявляла рентгеновские снимки.

     

     – Зря Валя сожгла, только газ в пустую испортила. У меня есть негатив плёнки и ещё девять фотографий аналогичных этой которую ты спалила. Но их никто не видел и не увидит никогда. Поедем мам домой и я тебе их отдам а дома делай с ними что хочешь, можешь сжечь или на память себе оставить: – сказал я перепуганной и удивленной произошедшим Вале. Я быстро сообразил что лучше уломать мать на секс дома чем в больнице, где она может мне и не дать.

     

     И было опять попытался положить её ладонь к себе на ширинку, до того было приятно чувствовать её теплую ладонь на члене. Но мать оттолкнула меня от себя и выйдя из комнаты в кабинет, сняла халат повесив его в небольшой шкафчик в углу рядом с рентгеновским аппаратом. А потом коротко проговорила не смотря мне в глаза, подойдя к двери кабинета.

     – Поехали домой Костя… – Валя повернула ключ в двери и вышла в коридор цокая каблуками а я за ней с бешенным стояком в штанах.