Первый урок

     На лето родители отправили меня к тётке – та жила на юге, близ моря. Практически я уезжал курорт по бесплатной путевке. А чё? Жилье есть, жратва есть, море есть – и ни за что не надо платить! Одно плохо – денег с собой дали мало, гроши. Но я думал, что как-нибудь выкручусь.

     Во второй вечер по приезде, я познакомился на дискотеке с Иркой. Девка приехала на юг со старшей сестрой Мариной. Они снимали однокомнатную комнату – до моря далеко, зато в центре. Море Марине было нужно постольку-поскольку, главное – чтобы наличествовало отдельное жилье. Марина (как я узнал позднее) была еще та прорва – трахалась со всеми подряд, будто с голодухи была баба. Ирка сестру не осуждала, но ненасытность старшей доставляла ей определенные проблемы: приходилось часто уходить из квартиры, иногда сестра приводила кого-нибудь в час ночи. Тогда Ирка собирала постель и перебиралась досыпать на балкон. Но даже там, за закрытыми дверями, отчетливо слышала, что происходит в комнате – во время траха Марина любила поорать. Причем, с кем бы не имелась! У Иры создавалась впечатление, что любой худосочный пенис, проникающий в ее ненасытную бездну, доставлял сестре безумное наслаждение. И та орала, как резаная. Соседи, наверное, оhуевали от нее…

     Маринку пялили молодые, старые, среднего возраста, высокие, низкие, лысые, лохматые, подтянутые, с животом, бородатые, усатые и безусые. ВСЕ! Каждый день у сестры появлялся новый “поклонник”.

     У сестры существовал определенный принцип: Марина использовала мужиков одноразово. Ира не помнила, чтобы кто-то задерживался более суток.

     Конечно, в их родном городе, у Маринки не было возможности менять мужиков, словно перчатки – дома она, вообще, мало походила на бляdищу: вела пристойный образ жизни, встречалась с двумя-тремя парнями… и всё – никаких ночных загулов, никаких траханий по кустам.

     Ирка и Марина жили вместе с родителями. Если бы отец или мать узнали, что их старшая дочь гуляет налево и направо – прибили бы. Марина тешила себя фаллоимитаторами (тайком купила в секс-шопе) – наяривала дырочку днем и ночью. Ирка про “хобби” сестры знала, но помалкивала. Зато на югах, куда предки отправляли их каждый год, старшая отрывалась по полной.

     … Блин, я ж не про Маринку хотел рассказать – про нее надо писать не маленькую историю, а романище. Исправляюсь! Итак…

     

     Ирку я трахнул в первый же вечер, после дискотни: мы ушли к морю, там на берегу я ее и сделал. В плане женской привлекательности Ирка из себя не представляла ничего особенного: не страшилка, стройненькая, но какая-то вся зажатая. И сиськи маленькие (меня это удручало больше всего) .

     А через два дня она приперлась ко мне на хату. В смысле, на тёткину квартиру (я ей показывал, где живу) . Пришла рано утром, тётка ее впустила. Я еще спал.

     – Ты че приперлась в такую рань? – спрашиваю, продирая глаза.

     В общем, в то утро я узнал про нюансы жизни сестры – что приходится часто уходить из квартиры, и про прочие “радости” жизни с сестрой. Вчера Марина привела какого-то бугая и они всю ночь елозили: от кровати – до подоконников. Ирка невыдержала и, невыспавшаяся, решила идти ко мне. Больше было некуда.

     – Ну… ложись. Досыпай, – говорю ей я.

     Мнется.

     – Ты чё?

     – Хочешь я сделаю тебе минет?

     – Хочу.

     Взяла в рот. И тут в комнату заходит Инка, моя тётка. Инка – баба еще молодая, она – двоюродная сестра моей матери. Женщина одинокая, но не строгая. Мы с ней всегда ладили. Но я не ожидал от нее ТАКОГО участия в моей судьбе.

     – Подружка твоя? – улыбаясь, спрашивает Инна.

     Ирка присосалась к моему концу, но услышав сзади голос, отпрянула. Замерла, не зная, чё делать?

     – Эх-х, молодёжь, мать вашу! – вздыхает тетка. -Разве ж так делают мужику приятно? Скидывай штаны, голощелка! Мужику надо видеть всё тело… раз титьки размером не вышли. Чё стоишь? Делай, как говорят!

     Сняла с себя всё.

     – Смотри – и учись! – говорит тетка, решительно беря мой член в свои руки. Руки умелые, мне нравится. Немного hуею, от того, что это не посторонняя девка, а родная кровь. Пусть и дальняя. Неудобно как-то… Но когда она начинает свои выкрутасы, я забываю про родственные узы и прочую хрень – баба просто супер! Какая мне разница – тетка она или с улицы зашла? Вон, как классно!

     – Повторяй за мной, – говорит Инка Ирке.

     Ирка старается. Получается хреново. До тетки ей расти и расти. Ну, ничё… может к концу лета научится.

     Инка становится раком, призывая войти в нее сзади. Уговаривать меня не надо, я уже заведен выше крыши. Раздвигаю губы и вхожу. Сыро и приятно. Боялся, что попаду в разболтанную щель, но Инкина дырочка еще ничего. Конечно, не целка, но и небесными хлябями тоже не назовешь. Нормальная дырочка. Дрючу тетку.

     Ирка смотрит за действом со стороны.

     Неожиданно Инна, не отпуская меня из своего плена, подтягивает Ирку к себе за ноги и утыкается лицом в ее пах. Ирка напугана бесцеремонностью, но не дергается – послушно позволяя тетке ласкать ее щель. Вот так мы и еbемся: я пялю Инну, та ласкает Ирку. Ирка начинает постанывать. Уловив смену настроений девчонки, тетка прибавляет громкости “ахов” и “охов”, подливая бензинчику в общий костер.

     Мне клёво! Классное утро!! Пиzдатое!!!

     Потом Инка и Ирка меняются местами – я еbу девчонку, а она ласкает теткину промежность. По мере продвижения нашего “аттракциона” замечаю: Ирка уже менее скована, теткин урок пошел впрок – удачно подмахивает, не сбивается с моего ритма, не лежит бревном (как тогда на пляже!) , а всячески подстраивается под мtyz. “Другое дело, бля!”.

     Минут через десять тётка говорит Ирке тоном наставницы:

     – Спроси у мужчины: как он хочет кончить? . . Ласково спроси… Любя! Поняла?

     Ирка, лежащая в этот момент подо мной, обнимает меня крепче и тихо произносит:

     – Как ты хочешь кончить?

     – … “любимый” добавь! – слышится голос тётки.

     – Как ты хочешь кончить, любимый? – повторяет Ирка.

     Я не знаю. Мне хочется их иметь и иметь! Ей-богу, я б их трахал и трахал – настолько мне всё по кайфу! Но я не Железный Дровосек, я не могу пялить женщин, не кончая. И я говорю:

     – Я желаю вас… я желаю кончить на вас обеих!

     Голос Инны, обращенный к Ирке:

     – Как только толкну – сразу подставляй лицо, ясно? И рот не забудь открыть, пэтэушница!

     Ирка обиженно кивает.

     Я дрючу Иркину пещеру. Ее ноги широко раздвинуты и подняты вверх. Передо мной прекрасная картина: я вижу, как в верхнюю дырочку входит-выходит мой член. Второй дырочки за членом не видно, но я знаю, что она там есть. Вторую дырочку я оставлю для себя про запас – “Нельзя всё сразу!”. Трение об Иркины губы и мои размышления о том, как здорово одновременно иметь двух баб, создают необходимый посыл для кончалова: я чую, что поток спермы начинает затапливать дамбу и сейчас снесет ее на hуй!

     Блин, до сих пор не понимаю, КАК женщины определяют, что мужик вот-вот кончит?! Опытные женщины, разумеется. Ирка, как лежала, так и лежала. А может, я задышал прерывисто и тетка уловила перемену? Короче, я только подумал, что щас буду кончать, а Инка уже ширнула Ирку в бок и сама плюхнулась лицом вверх, подставив рот под мой член. Ирка тоже успела сползти поближе. Ну, почти успела – потому что львиная доля досталась Инке. Ирке тоже попало, но остатки – это уже я, чтобы не обделять вниманием, выдавил последние капли спермы на ее личико.

     Женщины лежали у моих ног, залитые белыми сгустками. “Картина маслом! Су-у-у-упер!”.

     Никогда не кончал так клёво! По количеству спермы можно было увидеть – КАК мне хорошо! Да, подустал… но завтра… Нет! Сегодня вечером я захочу повторить ВСЁ снова! Я это точно знаю!

     “Женщины мои! Как я вас люблю!”.