Проститутки Екатеринбурга

Перевоспитание (инфантилизм). Часть 21

     – Что, не нравится, когда вытирают между ножек холодной салфеткой? – спросила я дрожащего всем телом мальчишку, занявшись его мошонкой, – Не надо было какать в штаны.

     Саша бросил на меня донельзя обиженный взгляд и громко заревел.

     – Та-ак, где наша соска? – улыбнулась я и достав из верхнего ящика стола одну из купленных специально для Саши пустышек, бесцеремонно сунула ее мальчишке в рот, – Только попробуй выплюнуть! Весь завтрашний день в пеленках проведешь.

     “Такие брезгливые, – подумала я, взглянув на Настю с Ксюшей, – Если б мальчишка просто описялся, драку б устроили, кому с ним возиться. А грязной попы боятся”.

     – Чего улыбаешься? – поинтересовалась у меня Ленка.

     – Вспомнила, как Настя с Ксюшей морщились, когда я предложила одной из них вытереть Саше попу.

     – Ага, – засмеялась Ленка, – А мы грязных поп не боимся. Правда Катька?

     – И не говори, – усмехнулась я, – Впрочем можно в первый раз облегчить им задачу – промыть мальчишку несколькими клизмами, чтоб у него в попе ничего не осталось.

     – Не хочешь, что пачкал подгузник, после того, как запеленаешь? – спросила Настя.

     – Так неинтересно, – улыбнулась я, продолжая скользить холодной салфеткой по съежившейся Сашиной мошонке, – Надо, чтоб пользовался подгузником по назначению. Только какать Саша у нас теперь будет исключительно бананами. Как вам такой вариант?

     – Идёт! – хихикнула Ксюша.

     – Везёт вам, девчонки, – сказала Ленка Насте с Ксюшей, – Дали настоящего…

     Ленка запнулась, коротко хихикнув

     – Младенца? – с улыбкой подсказала я.

     – Ага, – кивнула Ленка, – Не то что пластмассовые, на которых мы в колледже тренируемся.

     – А что если Сашу вашему колледжу подарить? – шутливо предложила я.

     – В качестве максимально реалистичного тренажера для обучения уходу за малышами? – засмеялась Ленка.

     – С фруктовым содержимым подгузника, – добавила я, – А если почаще будет пить, начнет писять чистой водичкой. Кстати не мешает и об этом позаботиться.

     Я опустила Сашины ноги и принялась легонечко водить холодной салфеткой по гладкому детскому лобку, наблюдая за реакцией отчаянно вырывающегося семилетнего мальчишки.

     “Представляю, как ему щекотно” – довольно улыбнулась я, сильнее прижав Сашины ноги к столу.

     – А это что за палочка? – ласково спросила я мальчишку, приподняв ему писюнчик.

     – Это маленький пожарный шланг, – хихикнула Ксюша, еще больше вогнав Сашу в краску.

     – Нам с Сашиным писюнчиком никакой пожар не страшен, – усмехнулась я, вытирая мальчишке его тоненький стручок.

     Ксюша с Настей сдержанно захихикали.

     – Запомнили, как надо вытирать малыша детскими салфетками? – спросила я их, закончив возиться с Сашиным писюнчиком.

     – Чего там запоминать, – хмыкнула Ксюша, – Только боюсь, одна с семилетним не справлюсь.

     – Сестра подержит, – усмехнулась я.

     Я достала из ящика стола большую спринцовку для клизмы и отправилась на кухню ее наполнять. Вернувшись, я сразу задрала Саше ноги и подоткнула мальчишке под попу марлевый треугольник.

     – Сначала хорошенько помажем попу, – улыбнулась я, открыв свободной рукой баночку с детским вазелином.

     – Нас немножко по-другому учили, – заметила Ленка.

     – Как? – поинтересовалсь я, принявшись тщательно обмазывать вазелином Сашину дырочку в попе.

     – Достаточно смазать носик спринцовки.

     – Попу тоже помазать не мешает, – сказала я.

     Разумеется я знала, что положено мазать вазелином только носик клизмы. Просто не могла удержаться, чтобы в очередной раз не подразнить мальчишку, играясь пальцем с его чувствительной дырочкой. “Прикольно наблюдать за его испуганным лицом, – улыбнулась я, принявшись ритмично тыкать указательным пальцем в Сашину дырочку, проверяя ее на прочность, – Если б не соска во рту, точно б заревел”.

     – А теперь помажем внутри, – пояснила я, бесцеремонно углубившись пальцем в детскую дырочку, – Вот так.

     Слегка покрутив пальцем в разные стороны, я быстро вынула его наружу и взяла в руки клизму.

     – Где ты такую большую нашла? – поинтересовалась Ленка.

     – В детском магазине купила, – ответила я, смазывая носик клизмы вазелином.

     – Специально для Саши?

     – А ты как думаешь? – усмехнулась я, слегка сжав клизму, пока на кончике не показалась капелька воды.

     – Нас тоже учили выпускать воздух, – сказала Ленка.

     Снова высоко задрав Саше ноги, я уперлась носиком клизмы в детскую дырочку.

     – Я думала, что ты уложишь мальчишку на бок, – заметила Ленка, – Так, на спинке, только грудничкам клизму ставят.

     – Серьезно? – ехидно посмотрела я на подругу, – А Саша у нас сейчас кто?

     Ксюша с Настей тихонько хихикнули.

     – Такой испуганный, – заметила Ксюша, кивнув на Сашу.

     – Глупыш, – ласково улыбнулась я мальчишке, сунув спринцовку ему в попу, – Клизма – это совсем не больно. Неужели мама никогда ее тебе не ставила?

     – Ага, такое впечатление, что это его первая в жизни клизма, – хихикнула Настя.

     – Главное – не спешить, – пояснила я девчонкам, медленно выжимая резиновую грушу.

     – Эт точно, – согласилась Ленка, – Спешка в этом деле неуместна.

     – Ну вот и всё, – сказала я, полностью выжав клизму, – А теперь вынимаем спринцовку и быстро сжимаем попу. Нужно чтобы как минимум три минуты подержал воду.

     – Семилетний и без посторонней помощи способен ее держать.

     – Ну не знаю, – усмехнулась я, сильно сжав Сашины кругленькие половинки, – Лучше подержать, чем на его сознательность полагаться. Юлька один раз не успела зажать Андрюше ягодички после того, как вынула спринцовку – так он такой фонтанище из попы пустил. Пришлось заново клизму делать.

     – Тебя сестра всем детским процедурам учит? – поинтересовалась Настя.

     – Дает практиковаться на племяннике? – спросила Ксюша, – Сразу чувствуется, что есть опыт.

     – Неа, – мотнула головой я, – Ни на ком до Саши не практиковалась. Просто насмотрелась, как Юлька ставит малышам клизмы.

     – А нас на практике в садике специально учили, – сказала Ленка, – Медсестра сказала, что нянечки ясельной группы должны уметь ставить клизму. Потому что надо следить, чтобы у всех малышей был регулярный стул.

     – В яслях, оказывается, и за этим следят, – удивилась Настя.

     – А как же, – подтвердлила Ленка, – Всё положено отмечать в специальном журнале: и маленькие делишки, и большие. Нянечки с воспитательницами периодически этот журнал читают – и если видят, что у ребенка задержка со стулом, сразу ставят клизму.

     – Я б еще записывала в этом журнале, как ребёнок сделал свои делишки, – предложила Настя, – В горшок или под себя.

     – Существует еще один способ, – добавила я, – Фонтанчик неожиданности.

     Девчонки дружно засмеялись.

     – А это правда, что только мальчики писают во время детских процедур? – поинтересовалась Настя.

     – Ага, в основном мальчики, – кивнула Ленка.

     – Из вредности что-ли? – хихикнула Ксюша.

     – Или мечтают стать пожарниками? – улыбнулась Настя, – Это ж мужская профессия.

     Девчонки снова расхохотались.

     – И не говори, – усмехнулась я, – Любимая игра каждого маленького мальчика – тушить воображаемые пожары.

     “Изо всех сил изображает, что наш разговор к нему не относится” – улыбнулась я, продолжая наблюдать за смущенным семилетним мальчишкой.

     – Судя по Сашиной писюльке, он сейчас тоже собрался пожар тушить, – засмеялась Ксюша, показав пальцем мальчишке между ног.

     – Ага, – согласилась с сестрой Настя, – Очень подозрительно дергается. Правда не так сильно, как раньше.

     – Ты тоже заметила? – улыбнулась Ксюша. .

     – Еще б не заметить, – усмехнулась Настя, – Сразу напряг свой стручок, когда Катя вставила ему в попу клизму.

     – У многих мальчиков такая реакция на клизму, – с улыбкой пояснила Ленка, – Нас медсестра в садике сразу об этом предупредила.