Проститутки Екатеринбурга

Перевоспитание (инфантилизм). Часть 18

     – Ага, – усмехнулась Ксюша, – Так отчаянно пытается увернуться от моих пальцев.

     “Вошла в раж”, – подумала я, наблюдая, как 12-летняя девочка беспощадно щекочет дрожащего всем телом мальчишку.

     – Ой, смотрите! – насторожилась Ксюша, – Писюнчик еще больше напрягся.

     – Сейчас точно пустит фонтан, – усмехнулась Настя.

     – Не бойся, – успокоила я Ксюшу, – У него ж под попой марля. Пусть еще пару минут подрыгает ножками. Таким, как Саша, это полезно.

     “Хорошо, если полминуты продержится” – с улыбкой подумала я, но вслух ничего не сказала. Хотелось посмотреть на Ксюшину реакцию, когда мальчишка без предупреждения пустит фонтан. Впрочем судя по хитрому лицу левочки она как раз этого от Саши и добивалась.

     – Уси-муси-пуси, – снова засюсюкала Ксюша, быстро перебирая пальчиками у мальчишки за яичками, – Пустишь для нас струйку? Пись-пись-пись…

     Мальчишка вздрогнул всем телом и пустил сильный фонтан.

     – Ой! – засмеялась Ксюша, отдернув руку.

     – Приподними ему писюнчик, – попросила я, – Направь струйку на марлю, чтоб не замочил одеяло.

     – Вот видите, – хихикнула Ксюша, – Надо было просто правильно попросить.

     – Если б Саша у нас так ходил на горшок, – усмехнулась я.

     – Слушай, а он что от щекотки пустил фонтан? – неуверенно спросила Ксюша.

     – А ты как думаешь? – хитро улыбнулась я.

     Ксюша тихонько хихикнула и снова пощекотала мальчишке яички, мгновенно добившись от него очередной струйки.

     “Не знает куда деться от стыда” – усмехнулась я, наблюдая за пунцовым Сашиным лицом.

     – Так вот в чем оказывается дело, – протянула Ксюша.

     – Только сейчас дошло, – улыбнулась Настя, насмешливо взглянув на сестру, – Я еще во время Колиного купания это поняла.

     – Точно, – вспомнила Ксюша, – Пустил струйку, когда Катя намыливала ему яички.

     – Щекотка не дает ребенку терпеть позыв писять, – пояснила я, – Поэтому если видишь, что карапуз хочет по маленькому, достаточно легонько пощекотать, чтобы пустил фонтан.

     – Прикольно, – хихикнула Ксюша, – Тогда как насчет еще одной струйки?

     Ксюша принялась щекотать Сашину мошонку и мальчишка, как по команде, брызнул тонкой струйкой.

     – Вот так, молодец, – насмешливо улыбнулась девочка.

     – Да, веселый получился массаж, – усмехнулась я, – Хорошо, что у остальных обошлось без фонтанов.

     Я вытащила из-под Сашиной попы марлю и быстро вытерев ему детской салфеткой писюнчик, махнула Ксюше, чтобы та опустила мальчишке ноги.

     – Можете одевать малышей, – бросила я девчонкам, вставая с одеяла, – А я пошла греть ужин.

     – В маечки с колготами? – спросила Ленка, – Или снова оставить голопопить?

     – Достаточно на сегодня поголопопили, – сказала я, отправившись на кухню.

     Там я сразу поставила на плиту две кастрюли – с гречневой кашей и сосисками.

     “Снова играют в кубики” – улыбнулась я, наблюдая через коридор за происходящим в зале. Правда в этот раз Ксюша занялась вместо складывания слов строительством высокой башни.

     Построив из кубиков башню, девочка раздала каждому мальчишке по пирамидке и малыши принялись старательно их разбирать и собирать.

     “Всё, как обычно” – усмехнулась я, заметив, что Саша сидит в сторонке, демонстрируя всем своим видом, что ясельные игрушки ему неинтересны.

     – А ну ка быстренько иди сюда! – позвала семилетнего мальчишку Ксюша и взяв Сашу за руку, посадила его рядом с малышами, – Почему пирамидка до сих пор не собрана? Смотри, Максимка уже свою закончил. А ты похоже не знаешь как ее собирать.

     – Подумаешь, – обиженно хмыкнул Саша, за несколько секунд собрав разноцветную пирамидку.

     – Молодец, – похвалила его Ксюша, – А ты, Андрюша, над чем задумался? Не можешь найти следующее колечко? Вот оно.

     “Прикольно, – усмехнулась я, – Она и с Сашей точно таким же снисходительным тоном разговаривает – как будто ему тоже два годика”.

     – Та-ак, – сказала Ксюша, разглядывая сложенные пирамидки, – Все кроме Андрюши сложили правильно. Ну что? Кто ему покажет, какие колечки нужну поменять местами. Ага, Максимка, вот эти.

     После пирамидок Ксюша поставила перед мальчиками большой игрушечный грузовик.

     – Садитесь в круг, – попросила она, – И у каждого должны быть кубики. Это тебе, Саша, эти – Андрюше, а оставшиеся – Коле. Что такое, Максимка? Чего такой обиженный? Кубиков не досталось? Сейчас грузовик привезет. Ну что? Завели мотор и поехали. Первая остановка у Саши. Грузи в машинку кубики.

     Саша наполнил кузов грузовика кубиками и Ксюша отвезла его к следующему мальчику – Андрюше.

     – А ты, Андрюша, разгружай Сашины кубики и наполняй грузовик своими. Сейчас он отвезет их к Коле.

     “Надо почаще Ксюшу к нам приглашать, – подумала я, – Малышам с ней так интересно. Даже Сашу вовлекла в игру. Хотя все равно сидит с кислой миной – типа чего вы ко мне с этими играми пристали. Стесняется в семь лет играть с малышами детсадовского возраста. Ничего, ты у меня теперь только в такие игры и будешь играть: кубики, пирамидки, колечки. Нечего малышей сторониться”.

     – Ужинать! – громко крикнула я в коридор.

     – А на всех стульев хватит? – обеспокоенно спросила Ленка, появившись на кухне.

     – Хватит, – уверенно ответила я, – Потому что младшенькие: Саша с Андрюшей будут сидеть у взрослых на коленях.

     – Младшенький, – хихикнула Ксюша, кивнув на Сашу.

     – Да-да, – улыбнулась я, – Мы его сегодня, как и Андрюшу, кормим с ложечки.

     Быстро повязав всем детям слюнявчики, я отправила Колю с Максимкой за стол.

     – Ну что, кто Сашу кто возьмет? – обратилась я к девчонкам.

     – Я! – вызвалась Ксюша.

     – Ты уже с ним возилась, – обиженно сказала младшей сестре Настя, – Теперь моя очередь.

     – Какой на семилетнего спрос, – усмехнулсь я, – Вы еще из-за него подеритесь.

     Ксюша молча села за стол, бросив на Настю недовольный взгляд.

     – Обиделась на сестру? – спросила я Ксюшу, – Покорми Андрюшу.

     Я осторожно посадила племянника на колени девочке.

     – Вот его тарелка, – сказала я, кивнув на Андрюшину тарелку с порезанной сосиской и горкой гречневой каши, – А это – Сашина.

     – Иди сюда, – позвала Настя Сашу, усевшись справа от сестры, – А теперь садись на колени.

     Быстро порезав сосиску на мелкие кусочки, Настя наколола на вилку первый.

     – Открывай ротик, – попросила она Сашу, – Ну? Что такое?

     – Саша! – прикркинула я на мальчишку, – Опять не слушаешься? Сейчас заберу твою еду.

     Настя снова попыталась сунуть Саше в рот кусочек сосиски, но мальчишка принялся отчаянно уворачиваться.

     – Ну что ж, – усмехнулась я, – Не нравится взрослая еда, будешь есть вот такую.

     Я открыла холодильник и достав оттуда баночку с детским пюре, демонстративно поставила ее на стол.

     Саша обиженно скривился, но тем не менее открыл рот, куда тут же отправилась вилка с сосиской.

     – Вот так, – улыбнулась Настя, – Молодец. А теперь немножко кашки. Давай, Сашуня. А-ам.

     Семилетний мальчишка вздохнул и снова открыл рот.

     – Как нам каша нравится, – с ласковой улыбкой сказала Настя.

     Я принялась быстро есть, украдкой наблюдая, как сёстры кормят своих мальчиков.

     – Ну вот, – улыбнулась Настя, – Правда вкусные каша с сосиками? Открывай ротик пошире.

     Саше в рот отправился очередной кусочек сосиски.

     – Этот кусочек за маму, – ласково приговаривала Настя, – А кашку за папу.

     – Ну не знаю, – усмехнулась я, – Сашу мама одна вроде растит.

     – Тогда за бабушку, – улыбнулась Настя, – Открой ротик.

     Саша послушно открыл рот.

     – Во-от так, – похвалила его Настя, – И за дедушку.

     Подождав, когда Саша разжует и проглотит еду, Настя снова сунула ему в рот вилку с кашей.

     – А тёти с дядями у тебя есть? – поинтересовалась она у мальчишки.