шлюхи Екатеринбурга

Переписка. Часть 2

     Письмо 5.

     После его ухода, ни одной мысли не было у меня в голове. Навалилась какая то безвыходная тоска и пустота. Проплакала до утра, когда почти совсем рассвело, я уснула. Проснувшись, обнаружила, что простынь вся, испачкана, еле-еле доползла на улицу до кадушки постирала простынь и долго-долго мылась ледяной водой стирая кровь. Весь следующий день, сказавшись, больной я, лежала в кровати. Очень болело между ног и внутри, в животе. Я размышляла о том, что произошло, и сделала вывод, что дядя Коля тыкал своим членом мне в ту дырку, откуда я писаю, даже дураку понятно, что она намного уже его дубины он мне ее всю порвал и теперь я истеку кровью и умру. Анатомия женского дела была мне недоступна в те годы. Придя к такому неутешительному выводу, я начала реветь еще жалостнее, так мне не хотелось умирать.

     Жил дядя Коля почти на самой окраине деревни, совсем рядом с речкой, куда мы ходили купаться. Я была у него в доме всего один раз, за садом в самом конце участка стояла баня, туда я и приходила. Баня была просто огромная, гораздо больше нашей, имела два предбанника. Один у самой двери, там стояли кресла и старый холодильник, второй даже не предбанник, а целая комната с высоченным окошком и двумя кроватями напоминала гостевой домик, если не знать что за дверью баня с полками и душевая никогда бы не подумала, что это не жилой дом. Там и произошел один случай, который стал одним из самых запоминающихся моментов и потряс меня до глубины души. Как обычно окольными путями я пробралась в баню, шла быстро, там, где дорога пустынная вдоль реки бежала бегом, запыхалась.

     Дядя Коля лежал на кровати в одних трусах, ждал.

     -Почему так долго?

     Ну как было ему объяснить, что сложнее всего было отвязаться от надоедливых подружек, которые упорно не хотели понимать, куда я исчезаю на несколько часов каждый день, как только мы выходим гулять. Сказала только:

     – Простите.

     – Простите, хозяин!!! Сколько раз можно повторять!!

     – Простите, хозяин.

     – Еще раз и накажу, предупреждаю последний раз. Иди сюда. Встань передо мной и задери юбку.

     Он почему-то это очень любил. Что бы я сама перед ним раздевалась, особенно стояла в платье с задранной юбкой, под которой ничего не было, мог полчаса заставлять меня принимать разные позы, должна была, непременно сама, растягивать руками в разные стороны влагалище или анус. Притащил откуда-то из клуба списанное зеркало огромное. Самое любимое его занятие, ляжет на спину, меня перевернутую положит на себя, обычная поза 69 уткнет меня лицом между ног, раздвину все, поза неудобная, руки затекают, а он, то гладит, то пальцы засовывает, один, два, три и начинает водить ими туда сюда. Говорил, что вход у меня очень красивый похож на цветок. Где-то отрыл пластмассовую палочку не сильно толстую и не очень длинную, закругленную с двух сторон, мне кажется, она была от какой-то игры, когда кольца накидывают на палку, забыла, как называется. И со временем она заменила пальцы. Сделал на ней отметину, и точно знал какая сторона для ануса. . Мне было неприятно, больно, я терпела. Вот так поиграет, налюбуется, а потом, как ритуал каждый раз, ставит раком, вводит член, эту штуку вставляет в попку и начинает трахать в две дырки. Если выпьет то долго не может кончить, пыхтит, пыхтит, яйца стучат по мне шлеп, шлеп, все быстрее, быстрее, потом резко выдернет все, раздвинет одной рукой анус, , а другой дрочит член, в отражении зеркала мне он казался, таким багровым с синевой, с огромными венами. Кончал шумно, аж рычал, и непременно норовил попасть спермой в не закрывшуюся после палки дырочку ануса. Говорил, что ему нравится смотреть, как разбрызганные капли спермы собираются в струйки и стекают в мою попку. Если слишком разбрызгал, то собирал ее пальцами прямо в нее. Он вообще трогательно относился к своей сперме. Если не кончал внутрь меня, то заставлял ее или втирать в кожу, говорил, что грудки вырастут быстрее, а если кончал на лицо, то непременно заставлял снимать ее пальцами и их облизывать, либо обмякшим слегка членом растирал ее по лицу. Объяснял, что мужская сперма очень полезная, и ее нельзя расходовать попусту.

     Во время минета если спермы было много, в первый раз за день, то больше всего он любил залить ей все мое лицо. Когда начинал кончать, сжимал рукой волосы, резко отстранял голову и дрочил пока теплые струйки не начинали бить в лицо, на волосы, глаза. Или заливал ей весь подбородок и любовался, как сперма стекает по нему, капая на грудь. Учил сосать меня глубоко без рук, но безрук никак не получалось, рот был слишком мал. Я все время давилась, слезы катились из глаз. Пропихивал его всегда настолько глубоко, насколько позволял мой детский ротик, по-другому он просто не мог кончить. Научил губами прикрывать зубы, так, что бы они, не задевали за член, этот урок мне пригодился до сих пор. Сосать приходилось иногда очень подолгу так, что затекала шея.

     Когда он первый раз кончил мне в горло, я подавилась, начала кашлять, меня чуть не вырвало. Он дождался пока я отдышусь и ударил меня по лицу.

     – Никогда не смей принимать в себя мою сперму с такой кривой рожей!!!!

     Когда он был недоволен у него делалось очень злое лицо и мне становилось по настоящему страшно. .

     – Ты должна глотать ее так, как будто это самое вкусное мороженное на свете. Поняла!?!?!?! . Да я поняла и, как могла старалась делать вид что мне она нравится. Я глотаю ее и по сей день, но вкус мне так и не нравится, если говорить откровенно. Он никогда не позволял выплевывать или вытирать полотенцем свою сперму, я должна была боготворить ее так же, как и его член, потому, что это удел личной шлюшки хозяина.

     Ну вернемся к случаю. Отругав меня за опоздание он взял с полки палочку и стал водить ей межу ног раздвигая губки. Сел в кресло снял трусы, закурил. Скомандовал: – Раздевайся догола и встань на колени. Я стянула платье встала. Пощипал немножко за соски, покрутил их пальцами. . Поднимай! Я взяла в рот и стала потихоньку сосать. Член увеличивался на глазах, на головке образовалась большая капля смазки, он взял член в руку и отодвинул его от моих губ, капля растянулась, повисла между губами и членом. Его это почему-то рассмешило. Вдруг я услышала стук в окно голос отца, он звал дядю Колю. Меня охватил такой ужас, дядя Коля же был спокоен:

     – Сиди молча, не дергайся! Он подошел к окну и открыл форточку – Чего тебе?

     – Открывай дело есть!

     Отец что-то еще говорил я не разобрала, от страха в ушах звенело, и стучало. . Нет не могу я с бабой. Отец засмеялся. . Говори только быстро. Член потихоньку начал опадать, у отца было какое-то срочное дело и стало ясно, что он не уйдет еще довольно долго. Вдруг дядя Коля знаками показал на меня и на член, я не сразу поняла, что он хочет. Но он настойчиво показывал мне руками, что бы я начинала снова сосать. Дрожа, как лист я слезла с кровати и на коленях поползла в сторону окна. Не знаю почему, то ли от одного этого зрелища или просто от экстрима самой ситуации, но когда я добралась до члена, он уже стоял как кол. Я взяла его в рот, дядя Коля взял меня за волосы и начал потихоньку насаживать. Больше всего я боялась, что я случайно издам чавкающий звук, и поэтому раскрыла рот как можно шире, у меня даже скулы заболели. Он продолжал разговаривать с моим отцом, как не бывало, и время от времени покашливал, что бы скрыть сбивавшееся дыхание. Наконец отец, отпустив какую-то шутку, по поводу того, что дядя Коля не один отец ушел, а дядя Коля стал трахать меня в рот как сумасшедший. Я не вполне понимала что происходит, но на протяжении всего этого минета сердце колотилось с бешеной скоростью, внизу живота все сжалось в комок как будто от страха, но мне было очень приятно. Когда я повзрослела, я поняла, что это было первое в моей жизни предоргазменное состояние, если бы дядя Коля потрогал немного мне клитор у меня был бы оргазм, но он продолжал трахать мой рот. Я не делала ему минет, я была как резиновая кукла с открытым ртом, а он резко надевал мою голову на свой член.

     Так продолжалось всего минут пять после он застонал так, как никогда до этого и мне в рот полилось просто огромное количество спермы я начала ее судорожно глотать, голова кружилась, я была в таком состоянии, что не думала о ее вкусе, о том, что она бьет мне прямо в горло, я глотала ее как воду. Дядя Коля без сил упал в кресло, закурил. – Одевайся и иди на сегодня ты мне больше не нужна, завтра, что б была с утра как проснешься. Я оделась и ушла.

     Все лето я была во власти этого человека. Потом его не стало, я была безумно счастлива сначала, а затем радость, от того что моя тайна ушла вместе с ним, сменилась грустью и растерянностью, как собачка потерявшая хозяина я и сейчас иногда с тоской вспоминаю этого человека.

     

     Александра. fantasy2003@fromru. com