Проститутки Екатеринбурга

Пацаны. Часть 3

     – Это не я, а ты будешь, – поправил его Вован, надевая кляп на Катьку, – выдери ее как сидорову козу, отомсти за свою неудачу. Вон прыгалки возьми, ими она ни разу не получала. Смотри не перестарайся только, нам ее еще ебать сегодня.

     Катька задергалась, заболтавшись на турнике, ее тело покрылось гусиной кожей.

     – Видишь, как она хочет, тоже признает свою ошибку, что у нее с тобой ничего не получилось. Ну, это так, к слову, давай начинай. Ей это понравится, – Вован подошел к ней и вынул затычку из попки.

     – Хорошо, – сказал Юрик, подняв прыгалки, валявшиеся тут же, – всыплю ей, по первое число.

     – Мой тебе совет, бей по заднице, потом приятней ебать будет. В пизденке-то ты у нее, сегодня, уже был.

     Юрик сложил прыгалки и с размаху хлестанул Катьку, попав по ягодицам. Катька замычала задергавшись. Он хлестанул еще раз, попав по спине. Она изворачивалась. Прыгалки попадали по животу, по грудям, по заднице, по ногам. Юрик вошел в раж. Ему было интересно то, что происходило.

     – Давай еще, ей мало, – требовал Вован, его голос отдавался небольшим эхом, – по заднице бей, никуда она не денется. Пусть знает свое место.

     Через некоторое время Юрик остановился. Катька продолжала мычать, извиваясь, ее тело было покрыто красноватыми следами от порки, ноги перебирали по полу. Цепочка на зажимах, прикрепленных к грудям, бешено дергалась.

     – Ну вот, теперь хорошо, теперь ее можно трахать, – Вован подошел к Катьке спереди, взяв одной рукой за грудь, другой за попку, – она готова.

     Катька замерла вытянувшись. Слюна стекала из уголка рта к подбородку, ее зубы сильно сжимали кляп.

     Вован поцеловал ее в грудь, и раздвинув ноги, приподнял их от пола, оказавшись между ними. Она вцепилась в турник. А он вошел в нее, прижав к себе.

     – Витек, присоединяйся, чего стоишь? Бери ее сзади, – предложил Вован, – она теперь смирная будет.

     Витек обошел их. А Юрик присел рядом, на низенькую лавочку.

     Витек приноравливался, придерживая висящую Катьку за талию. Анал, без всякого труда, впустил его. Они с Вованом держали Катьку на весу, насаживая на члены с двух сторон, прижимаясь к ней, ее руки расслабились, повиснув на цепочке. Раздвинутые согнутые Катькины ноги в туфлях, покачивались в воздухе. Два члена входили и выходили из нее одновременно.

     Катька чувствовала, что на смену боли, пришло желание. Которое, увеличилось в десятикратном размере, в связи с ее полной беззащитностью. Это было именно то, что она больше всего ценила в сексе. Низ живота наполнялся истомой, которая росла, и могла еще расти бесконечно. Ей нравилось быть на виду. Ее прижимали к себе два мужских тела, распоряжались ей, как им заблагорассудится. Она терлась об них, ощущая их и свой пот, соединившиеся вместе. Ей хотелось раствориться во всем этом. Тело ныло, но это была уже сладкая боль.

     – Хватит пока, – сказал Вован и вышел из Катьки, – давай с ней на лавке продолжим.

     Витек последовал его примеру.

     – Юрик, ты будешь? – спросил Вован, отстегивая Катьку от турника и освободив ее от цепочки, сковывающей руки.

     – Конечно.

     Вован хлопнул Катьку по заднице:

     – Иди на лавку раком становись. Быстрее.

     Она перешла на лавку, а Вован уже снял с нее кляп и убрал повязку с глаз. Теперь она могла видеть всех присутствующих, и это уже не имело никакого значения.

     Вован зашел спереди, пропустив у себя лавку между ног. Его член болтался, и она взяла его в рот. Юрик раздумывал, член у него чуть приспустился.

     – Юрик вставляй ей в попку, ты же ее так хорошо подготовил, – обратился к нему Вован, – она тебя тоже хочет. И ты там еще не был.

     Катькино тело, сзади, все было в полоску от прыгалок, но больше всего досталось упругой заднице, которая была уже вся красная.

     Юрик почесал голову в нерешительности, потом подошел к Катьке, которая даже глазом на него не повела, занимаясь членом Вована. И чуть подрачивая себе, вошел в маячивший перед ним, приоткрытый анал.

     Катькины ноги, сведенные вместе, стояли на лавке, руками она тоже держалась за нее. Ее опять ебали с двух сторон, но уже по-другому. Тело дрожало. Катьке нравилось, что ее ебет сзади Юрик, ведь он сегодня был ее палачом. И еще каким, она никак не думала, что он будет ее хлестать с такой силой. Парень, с которым у нее никогда не было интимной близости, натягивал ее как последнюю шлюху, продолжая терзать ее попку. Не спрашивая ее об этом. Да и о чем было спрашивать, если и так было все предопределено. Она насаживалась на член, подмахивая ему. И все на это смотрели. А она чувствовала.

     Вован кончал ей в рот. Она старалась. Ловила все, что получила от его члена, глотала. А член, продолжал ходить во рту. Сзади старался перевозбужденный Юрик, он тоже кончал, замерев на секунду, засадив на полную. Смотрел на ее вертлявый зад и свой хуй, входящий в него. Да еще и по Катькиной заднице, хлопнул ладонью, несколько раз, в момент экстаза. Она прогнулась, ее глаза видели только живот Вована. Член Юрика, опять задвигался, до конца изливаясь в нее.

     

     Вован вопросительно посмотрел на Витьку.

     – Трахну ее стоя, так у меня еще не было, – отозвался тот.

     Катька встала и подошла к шведской стенке, посмотрев Витьке в глаза. Он смотрел на нее. Подошел к ней, повернул к себе спиной, она вцепилась руками в деревянную перекладину, прогибаясь. Витька, коленом, раздвинул ей ноги. Нащупал рукой половые губы и, раздвинув их пальцами, скользким членом вошел в нее, придерживая за талию. Она замерла на мгновение. Витек начал двигаться, Катька устремилась навстречу, покачиваясь. Член ходил у нее во влагалище с небывалой легкостью, и Витек ускорился, чтобы увеличить трение. Он сосредоточенно смотрел, как она двигается, опустив глаза вниз. Любовался ее проворным, плавным телом. Его легкие работали как кузнечные меха.

     Катька опять текла, уже не первый раз за сегодня. Зажимы стягивали ей соски, увеличивая накатывающее желание. Мышцы понемногу начинали ныть, марафон заканчивался. А у Катьки словно открылось второе дыхание. Ее ебал Витек и теперь он знал, какая она на самом деле. Знал о ней все. Ее ноги начали непроизвольно сжиматься, наступил оргазм. Она подняла лицо вверх, ее волосы разметались по спине, следуя за движением тела. Рот беззвучно приоткрылся, трепетно ловя воздух.

     – Хорошо она ебется, да Юрик? – спросил Вован, сложив руки на груди.

     – Отлично. Думал, попка у нее будет более тугая, но прошло как по маслу.

     – Это только одно из ее достоинств.

     – Это да, сосет она тоже классно, – согласился Юрик, – я бы даже сказал, улетно сосет.

     Вован усмехнулся:

     – Ну, я же был тренером раньше, теперь ее тренирую: В тонусе держу. Видишь, сегодня на разряд сдает. Вот думаю, сдала или не сдала.

     – Сдала, мне кажется, – скривил рот в улыбке Юрик.

     – Ладно, пусть будет так.

     Витек кончал. У него вырвался сиплый стон и он прильнул к Катькиной спине, притягивая ее за бедра. Замедлился, двигаясь планомерно. Потом замер и вынул член, отступив в сторону.

     Катька повернулась лицом к залу, оглядывая всех присутствующих. Поднятыми руками она держалась за шведскую стенку. Ее груди мерно вздымались, она молчала.

     Все трое любовались ей. Природа находилась в высшей степени вдохновения, создавая ее гибкое тело. Красивое лицо, небольшие груди, плоский живот, прямые длинные ноги.

     Вован подошел к Катьке, аккуратно снял зажимы с сосков и браслеты с рук, присел перед ней, снимая кожаные браслеты с ног. Поднялся, снял ошейник.

     – Катюш, иди в душ, – только и сказал он.

     

     Вован выводил Юрика и Витька из колледжа, открыв перед ними дверь.

     – Вован, может, повторим позже? – спросил Витек.

     – Посмотрим.

     – Давай. Интересно получилось, – поддержал Юрик, держась за ручку двери.

     – Пойми, этим всем не я управляю.

     – А кто? – это был опять Юрик.

     – На это вопрос, нет ответа.

     – Ладно, пока.

     Они пожали друг другу руки.

     

     Вернувшись в зал, Вован прошел в душевую. Шум воды отдавался от кафеля. Катька смывала с себя мыльную пену стоя под теплыми струями, лицом к стене. Вован, в футболке, джинсах и полуботинках, подошел к ней, ласково обняв ее за плечи. Одежда на нем темнела, пропитываясь водой.

     – Все как ты хотела, в этот раз: