Проститутки Екатеринбурга

Партия наш рулевой. Часть 5

     Еще три элитных мужчины побывали в постели Танечки. Все они были немолодые, толстые и полны сознания собственной значимости. Таню они воспринимали как предмет гигиены – нечто среднее между туалетной бумагой и махровым полотенцем. Она устала с непривычки и хотела попросить день отдыха. И вдруг перед обедом приходит в ее комнату Владимир Петрович с целым отрядом связистов и устанавливает на столе два телефона. На одном написано “Министр обороны” , на другом “Комитет Безопасности”. Провода от них в коридор протянули и там подсоединили. Владимир Петрович палец к губам приложил и прошептал:

     – Большой чин пожаловал, генерал Овсяников у тебя будет. Ему круглосуточная связь положена.

     А Таня и не знает, что это за шишка партийная. Другие знают, что генералу Овсянникову всего 35 лет, а он отличился как никто другой, защитил честь Державы на международном авиасалоне в буржуазной Франции. Туда все буржуазные страны и наша великая Держава представили свои истребители. Государство, самолеты которого будут признаны лучшими, получит баснословные экспортные заказы стран третьего мира.

     Народу там собралось со всей Франции. Известное дело, лягушатники за своих болеют и судья спортивные им подсуживают. Открутили пилоты обязательную программу. Наши на М-37 конструктора Мокрого, а французы и макаронники итальяшки на Призраках и вроде бы их самолеты лучше показались.

     Предложили наши учебный бой провести при всем народе. Стрелять ракетами без боевого заряда, они только яркую световую вспышку дают, когда взрываются. Кого вспышка накроет, тот сбит. В тот день публика биноклей купила больше, чем за целый год во Франции продают. Телевидение по всем мировым каналам тот бой покажет.

     У французов будет в бою участвовать Жак Дюбуа. Прошлый год все газеты Франции и Испании признали его самым сексапильным мужчиной. Толпой его француженки окружают, просят сфотографироваться с ними. Многие девушки плакаты держат “Жак, я жду тебя голенькой”! Одно слово французики развратные.

     Овсяников, когда Дюбуа ракету выпустил, поставил свою машину на дыбы, так что у него кровавые сопли из носа потекли. Эту фигуру высшего пилотажа под названием “колокол” только на наших истребителях можно выполнить. Всякие там Призраки просто сваливаются в плоский штопор и разбиваются.

     М-37 Овсянникова скорость потерял, вперед брюхом летит, а ракета француза затормозить не может, мимо прошла. Совершил боевой разворот генерал Овсяников, и его ракета накрыла француза световой вспышкой. Все ТV это показали, все видели, что истребители Державы лучшие в мире.

     По случаю этой победы офицер Государственной Безопасности, который авиасалон курировал, устроил тайную пьянку самому Овсянникову, инженерам и техникам, что его машину к бою готовили. Набрались мужики на радостях. Честь Державы защитили, посадили в лужу лягушатников и всем им теперь награды положены. А больше всех доволен куратор от Комитета Безопасности. Его теперь в столицу переведут, в Главное Управление. Охота ему генерала Овсянникова как-то отблагодарить.

     – Слушай, генерал, хочешь, я устрою тебя в санаторий Расовой Чистоты на недельку. Там девки и бабенки молодые на загляденье, какие у них ляжки, какие титьки, трахаться будешь в свое удовольствие.

     Генералу своя жена изрядно надоела, тем более что женился он не по любви, просто породнился со своим начальником. И сейчас она в столице со своим папашей проживает. По этой причине поход в малинник представлялся ему делом весьма соблазнительным. Вот теперь ждут его прибытия и в санаторий, и лично к Танюше.

     “Какой он, – думает Таня, – раз генерал, значит не молодой, толстый. Будет пыхтеть на мне. Наверное, кончит быстро и сразу уйдет”.

     А вошел вечером в ее комнату тот самый, ее мечта. На кителе высшая награда – золотой крест “Герой Державы”. Мужчина невысокий, крепкий, в волосах первая седина серебрится и глаза прищуренные, немного усталые. Таня даже растерялась маленько. И повел он себя необычно. Не кинулся трусики стаскивать и щупать ее. Поздоровался тоже необычно:

     – Здравствуй, хозяюшка! Как бы нам чайку попить. – открыл дверь и крикнул в коридор:

     – Чаю нам.

     Сидят за столом, чай пьют и даже на пошлую тему о погоде разговаривают. Смотрит Овсяников с мужским интересом на Танюшу в прозрачном белье.

     – Жарко от чая, – говорит, – с твоего разрешения, я тоже разденусь.

     И разделся до плавок, сел на стул и посадил Таню себе на колени. Расстегнул лифчик, щелкнула его резинка, и прозрачное чудо само спрыгнуло с ее груди. Ах, он ее в губы поцеловал долго-долго, а потом в шейку, в горлышко и за ушком… Так приятно. Провел пальцами по ее грудочке от самого верха до сосочка. Рука у Овсянникова сильная, пальцы твердые, но гладят очень осторожно, нежно гладят. А потом вторую погладил и сосочек пощекотал.

     От этого у Тани между ножек тепло стало, повозилась она на коленях Овсянникова и приподнялась немного. Он сразу с нее кружевные трусики спустил и волосики на лобке погладил. Таня немного ножки раздвинула (совсем немножко!) , легли пальцы мужчины на ее складочку между ляжек, на щелку, вход женский.

     – Ах! – прошептала Таня, сползла на пол и пытается стащить плавки с генерала.

     Очень тугие плавки, Овсянникову встать пришлось, чтобы ей помочь. Выскочил перед ее носом напряженный член генерала. И Танечка сделала такое, чего от себя никак не ждала. Взялась за горячий кол ручками. Потом отодвинула крайнюю плоти и коснулась губами его головки. А генерал?

     Для мужчины это такое наслаждение, когда женщина ласкает его инструмент, которым он гордится и бережет пуще глаза своего. Отпустили Овсянникова все заботы и переживания, ему просто х о р о ш о с Танюшей. Если бы в это время зазвонил телефон министра, он только рявкнул бы в трубку: “Не мешайте отдыхать”! И то сказать, партийных чиновников на министерских постах много, а летчик испытатель Овсяников один на всю Державу.

     Подхватил генерал Таню подмышки, поднял и поставил перед собой. Любуется он красотой молодого женского тела: “и где они таких находят”? Целует ее мужчина в животик, в пупок, гладит волосики внизу живота и вложил палец в складочку, что вниз от лобка убегает. Таня для его удобства ножки широко расставила: “можете и туда проникнуть, я не возражаю”.

     Нравится генералу играть с Танюшей, правой рукой взялся за мохнатку, левую положил на ее затылок и нагнул… Стоит она с высоко задранной попкой, головой упирается в пах Овсянникову. Таня в ручках держит член генерала, лижет язычком его головку. А он левой рукой ее попку ГЛАДИТ, такую белую, такую мягкую. Правая хулиганка под животик нырнула, по лобку прошла и дальше по складочке. Два пальца клитор катают, а указательный прижался к самому входу в женскую глубину…

     Таня от удовольствия подалась назад и насадилась, наделась на тот пальчик! Такое пытался с ней сделать член Партии Алексей Васильевич Седых, но она ему не позволила. А генералу Овсянникову, ее мужчине-мечте сама такое сделала.

     Возбуждение грозило перейти все границы. Опомнился Овсяников и говорит:

     – Садись верхом мне на колени.

     Оседлала его всадница, сразу на торчащий кол наделась. Генерал ее подхватил под попу, приподнимает и опускает. Так хорошо получилось. И когда они закончили, продолжала сидеть верхом, но не забывала целовать в губы своего покорителя, своего кумира. О том, что после полового акта она должна полчаса на спине полежать, Таня просто забыла. Не до инструкций ей, она отдыхает и пытается понять свои ощущения.

     А потом генерал даже не попросил, а скомандовал:

     – Ложись в постель.

     – Как? – спрашивает Таня.

     – Попкой вниз, животиком вверх.

     Приняла Таня классическую позу, а когда снова генерал вошел в нее, закинула ноги ему на спину и впервые начала двигать тазом навстречу элитному мужчине. Было ей так хорошо, что и сказать нельзя.

     Часто мужчине безразличны гинекологические премудрости женщины, которую он трахает. Но если он считает эту женщину партнером любовной скачки, то будет не только осторожен, но и нежен в своих действиях. Пусть даже мысли его в тот момент уходят на второй план, а может быть даже на самый последний.

     Генерал отнесся к ней бережно, как к любимому самолету. Надо сказать, что Овсянников в жизни не любил никого и ничего, кроме своих самолетов. Таня была послушна его рукам и даже наперед угадывала намерения, отдавалась полностью, как истребитель на форсаже. И сейчас Овсянников воспринимал ее, как новую боевую машину. Такое слияние было для него привычно и приятно.

     За эту ночь Таня шесть раз принимала в себя орудие генерала Овсянникова. Никогда, ни с одной женщиной не проявлял он подобной потенции, не получал такого удовольствия. Только под утро заснула Таня на его руке. А элитный мужчина думал о ней, сравнивал эту женщину с легким, послушным истребителем М-29. Управлял он Таней так же легко, как и этой боевой малюткой. Были они обе не просто послушны, а с радостью ждали, когда начнут играть ими руки генерала Овсянникова, одного из лучших летчиков Державы.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]