шлюхи Екатеринбурга

Парализатор. Часть 3

     Докурив, я прошелся по спальне, вышел на кухню – у меня появилась еще одна идея, раз уж я тут с основными делами закончил. Открыл холодильник, пробежался взглядом и зацепил початую бутылку вина, тут же освежился парой глотков, а остальное вылил в раковину – мне нужна была бутылка. Потом снова вернулся к сброшенным штанам, выудил из кармана маску-балаклаву, напялил на рожу. Вытащил из штанов и тяжелый брючный ремень – пригодится – и отправился к своей изнасилованной кукле – шоу должно продолжаться. Лена лежала на кровати, свернувшись в клубок и прижав скрученные скотчем ладони к истерзанной промежности. Сперма, кровь и пот уже впитались в простыни и подсохли по телу. Я постоял пару секунд, оглядывая дрожащее тело, и, cхватив девушку за лодыжку, стащил с кровати, словно манекен, и снова оттащил к радиатору, несмотря на слабые попытки сопротивления.

     Опять скотч, опять примотанные к батарее запястья и лодыжки, согнутое, напряженное тело, глядящее распаханной писькой почти в потолок. Я отдышался – вся эта возня со скотчем меня слегка утомила, да и предыдущие упражнения не прошли даром, и лишь после этого включил сознание согнутой в дугу девушке, не забыв, конечно, снова заклеить ей рот скотчем.

     Казалось, что ее огромные глаза в секунду стали еще больше, вытаращившись на мое волосатое пузо и болтающийся прямо напротив ее раздвинутых, задранных вверх ног, член. Она громко замычала, дергая головой и извиваясь на жестком паркете в тщетных попытках освободится, явно не понимая еще, что происходит, но уже точно чувствуя и порванную жопу, и вкус моего хуя во рту.

     Я дал ей минуту, наблюдая за бессмысленными попытками оторвать примотанные к батарее ноги или хотя бы сдвинуть колени, в то время как мой орган вздыбился, наливаясь кровью. Одно дело трахать почти что бесчувственный манекен, и совсем другое ощущать тут, совсем рядом, дрожащую, дергающуюся самку. Странно, но даже после того, как я выебал блондиночку во все дырки, она все еще страшно меня возбуждала.

     Наконец она замерла, уставившись на мой торчащий член и сдавленно рыдая. Я подошел ровно на шаг, отделявший нас, и положил ладонь, точно накрывая ее лобок. Лена пискнула из-под закрывающего рот скотча и отчаянно дернулась, так, что даже затрещала держащая ее липкая лента, пытаясь убрать раскрытую, раздроченную письку из-под моей ладони. Я тут же отошел на прежнее расстояние, развел руки в стороны. Мгновенье выждав, чтобы убедится, что она прекратила дергаться и снова уставилась на меня, поднял с пола ремень. Не отрывая взгляда от ее вытаращенных, фактически превратившихся в одни зрачки глаз, я отвел руку и наотмаш перетянул ее бедра ремнем, чуть ниже напряженных ягодиц.

     Лена замычала, дернулась, как от огня, а на белых бедрах прошла широкая красная линия. Я размахнулся еще раз, и с громким шлепком опустил ремень на внутреннюю поверхность ее бедра, совсем близко от промежности. Наверное, это было адски больно – девушку как подбросило, по щекам брызнули слезы, она задергалась, словно в припадке, впечатывая спину в пол. Следующий удар – поперек попы, перечеркнул ее булки красным и снова заставил рыдать в измочаленный скотч. “Сейчас, – я впервые заговорил с ней – я ебну тебе вот сюда” Аккуратно, не прикасаясь, я указал точно на распаханные лепестки ее пизды. Сдавленные рыдания стали громче, Лена отчаянно замотала головой, даже пытаясь что-то сказать. Плевать. Я размахнулся и опустил кончик ремня прямо на воспаленные губки. Девушку выгнуло, как от удара током, она зарычала, болтая головой, снова пробуя и сдвинуть раздернутые колени и убраться от меня хоть на сантиметр дальше. Конечно, без всякого результата.

     Я спокойно дождался, пока она прекратит рывки и мычание, и снова поднял руку с ремнем. Лена замотала головой так, что едва не свернула себе шею, мыча в скотч, и стараясь, в тоже время, не отрывать от меня глаз. Я ухмыльнулся под маской и опустил руку так, что ремень улегся на пол, в то же время положив левую ладонь обратно на лобок Лены. В этот раз она дернулась только инстинктивно, но тут же расслабилась, не пробуя сдвинуть бедра. “Отлично, соска, – я гладил ее промежность, слегка проникая большим пальцем внутрь пизды, – а сейчас задери зад повыше. ” Она замешкалась на секунду-другую и после послушно подалась выше, хоть это было и нелегко в такой позе. Моя ладонь сползла вниз от пизды, а большой палец ткнулся уже в анус, массируя воспаленное колечко. Девушка мелко дрожала от напряжения, но не смела расслабиться и опуститься спиной на пол, а продолжала подставлять промежность под мою руку.

     “Сейчас я развяжу твои ноги – большой палец уступил место указательному, я тыкал его в ее зад словно в пирог, медленно прокручивая, разминая упругую кишку, – если ты попробуешь дернуться или сделать хоть что-то без моего приказа – хоть что-то – скотч вернется на место, а твоя пизда получит ремня”. Я вытащил указательный палец из ее жопы и тут же резко вбил его вместе со средним, глядя в ее глаза, наслаждаясь болью, испугом и – покорностью, да. Лена часто закивала, по-прежнему стараясь смотреть мне в глаза. Я высвободил пальцы из ее попы, отбросил глухо брякнувший ремень и аккуратно размотал скотч вокруг ее лодыжек, оставляя руки привязанными к стояку. Девушка с глухим стоном опустила ноги на пол, сжав колени вместе и продолжая смотреть на меня. Слезы у нее лились постоянно, и она часто моргала. “Правда, так легче? – я нависал над ней, так что член, налитый дурной кровью, был буквально напротив ее лица. Вид этих огромных глаз на фоне лиловой залупы был прекрасен.

     Лена быстро кивнула. “Теперь, – я отодвинулся, встав напротив ее сжатых коленей, – я трахну тебя в попу. Твой муж ебет тебя в попу?” Она замотала головой, прижав сдвинутые колени к груди. “Ну, не страшно – я уже проверил, у тебя отличное, мягкое очко, – я продолжал улыбаться под маской, – давай-ка, переворачивайся на живот и становись раком. ” Она не двигалась, замерев на секунду, другую, третью – и едва я уже собирался взяться за ремень, – вытянула ноги, и, опершись о стояк батареи, перевернулась на живот, становясь на колени и прогибаясь вперед. Покорная, сотрясаемая глухими рыданиями, Лена стояла передо мной раком, оттопырив задницу и готовясь принять член. Боже, это чудовищно возбуждало само по себе, вне зависимости от вида этой славной попы, гладкой, напряженной спины и гривы русых волос перед моими глазами. “Прогнись поглубже к полу, а то мне будет неудобно тебя ебать, – я опустился за ней на колени, положив ладони на напряженные булки.

     Она прогнулась, отчего ягодицы разошлись в стороны, открывая анус, но по-прежнему оставаясь твердыми, словно камень. “Вот так, – я взял член в руку и приставив залупу к сжавшемуся колечку, надавил, вдвигаясь в тесную норку. После всего, что я сделал с Леной, член утратил всякую чувствительность, и, несмотря на то, что сфинктер нисколько не потерял в упругости, я влезал в тугой зад почти не получая приятных ощущений. Но стоны сквозь сдавленные рыдания, которые издавала девушка, когда я вбивал хрен в глубины ее кишки, вполне компенсировали физическое удовольствие. Я ебал Лену медленно, с оттяжкой, далеко отводя бедра и после втыкая член резко и на всю глубину, так, что она билась головой о батарею, мыча сквозь скотч. Я с силой сжимал ее попу, максимально раздернув булочки в стороны и наслаждаясь видом предельно растянутого ануса, вытягивающегося вслед за моим членом и снова вминаемого обратно. Я то наваливался на нее всем весом, почти прижимая к полу и долбя максимально быстро и глубоко, то вставал прямо и снова ебал размашисто и медленно. Я шлепал ее по заднице, гладил напряженный живот, вставлял пальцы в раскрытую пизденку, ощущая сквозь тонкую плоть, как внутри движется хуй.

     Минут через пять издевательств над несчастной жопой, которые наверняка показались Лене вечностью, я уже понял, что кончить так у меня не выйдет. Вытащив распаренный член из кишки с громким финальным чпоканьем, я обтер его от сукровицы и рыжих потеков говна прямо о потные ягодицы девушки и поднялся на ноги. Лена не шевелилась, и ее распаханный, растянутый хуем анус так и не сжался, открывая мне свое розовое нутро, словно открытая рана между булок. “Видишь, я же говорил – у тебя шикарное, мягкое очко. Нежное и гостеприимное – я поглаживал натруженный член, стоя над девушкой, – а теперь перевернись на спину, сучка. ” Лена медленно подобрала онемевшие от долгого стояния на коленях ноги и осторожно, стараясь не касаться пола разъебанной попой, перевернулась с живота на спину, сразу же сведя колени. “Так не пойдет, – я потянулся за ремнем и девушка тут же рывком раздернула ноги, тяжело дыша под скотчем.

     “Да, а теперь попу вверх, шлюшка, – я встал напротив нее на колени, – я же сказал – буду ебать тебя в зад. ” Лена чуть свела ноги, и подняла их вверх, согнув в коленях и выгибая спину, выставляя едва сжавшийся сфинктер точно против моего вздыбленного хуя. “Сейчас я сниму скотч с твоего рта, – я подвинулся к ней, сжав член в руке и уже елозя им в промежности своей дрожащей самочки в поисках входа в тесную попу, – сейчас, только воткну в тебя. . ” Спустя миг колечко снова обхватило член, и я сразу загнал его по яйца, наваливаясь на Лену, задирая ее ноги почти на подоконник. Наши глаза оказались на расстоянии нескольких сантиметров, я плотно прижался к ней, ощущая ее дрожь всем телом, и медленно, медленно начал двигаться в ее кишке. “Я почти влюблен в твое очко, – шептал я ей прямо в лицо, отклеивая скотч с ее рта и одновременно снова пробиваясь в попу чудовищно разбухшим членом, – такое тугое… “