Проститутки Екатеринбурга

Парализатор. Часть 2

     Докурив, дождался, пока член уляжется и снова прошел в спальню. Лена лежала в прежней позе – ноги раздвинуты, одна согнута в колене, рот приоткрыт. На бедрах – синяки от пальцев, писька вся в моей сперме. Я сел рядом и аккуратно вытащил расстегнутый бюстгальтер, оставляя ее абсолютно обнаженной. Сиськи были небольшие, первый размер, широко расставленные. Темные горошины сосков в маленьком ореоле торчат вверх. Я наклонился и поцеловал маленькую сиську, и еще, захватывая губами сосок. Ладонью скользнул по плоскому животу вниз, пока не накрыл лобок, сразу же воткнув средний палец внутрь наполовину. Пизда была не в пример податливее, чем в первый раз, и палец легко скользнул внутрь, а Лена только слабо вздохнула, приоткрыв рот. “Сейчас мы что-нибудь придумаем, – я продолжал гладить рукой между ее бедер, то и дело проникая пальцами внутрь, в то же время целуя то сиськи, то губы, то облизывая шею. Я хотел ее рот прямо сейчас. С трудом оторвавшись от теплой писечки, я встал на кровати, нависнув над девушкой, и опустился задницей на ее скуластое личико так, что ее губы оказались как раз между яйцами и жопой.

     О, да, это было отлично – жаль, что она не могла пустить в дело язык, но даже ощущение ее губ, щек, носа на на моем заду, яйцах и в промежутке между ними – было великолепно. Я едва не застонал от восторга, когда Лена начала крутить головой, пробуя выбраться, и при этом ее губы проходили по моей волосатой жопе. Я елозил взад и вперед, смотря, как яйца скользят по ее лицу. Я был так возбужден, что громко перднул, когда ее прохладный носик прошелся прямо по моему анусу. Как же мне хотелось дернуть хер – но я сдерживался, зная, что сразу кончу. Спустя две минуты я решил немного сменить действие. Я сполз чуть ниже, так, что лицо девушки оказалось точно напротив раздутой залупы, и принялся водить членом по ее губам, щекам, лбу оставляя на них склизские следы смазки. Потом раздвинул губы пальцами и попробовал просунуть залупу ей за щеку – к сожалению, трюк не сработал, но я все же заставил ее прижать член губами и это было прекрасно, хоть и суховато.

     Наконец я понял, что пора переходить к главному блюду, и встал с Лены. Сделал два шага по кровати, присел и, взявшись за щиколотки, положил худенькие ножки себе на плечи, одновременно нащупывая вход. Нижние губки обхватили хер, пропуская внутрь влажной, раздавшейся в стороны вульвы. Я воткнул в нее резко, навалившись сверху и распластав ее маленькую грудь ее же коленками. Девушка глухо застонала, голова ее дернулась в такт первому толчку. И всем последующим. Я вминал ее в койку, и не мог оторваться от зрелища болтающейся русой головки – это возбуждало меня даже больше, чем ощущения от узкой письки, сжимающей ствол. “А, какая же ты шлюха, шлюха, шлюха – я рычал, поддавая задом, стремясь воткнуть глубже, – хочешь поглубже, блядище? а?” Пизда начала хлюпать от смазки и ощущения притупились, несмотря на то, что я добивал хером до матки – Лена искусала губы и не прекращала стонать на каждое мое движение. От перевозбуждения я словил крепкого стояка и уже не мог спустить в такой позе, хотя получасом ранее кончил бы и от куда меньшего. Несколько раз я с силой влепил девушке пощечину, и на эти мгновения дырочка ее сжималась – но лишь на миг.

     Я со злостью вышел из разработанной дырки и резким движением перевернул девушку на живот. Она тут же попробовала подтянуть ноги к животу, но я навалился сверху, с трудом развел ладонями окаменевшие от напряжения ягодицы и начал вдавливать хер в туго сжатое кольцо ануса между ними. Несмотря на обилие влитой смазки это была тяжелая задача. Лена взбрыкнула словно молодая лошадь, и хер раз за разом нырял в ее распаханную пизду, не проникая внутрь задницы ни на миллиметр. Несмотря на крайнее возбуждение, я смог подняться с нее, пройти к оставленным в гостиной штанам и выудить оттуда скотч.

     Трепыхающуюся девушку пришлось снять с кровати и отнести на пол, к радиатору – только там я смог примотать ее ножки к батарее. “Все, сука, теперь тебе пиздец – я хрипло дышал после проделанной работы, но приз, светивший в конце, заставлял мой хер стоять, как гранитный памятник. Так, не забыть еще вот что: Лента перехватила ее рот.

     Я на коленях подполз к ее бедрам и вцепился в них пальцами, разрывая в стороны, оставляя синяки на гладкой коже, и открывая сжатый, подрагивающий сфинктер. “Вот так, сука, вот так – на этот раз Лена могла крутить задом столько, сколько ей заблагорассудится. Член проходил миллиметр за миллиметром, и каждый из них отзывался громким мычанием девушки. Было так туго, что я едва не растерял свой запал, и только вид извивающегося стройного тела, тонких ножек и попки, принимающей в себя мой орган, дал мне силы закончить начатое. Я навалился на ее лобок животом, зарываясь лицом в ее волосы и прижимаясь бедрами к ее бедрам, наконец-то проткнул попу. Сфинктер сжал мой хрен у основания словно стальное кольцо. Впившись пальцами в сиськи моей девочки, я долбил ее кишку короткими движениями, вжимая худое, напряженное до дрожи тело в пол под собой. Еще чуть и я бы кончил – а в таком деле спешить не следует.

     Остановился я с трудом, отдышался, вытер вспотевшее лицо, не вынимая болта из тугой скважины. Наконец аккуратно привстал. Лена подалась вверх, анус выворачивался вслед за членом, и едва залупа, с каким-то громким всхлипыванием, вышла из задницы, девушка проперделась с кровью. Если бы не два слоя скотча, она бы наверняка еще и заорала от чудовищного насилия над своей жопой – задницу я ей точно порвал, это как пить дать. Я отступил на пару шагов. Лена попробовала свести ноги и подтянуть колени к животу, не переставая мычать. Ее пизда торчала воспаленными лепестками между покрытыми синяками бедрами, а анус, раздолбанный моим хером, напоминал вывернутый наизнанку розовый бутон. Остался последний штрих – небольшая домашняя заготовка. Этакая резиновая конструкция, вроде кляпа – но вместо кляпа резиновое кольцо под размер члена, которое надежно фиксирует зубы на безопасном расстоянии от ебущего рот болта.

     Я отвязал лодыжки девушки от батареи и поднял Лену за руки, отчего она громко простонала и дернулась. Бросил на кровать – вот так, на спину, чтобы голова свесилась вниз и волосы мели по полу. Теперь маска. . Я отодрал скотч, оставляя клеевые разводы на ее щеках и тут же, едва она попробовала судорожно вздохнуть – вставил “кляп”, туго затянув ремни на ее затылке. Стал на колени, пристраивая окаменевший, покрытый засохшим говном, спермой и кровью хер к силиконовому кольцу – сейчас ты у меня отлично отсосешь, потаскушка, сейчас… Мокрый, шершавый язык, небо и мягкие гланды – и обратно, стараясь не впихнуть хер слишком глубоко в горло – отлично, боже, это отлично. Я ебал ее рот, стоя на коленях, словно кобель над сучкой – мелкими и частыми движениями. Ее нос тыкался в мои мохнатые мудя, слюни капали на пол, а я сверху смотрел, как залупа расширяет ее тонкую шею, заползая в горло. Вот так, под корень надо брать, шалава. Как, вкусно тебе? Сейчас будет еще вкуснее! Я стал двигаться быстрее, слушая хрипы и хлюпы, яростно дроча ее воспаленную пизду, которая была прямо перед моими глазами – щипал бугорок клитора, теребил губки, а после воткнул в нее разом три пальца, одновременно проникнув мизинцем в попу. Ощущения трущегося о язык хера и погруженных в вульву пальцев были непередаваемо прекрасны. Я понял, что остаются последние секунды и тогда вытащил член из кольца в ее губах, прыгнул на койку и единым движением, инстинктивно, воткнул ей в суховатую и воспаленную, залитую прохладной уже смазкой пизду, туго сжавшуюся от болезненного удара.

     Лена громко вскрикнула, когда я проткнул ее до самой матки, но мне было наплевать – я размашисто засадил во второй раз и тут меня ударила судорога – я начал спускать. Казалось, это длится вечность – я все лил и лил то, что накопилось, не в силах сделать ничего, кроме тычков члена, старающегося влезть глубже. Не знаю, сколько это продолжалось – это у меня в таких ситуациях дело обычное, очень уж сильно возбуждаюсь. Наконец мой болт сплюнул в ее дырку последние жалкие струи. Еще чуть времени я просто лежал на Ленке, не в состоянии пошевелится. Вяло крутил соски на грудках, наслаждаясь судорогами боли, отражающимися в вульве. Наконец вытащил опавший член – точнее сказать, он просто выпал из пизды – и, перекатившись, встал с кровати. Под девушкой расплывалась лужа спермы, смешанной со смазкой и еще бог знает чем. Ноги раскинуты в стороны, на бедрах – потеки спермы и крови. Качественно изнасилованная самка, оттраханная во все дырки, с двойной дозой спермы в своей пизденке. Из разодранного кольцом рта до самого пола висели слюни – прекрасное зрелище. Я подошел, снял с нее “маску раба” и походя вытер конец о ее волосы. День определенно удался, что и говорить. Посидел, выкурил сигаретку, наслаждаясь ощущением опустошенных яиц. Табачный дым чуть развеял концентрированный запах ебли в комнате.