Проститутки Екатеринбурга

Отработка лабораторной

     Марта протерла лабораторный стол, собрала пробирки, сложила методички в стопочку и тяжко вздохнула. В общежитии ей не нравилось, однако жить в деревне было еще хуже. По крайней мере отбиться от худосочных студентов-физиков было много легче, чем от бывшего кузнеца и тракториста Вадьки, который все свои ухаживания сводил к затаскиванию девушки в нелюдимый уголок, где собственно и претворял свои намерения в жизнь.

     Девушка допоздна работала на кафедре, там же учила задания и возвращалась в свою крохотную, зато личную, комнатку только спать. А последнюю неделю еще и дважды ночевала здесь же на стульях. Еще немного повздыхав над тяжкой долей Марта принялась мыть мензурки и пробирки, привычно орудуя тонкими ершиками и противно-застиранными тряпками.

     За спиной мерзко скрипнула дверь, и лаборантка не оглядываясь спросила:

     – Все на сегодня или еще где-то убрать надо?

     – А я вас к труду принуждать не буду. – Весело ответил незнакомый голос. – Я буду вас подкупать.

     Вздрогнув Марта упустила на дно раковины пробирку и в ужасе зажмурилась – потеря даже такой небольшой суммы была смертельной для ее бюджета, но, не услышав стеклянного звона, осторожно скосила глаза в раковину. Цела!

     – Что ж вы так, – укоряюще пробормотала она, продолжая свою работу. – Хоть бы постучались. И вообще, все уже ушли. Вроде бы.

     – А я к вам. – Рядом с Мартой практически бесшумно возник молодой человек, облокотился на стол рядом и улыбнулся. – Меня зовут Роман. Мне очень, очень, ну просто очень-очень надо получить зачет.

     – Так их же не я ставлю. – Вяло возразила Марта.

     – У меня две лабораторные не сданы. Если вы их со мной быстренько сделаете и поставите в журнал отметки об этом, я буду вам невероятно признателен.

     Девушка неожиданно для себя пришла в ярость:

     – Часы отработок на двери вывешены. Снаружи!

     – Но мне…

     – Снаружи, я сказала!

     Бам-ц!

     Марта схватилась за горящую от удара щеку и уставилась перепуганными глазами на парня.

     – Вот ты какая… – Протянул Роман задумчиво. – Мне значит даже сессию не закрыть из-за тебя.

     – Я…

     – Молчать. Последний раз спрашиваю, ставишь отметки?

     – Я не…

     – Сама решила, сладенькая моя. – С этими словами он дернул девушку за ветхий лабораторный халат. Марта в ужасе попыталась удержать ткань: для того, что вещи не вынашивались, она почти ВСЕ снимала под халатом. Пришлось правда купить уценненные чулочки, но они одевались только на рабочий день.

     Еще пара рывков и халат сдался: крупная грудь в застиранном стареньком лифчике, крохотные стринги, купленные исключительно за их дешевизну и телесного цвета чулки с широкой черно-бежевой резинкой на полноватых ляжках. Девушка сжалась возле стола и попыталась прикрыть свои прелести, что плохо удавалось. Рома безжалостно ударил ее по ребрам, спине, схватил за руку и заставил встать.

     – Прямо стой! Руки по швам! – Марта выпрямилась и неохотно опустила руки. – То-то же. Ну-ка подпрыгни!

     От прыжка (пусть и не высокого) груди девушки подпрыгнули, а ножки слегка разошлись. Насильник стянул чашечки лифчика вниз и похотливо облизал соски, страстно прикусывая их. Прошелся по животику языком, дошел до стрингов и рывком содрал их до колен. Перед его глазами предстал слегка подбритый треугольник черных волос,сквозь которые просвечивал сюрприз: два стальные колечка вдетые в половые губки рядом с лобком.

     – Охренеть… Ты где это такой красой обзавелась? – Спросил он, вцепляясь в кудряшки и с силой выкручивая их.

     – У-у-у… – отозвалась девушка, боясь дернуться. – Э-это Вадька, тракторист наш колхозный, порнухи посмотрел и мне их воткнул. Больно было…

     – Зато сейчас оч-чень аппетитно. – Хмыкнул парень, растягивая колечки в стороны и любуясь клитором, с которого слез капюшончик, и теперь он торчал как крупная горошина сочного красного цвета. – Прямо так и тянет что-нибудь придумать. О, есть идея!

     Марту он заставил сесть на стол и раздвинуть ноги, поставив их на самый краешек того же стола. От развратности позы (ладно бы только раздвинула ноги, но ведь Роман, гнусно ухмыляясь, отодвинул тонкую полоску ткани с пизды и раздвинул губки, выставив всю дамскую начинку на обозрение) щеки лаборантки горели, губы она накусала до нестерпимо алого цвета, а толстые соски от недолгой, но все же ласки стояли как фаланги мизинчиков.

     – А сейчас сюприз! – Весело пропел парень, возвращаясь от теперь уже запертой двери с катушкой капроновых ниток. – Главное – не дергайся. Тогда и больно почти не будет.

     И снова заухмылявшись, он принялся разматывать нить. Девушка с каким-то обреченным молчание смотрела как соски, обвязанные капроном, стягиваются ближе друг к другу, как одни концы нитей обвязываются под коленом, а вторые крепятся к колечкам, оттягивая в стороны половые губы… Опомнилась девушка лишь тогда, когда запястья были плотно примотаны к трубам, идущим вдоль стены за столом.

     – Да что ты делаешь?! Прекрати немедленно! – Марта дернула руки, и, не преуспев в этом, рывком сдвинула ноги, защемив между ними руку Романа.

     – Ноги на место, сучка. – Равнодушно сказал парень. – Считаю до трех.

     – Шиш тебе! – пискнула девушка, пытаясь спустить ноги на пол.

     – Сама напросилась. – Подытожил Рома и коротко без замаха ударил свободной рукой девушку по скуле. Затем ухватил волосы на лобке покрепче и потянул. – Больно?

     – У-у-ой… – Марта заскулила от боли и покорно, хотя и неохотно раздвинула ноги.

     – Вот и молодец, – насильник хохотнул и резко вогнал два пальца ей в пизду.

     – А-ай!

     – А теперь расскажи мне как тебя невинности лишали. Или опять сделаю больно, – предупредил он, оттягивая соски за нитку.

     – Я… я тогда только в 10-м классе училась… вот. Вадька…

     – Это тот герой любовник, что тебе кольца в срам вдел?

     – Да. Ну вот он меня и…

     – Обесчестил. С подробностями излагай. А то… – Ромка многозначительно потреньках на туго натянутых нитях.

     – Ну да. обесчестил. Я после школы в сентябре шла домой. – Марта зажмурилась от нахлынувших воспоминаний. – А он сзади подошел и давай шарить по бедрам. Потом нагнул, трусы отодвинул и воткнул.

     – Небось сладко было? – Откуда-то снизу спросил мужской голос. – Только не ври.

     – Не очень. В тот раз только больно было.

     – Значит и другие разы были… Рассказывай! – Приказал он, обдавая теплым дыханием мясистое нутро девушки, и внимательно изучая уже повлажневшие складочки.

     Марта перевела дух и начала рассказ.

     – …а на выпускной они меня втроем трахнули, – уже распаленная собственным рассказом Девушка живописала детали и смаковала ощущения. – Даже в задницу. Агроном, у него член потоньше. Правда потом все три дня болело, но такие ощущения… И спермой я платье испортила, ой!

     Толстый, но короткий член внезапно воткнувшийся в давно истекающее соками влагалище, был именно тем, чего Марте не хватало. Она очень ярко видела себя со стороны: беззащитная, униженная, между широко раскинутых ног пристроился парень, то и дело дергающий за нити, отчего по всему телу пробегала волна удовольствия, а полные груди развратно подпрыгивали.

     – Аых! – Роман долбил теплую плоть, одной рукой беспорядочно перебирая нити, а другой сжимая и тиская толстую ляжку Марты. – Су-ука. А ну в голос выть!

     – А-а-а! – Яростно заголосила та, пытаясь подмахивать задницей и трясти сиськами, отчего соски пронзала сладкая, острая боль. – Да-а-а! Еще-е-е!

     Роман последний раз вколотил хуй до самой матки и со стоном спустил. Марта же извивалась еще с минуту от долгих судорог удовольствия, и лишь потом обмякла, опершись спиной о стену.

     Рома присел на корточки возле стола и поднял глаза на развороченную пизду девушки:

     – Эй ты, шлюха, лабораторные я отработал?

     – да. – Раздалось сверху после минутной заминки. – Но уберите за собой.

     – А ты нахалка.

     – Не наглее вас.

     Парень встал, выудил сигарету и щелкнул рычажком, включая вытяжку, и лишь затем закурил. Он лениво разглядывал обессилевшую Марту, стряхивая пепел ей на живот и грудь. Затем зажал сигарету в углу рта и принялся копаться в шкафчике.

     – Тебе там чего надо? – настороженно спросила лаборантка, приподняв голову.

     – Вот это, – продемонстрировал Роман ей бобину скотча. – А сейчас не рыпайся.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]