шлюхи Екатеринбурга

Отличница. Часть 3

     Ещё минут пять я рассказывал, какая она красивая, какие у неё стройные ножки, ручки и не переставал нежно гладить её.

     – Ты умничка! Я ставлю тебе две пятёрочки с плюсом!

     – Ура! Я буду и дальше стараться и стану отличницей у тебя.

     – А теперь, давай приступим к мальчикам, – вернулся я к обучению

     – Давай, – хихикнула она.

     Я начал показывать фото сеты теперь с голенькими мальчиками.

     – Анют, а скажи мне, что ты сейчас чувствуешь?

     – Не знаю, – не поняла она

     – Тебе холодно, жарко, может быть, ручки трясутся? – пояснил я

     – Ага, трясутся чуть-чуть, а ещё так сердце колотится, и вообще как-то так странно и приятно. Я так никогда себя раньше не чувствовала.

     Всё было ясно без слов.

     – Это называется “возбуждение”. Ты возбуждена и это просто отлично, – объяснил я, – Тебе ещё пятёрочка за это!

     Она ещё больше обрадовалась своим успехам и просто сияла от счастья.

     – Так, сейчас я перекурю, и мы приступим ко второй части “раскрепощения”, – сказал я и ушел из комнаты.

     Я продолжал вводить свой план в действие, но мне нужно было, что бы мой писюн не стоял. Я пошёл в ванну и стал поливать его холодной водой, а затем сел на кухне и закурил. Я просто смотрел в окно на людей, стараясь отвлечься. А она продолжала смотреть картинки с голенькими мальчиками и девочками.

     – Анют, давай по лимонадику, за твои пятёрочки, – предложил я, вернувшись с перекура

     Мы выпили по полбокальчика, и хотел, было я продолжить, как она перебила:

     – А давай и ты разденешься, – почти скомандовала она

     Я даже немного растерялся, я так старательно планировал, как бы к этому свести, а тут – вот! Я моментально стянул с себя штаны вместе с трусами, зацепив носки. И вот мы вдвоём абсолютно нагие, чего еще больше желать. Я встал на диван на коленки прямо напротив неё.

     – Смотри, какая у меня писька! – похвастался я

     – Красивая, не то что у Димки.

     Я взял её за руку и стал гладить свой писюн её ручкой. Она быстро перехватила инициативу, как вдруг он вздрогнул, и она отдёрнула руку, испуганно глядя на меня.

     – Не бойся, ты всё делаешь правильно, ты ведь отличница и умница у меня, – успокоил её я

     Я снова взял её за руку и обхватил ею свою висевшую писю. Затем её рукой я стал водить по своему писюну вперед и назад, отчего он быстро стал надуваться и подниматься вверх. Она смотрела за этим процессом как завороженная, ей очень нравилось трогать меня. Когда мой писюн был снова готов к бою, я сказал:

     – Смотри – это называется писька стоит, она всегда встаёт, когда мальчики тоже возбуждаются.

     – Он такой большой и крепкий и красивый, – начала она хвалить моё достоинство, наверно, подражая мне.

     – Давай фотографироваться вместе, голышом, – предложил возбуждённый я

     Не отпуская моё интимное место, мы встали перед фотиком. Я зарядил его и мы стали оба позировать. Мы дурачились, обнимались и прижимались друг к другу. Меня так возбуждало тепло её тела и вообще происходящее, что я едва сдерживался. Я прикладывал свою писю к её ножкам, попке, а ей больше нравилось, когда к письке. Мы продолжали позировать. Я встал сзади неё, мой писун прижимался к её попочке. А когда я свою ладошку прижал к её писечке, будто прикрывая её, по мне пробежалась лёгкая судорога, а она выгнулась и прижалась ко мне попкой еще больше.

     – Ну вот!”Раскрепощение” закончено! Тебе ещё одна пятёрочка, – похвалил её я

     – Ура! – захлопала в ладошки она

     – Теперь, часть, которая называется “Хорошо”. Смотри.

     Я снова сел на диван и обхватил рукой свой член. Она села рядышком и тала смотреть. Я начал медленно спускать кожицу с головки. Когда полностью оголил свою головку, стал пояснять.

     – Эта красненькая часть моей письки называется “головка”. Она очень чувствительна к прикосновениям. И если поделать так… – и я начал медленно онанировать, – то мне станет хорошо-хорошо!

     – А как это? Это как у меня сейчас?

     – Нет. Это гораздо лучше! Я испытаю очень приятные ощущения и мне станет хорошо-прихорошо! Это называется “испытать оргазм”, – пояснял я, – моё тело покроется мурашками, а потом я испытаю такую расслабленность – это здорово!

     Она смотрела на меня так, будто сама хотела испытать оргазм и тут же спросила:

     – А как мне испытать оргазм? У меня ведь нет такой клеевой письки как у тебя, – даже с грустью спросила она.

     – Сейчас я тебя всему научу, ведь я же учитель, – улыбнулся я, – у тебя есть большое зеркало?

     Из-за шкафа она достала огромное зеркало, видимо от того же шкафа. Я поставил зеркало к стенке и постелил перед ним одеяло.

     – Ложись! – сказал я, и она, с предвкушением легла на спину головой к зеркалу.

     – Нет, ляг писечкой к зеркалу, согни ножки и раздвинь их, чтобы ты хорошо видела свою маленькую ягодку, – сказал я и подложил ей под голову большую подушку.

     – Удобно? Хорошо видно?

     – Да, очень, – ответила она.

     – Смотри, – начал я

     Я сел у её очаровательных ножек, и, опустив одну, положил средние три пальца на её миленькую и нежненькую писюличку. Она даже вздрогнула от моего прикосновенья. Я начал гладить вверх и вниз её нежные губочки, постепенно проникая средним пальцем между них. От удовольствия она закрыла глаза. Я гладил её и нащупал пальцем маленький бугорочек. Только я прикоснулся к нему, Анюшка снова вздрогнула, а её маленький и прелестный бутончик начал раскрываться. Мой член пульсировал, я помял его несколько раз, что бы он не взорвался, от наполняющих его желаний. Я отвёл руку и сказал:

     – Посмотри на твою миленькую писюличку внимательно.

     Она открыла глаза. Она никогда не видела свой “раскрытый бутончик”. Её удивлению и, одновременно, возбуждению не было предела. Я положил её ручку на писюльку и начал уже её средним пальчиком гладить тот самый заветный бугорок.

     – Как приятно! – восхищалась она.

     Я убрал свою руку, и она, глядя на себя в зеркало, продолжала делать это сама.

     – Красиво, правда?

     – Ага, а как приятно!

     – Чувствуешь этот бугорочек?

     – Д-д-а, – глубоко дыша, ответила она

     – Он называется “клитор”, если его потереть, как ты сейчас это делаешь, ты тоже испытаешь оргазм, а то, что ты сейчас с собой делаешь, называется “мастурбация”. Ты мастурбируешь.

     Она лежала передо мной и ласкала свою киску пальчиком. Меня трясло от возбуждения, и я тоже стал медленно, чтобы не кончить, мастурбировать.

     – Стой, это ещё не всё, – снял я её ручонку с её вожделенного места.

     – Ещё как-то можно? – с удивлением спросила она

     – Раздвинь писюльку, – сказал я, – видишь эту дырочку, если вставить туда пальчик, и поводить им вперёд и назад, то будет ещё лучше! Дай свой пальчик.

     Её писюличка уже вся блестела от возбуждения и страсти. Я взял её пальчик, которым она только что ласкала себя, и пососал его, обильно смазав слюной. Она с такой страстью смотрела на то, что я делаю, и её это заводило ещё больше.

     – Ну вот, я смазал пальчик, теперь медленно вводи его туда

     Она стала медленно, наслаждаясь, вставлять его в предвкушении новых ощущений и удовольствий. Она как завороженная смотрела на себя в зеркало – в это мы с ней были похожи.

     Она стала мастурбировать, вводя в себя пальчик.

     – Что ты сейчас чувствуешь? – спросил я

     – Мне так нравится мастурбировать, я прямо вся горю! И мне нравиться чувствовать что-то внутри себя, – всё тяжелее говорила она.

     Меня чертовски заводили такие взрослые слова из уст этого маленького ангелочка!

     – Давай теперь вместе, – сказал я, и начал так же нежно гладить её, уже набухший, клитор.

     – Давай, наоборот, у тебя палец подлиннее, – уже потребовала она

     Я обсосал свой палец и начал вводить его в неё. Я ввёл в неё палец наполовину и начал ей мастурбировать, одновременно, лаская свой член. Её глаза были закрыты от наслаждений. Я вводил его всё глубже и глубже, а она ускорялась, гладя свой бугорок. Вдруг, она вся напряглась и с испугом посмотрела на меня. Я тоже очень испугался – переборщил. Но, не переставая ласкать себя, снова закрыла глаза и расслаблено легла на подушку. Она всё быстрее и быстрее натирала свою писюльку, а я всё быстрее и быстрее вводил в неё свой палец, уже до конца. В ней было жарко, мокро и приятно. Это продолжалось еще минуты две. Неожиданно, она, сильно зажмурившись, согнулась и плотно сжала ноженьки, зажав мой палец глубоко в себе! Она не дышала, а я чувствовал, как её плоть, пульсируя, сжимает мой палец. Еще секунд десять она не дышала, потом, часто дыша, просто рухнула на пол. Её расслабленные ножки медленно выпрямились. Моя ладошка намокла. Всё было понятно без слов!

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки