Проститутки Екатеринбурга

Откровенно о (порно-дневник). Часть 5

     3 апреля.

     Дошли руки, наконец, и до электронного почтового ящика. А там пиииисеееем! В том числе и от Данилы, который так сразил меня тезисом о греховности и низменности интимных отношений. Я тогда ему написала о том, что он сам лишает радости и ярких красок свою жизнь, избегая сексуальных контактов с женщинами, которые его привлекают. И вот что он мне написал: “Сексуальное желание – это проявление инстинкта, в нем нет ни следа интеллекта, ни отпечатка чувств, ничего, что присуще именно человеку, а не животному. Тем, что животное идет на поводу у своих инстинктов, оно подтверждает свою неразумную сущность. Человек же в силах строить свою жизнь так, чтобы в ней не было места животному началу, чтобы жизнь эта была полна только осмысленными, осознанными желаниями, событиями и поступками. Хотеть засовывать ту часть тела, которой ты отправляешь естественные надобности, в аналогичную часть тела любимой женщиной – это унижать и себя, и ее, низводить друг друга до уровня мартышек. В этом акте не может быть любви, потому что любовь не может соседствовать с грязью и дерьмом. “. Я даже отвечать не буду. Была бы я сильнее в нем заинтересована, возможно, тогда бы я приложила все силы, чтобы переубедить его. Но это не мой случай. Пусть живет, как живет. Но подальше от меня.

     

     

     5 апреля.

     В академии сегодня семинар у Сергея Алексеевича. Очень боялась себя как-то выдать, поэтому была натянута как струна, промолчала весь семинар, старалась даже глаз на него не поднимать. А после звонка при всем честном народе он строгим голосом сказал: “Лариса, задержитесь. У меня есть, о чем поговорить с Вами. ” Надеюсь, я не покраснела, хотя вздрогнула – это точно. Когда мы остались одни в аудитории, он легко чмокнул меня в щеку и достал из кармана маленький сотовый телефон:

     – Это тебе.

     – Зачем? У меня есть.

     – Это специальный телефон. Для нас с тобой. Как только ты захочешь меня, тебе достаточно послать смс-ку на единственный номер, который есть в его записной книжке, потом положить незаметно телефон себе в трусики, и все.

     – Что все?

     – Увидишь.

     Он меня страшно заинтриговал. Поэтому уже на следующей лекции, я незаметно отправила смс по номеру из записной книжки, под столом положила телефон в трусики и стала ждать. И дождалась. На телефон пришел звонок, но звук был отключен, зато включена вибрация, и какая! Я прикрыла глаза, вспомнила Сережу, его руки, его губы, его запах и наслаждалась тем, как телефончик ласкает мой клитор. Я уже почти кончала, когда вибрация закончилась, и я не смогла сдержать разочарованного вздоха. Нет, надо процесс как-то оптимизировать. Я подумаю, как.

     

     

     

     8 апреля.

     И опять пятница. Я немного опоздала в отель на встречу к Сергею, вошла в номер запыхавшейся, в номере никого не было. Я даже не успела удивиться, как почувствовала движение сзади, и кто-то обхватил меня за шею. Напротив висело зеркало, в котором отразилась испуганная я и некто в черном длинном плаще и черной маске на голове. Я попыталась закричать, но этот некто зажал мне рот, а потом вставил кляп и туго завязал его концы на моем затылке. Я попыталась прорваться к двери, но он перехватил меня, бросил на кровать, навалился сверху, шаря руками по моему телу. Мне было очень страшно. Я растерялась, хотя пыталась сопротивляться, царапая его и пытаясь попасть коленкой ему в пах. Но все было зря. Он задрал мой свитер, потом лифчик, бесцеремонно мял мои груди, другой рукой воевал с застежкой на джинсах. В моей голове царила паника и ужас. Кто это? Где Сергей? Вся надежда была на то, что он появится с минуты на минуту и спасет меня от этого сумасшедшего. Насильник же в это время расстегнул на мне джинсы и уже стягивал их решительными движениями. Я продолжала попытки вырваться, но: Он грубо раздвинул мне ноги, разорвал колготки, отодвинул в сторону веревочку стрингов и одним движением ввел в меня три пальца. По моему телу прошла судорога, сначала это была реакция тела на боль, а потом: А потом я почувствовала возбуждение. Я не верила своим ощущениям, страх никуда не ушел, но к нему добавилось желание. Желание, что он не вытаскивал руку, чтобы продолжал эту сладкую ласку. А он в это время уже выпустил на свободу свой налитой член, и направил его в меня. Соитие было недолгим, насильник был напорист, быстр, кончил стремительно. Смешно говорить, но я испытала разочарование, когда он выплеснул в меня свое семя и замер. Мне хотелось продолжения. Я уже не пыталась брыкаться и царапаться, некто скатился с меня, лег рядом и снял маску. Не скажу, что я удивилась, увидев Сережино лицо, кажется, я догадалась чуть раньше сама, но не могла в это поверить. Да, такую игру я не скоро смогу забыть.

     

     

     16 апреля.

     Суббота. И я здорова! Можно считать, что совсем. Дни болезни, заполненные возбуждающей перепиской, сделали из меня мартовскую кошку. Я хочу мужчину! Я даже двигаться стала иначе: томно, медленно, как будто пытаясь не расплескать желание, заполнившее меня до краев. Сидела с утра перед телефоном, пытаясь понять, кому хочу позвонить – Димке или Кириллу. А потом вдруг мелькнула мысль: “А почему бы не позвать обоих?” Я даже не успела додумать ее до конца, как стала нажимать на кнопки телефона. Через 2 часа они пришли. Почти одновременно. Меня немного знобило, то ли остатки простуды виноваты, то ли страх перед своей затеей. Мальчики явно удивились, оказавшись в моей квартире одновременно. Они исподлобья переглядывались, пока я щебетала и накрывала на стол. Я старалась вести разговор таким образом, чтобы каждый из них мог поговорить на интересную именно ему тему. После часа беседы и 5 рюмок коньяку каждому, напряжение стало уходить – это было видно невооруженным взглядом. Дольше знающий меня Димка, кажется, догадался, к чему я клоню, и глаза его загорелись. Он был явно не прочь попробовать. Кирилл же ничего не понимал. Поэтому я, продолжая что-то говорить, села боком к нему на колени, вытянув ноги так, чтобы они легли на Димкины колени. Димка принял игру сразу, нежно снял с меня туфельки и начал поглаживать мои ноги. А Кирилла я просто поцеловала, впившись губами в его рот. Вскоре началась неразбериха, я пыталась освободить от одежды двух мальчиков одновременно, они же в четыре руки раздевали меня. Все-таки мы с этим справились, и обнаженные расположились на кровати. Всем было немного неловко, первым нашелся Димка, прижавшийся ко мне сбоку всем телом и начавший ласкать одну мою грудь. Кирилл с другой стороны поступил также. Я на некоторое время закрыла глаза, расслабилась и отдалась своим ощущениями. Это было необычно и очень возбуждающе – слышать два разных дыхания около себя, чувствовать на своем теле такие разные руки. В мои бедра с обеих сторон уперлось что-то горячее и уже довольно крепкое. Я взяла оба члена в руки и начала ласкать их одновременно. Мальчики тоже возбуждались происходящим не на шутку. Через некоторое время Кирилл опустил руку на мой лобок, потом еще ниже, а потом я уже перестала понимать, где чья рука, где чьи губы. Это было волшебно! Я неслась по волнам наслаждения, мне казалось, что все мое тело горит и требует ласки, одновременно, каждая клеточка. И каждая клеточка получала желаемое. Вскоре Кирилл лег на меня, раздвинул мои бедра и ввел свой член в мое лоно. Димка же встал на колени над моей головой так, чтобы я могла взять в рот его член. Ох! Я перестала соображать, где я, что со мной происходит, я ловила оргазм за оргазмом, потом кончил Кирилл, и уже лежа рядом, продолжал ласкать меня, а я надевалась ртом на член Димки раз за разом. Наконец сдался и он. Мы валялись обессиленные, истерзанные и счастливые. Надеюсь, такое повторится и еще не раз.

     

     19 апреля.

     Проявилась Вика. Позвонила радостная, долго щебетала мне в трубку, рассказывая о своих новостях, расспрашивала о том, как я отдохнула, почему пропала потом на неделю. Охала, узнав о моей болезни. Предложила встретиться, выпить кофе, поболтать. Мне она показалась уже успокоившейся, я даже решила, что она с меня переключилась на кого-то другого, с кем у нее все чудесно. Поэтому не увидела ничего плохого в том, чтобы пригласить ее на кофе домой. Через час она уже была у меня. Возбужденная, говорливая, улыбающаяся. Рассказала, что и вправду у нее роман с некой девочкой восточных кровей, и у них все хорошо. А потом она не удержалась, дотронулась до моего лица, потянулась с поцелуем, прошептала горячим шепотом: “Последний раз? На прощание? Пожалуйста. ” И я не могла отказать. Мы опустились на ковер, не спеша, смакуя, ласкали друг друга, в нашей нежности была одна грустная нота, нота расставанья, которая придавала происходящему некое очарование. Вика была совсем другой: не напористой и требовательной, как всегда, а по кошачьи ласковой, очень осторожной. Я расслабилась, я наслаждалась ее прикосновениями, поцелуями, движениями ее пальцев внутри меня. И вдруг сильная, резкая, неожиданная боль вернула меня к реальности. Я вскрикнула, открыла глаза: Вика была рядом, в руке у нее была зажата опасная бритва, а на моей левой груди набухала капельками крови буква “V”. “Это на память. Чтобы навсегда. ” – прошептала Вика и слизнула кровь. Я вскочила, я кричала на нее, кажется, даже ударила. Она быстро и молча оделась, также молча ушла, тихонько прикрыв за собой дверь. А на моей груди саднило и кровоточило клеймо. Порез оказался неглубоким, надеюсь, что шрама все же не останется. Но теперь точно знаю, больше никаких лесбийских попыток.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]