Проститутки Екатеринбурга

Отдых в Карелии. Часть 10

     На следующее утро все наши планы продолжить пляжный отдых пришлось корректировать: Ирина проснулась с сильно обгоревшей жопой. С непривычки бледная кожа, получив изрядную долю солнца, покраснела и дико болела. Ирина вышла, накинув халат, морщась от неприятных ощущений.

     – Ребята, – расстроенно сказала она, – я вам не компаньон, мне нужно денек отлежаться на животе.

     – А может наденешь низ от купальника, – предложила Светка.

     – Да куда там, ни сесть ни лечь на спину, мне и просто в халате на голое тело, когда ткань касается, больно безумно. Так что идите без меня.

     – Ну уж нет, – решительно сказал я, – одну тебя оставлять мы не станем, пусть Светка с Максом идут, а я тут тебя буду заживляющим кремом мазать. Светик, у тебя, кажется, был крем с алоэ?

     Светка метнулась в комнату и приволокла приличных размеров пластиковую бутыль.

     – Вот, прекрасная штука, завтра будешь, как новенькая.

     После недолгих препирательств (и Светка, и Макс предлагали остаться с Ириной вместо меня) я выпер парочку за дверь:

     – Смотрите там, ведите себя прилично!

     Хихикнув, они взялись за руки и почти что вприпрыжку рванули на пляж.

     – Ну, красавица, давай свою попу, будем ее лечить, – сказал я.

     Ирина улеглась на кровать, сбросив халат. Попа ее была ярко-красного цвета, как говорится, хоть прикуривай. Я выдавил из бутыли прохладный крем и стал легкими, почти что незаметными движениями наносить его на Иркину попу. Она морщилась, но не стонала.

     – Ир, если очень больно, скажи, паузу сделаем.

     – Нормально, давай поскорее обмажь все, чем раньше это закончится, тем лучше.

     Закончив мазать, я чуть отступил, чтобы полюбоваться на результат и ахнул: мне почему-то не удалось до этого рассмотреть попу Ирины, а смотреть-то было на что. Идеальной, безумно сексуальной формы попа, нежная, хоть и обожженная кожа, – мой хуй тут же вскочил по стойке смирно.

     – Ир, давай быстрее заживляй свои ожоги, я хочу это все потискать и поцеловать.

     Ирина обернулась, прищурившись, пытаясь понять, шучу я или серьезно. Но увидев мою отвисшую челюсть и чуть не рвущий шорты хуй, улыбнулась:

     – А давай я в рот возьму, что ты мучаться будешь.

     Я тут же плюхнулся перед ней на кровать, еще в полете сбрасывая шорты. Тут же горячие пальчики ухватили меня за корешок, а горячие губки накрыли разбухшую головку. Я чуть не взвыл от восторга: уж сосать-то Ирина умела. Чередуя мощные засосы головки с глубоким горловым минетом и тычками за щеку, она буквально доводила меня до экстаза. Продержался я недолго, выстрелив обильным зарядом спермы прямо в умелый ротик. Ирина проглотила все, что я наспускал, облизала губы и сказала:

     – А помажь меня еще раз, кажется действует.

     Я глянул – вроде действительно краснота несколько побледнела, хотя, конечно, за полчаса ожог не пройдет, тут Ирина права: до завтра ей на солнце лучше не соваться. Да и завтра посмотрим. Полюбому пару дней попу прикрывать, хоть полотенцем.

     – Ир, а хочешь, я тебе полижу, надо только осторожно позу выбрать, чтобы не растревожить твои обгорелости.

     Мы некоторое время повозились, устраиваясь, наконец подложили мне на грудь подушку, сверху ничком заползла Ирина, раздвинув ноги. В результате передо мной открылся очаровательный вид на ухоженную зрелую пизду, с припухшими большими губками, из-под которых выглядывали розовые кораллы малых.

     Я осторожно лизнул этот чудесный цветок, в вершине которого набух заметный клитор. Просунув руку, я зажал большим и указательным пальцами большие губки в районе клитора, и стал медленно поворачивать пальцы из стороны в сторону, как бы раскачивая зажатый между ними клитор. Языком, тем временем, я двигался между губками вдоль щели, не доходя до клитора. Между губками заблестела смазка, и я понял, что Ирине нравится.

     – Ир, ты любишь, чтобы пальцами изнутри стимулировали, или достаточно снаружи?

     – Снаружи пока достаточно.

     Я легонько потрогал пальцем дырочку попки.

     – О, вот это я очень люблю, только одним пальцем, больше пока не засовывай.

     Аккуратно, чтобы не задеть обгорелые участки, я принялся за анус, а разбухший клитор взял в губы и стал легонько посасывать: это ведь тот же хуй, только маленький, а нервных окончаний столько же, так что особых усилий прилагать не надо, если девушка сама не попросит поэнергичнее. Отдаваясь ощущениям, Ирина улеглась головой мне на самый низ живота, так что я чувствовал лобком ее прерывистое дыхание.

     – Алешенька, милый, мне так хорошо, если ты не устал, давай вот так подольше, я хочу насладиться. Не каждого мужика убедишь сделать так, как мне приятно.

     Так продолжалось минут десять, как вдруг Ирина бурно задышала, задергалась, мой палец провалился во внезапно открывшуюся попку, а лобок вдавился мне в губы. Ирина стала практически ебать меня в рот, а я старался прикрыть зубы губами, чтобы она не сделала себе больно. “Губам, однако, пидец” , – подумал я, чувствуя солоноватый привкус крови – яростные толчки тазом не прошли даром. Но не ломать же ей кайф, хрен с ними, заживут быстро. Ирина издала протяжный низкий стон, и мелко задрожала. Я видел, как прямо перед моими глазами стала судорожно сокращаться пизда, выдавливая толчками смазку мне на лицо. Оргазм продолжался с полминуты, потом тело надо мной обмякло и я осторожно выбрался из-под Ирины. Некоторое время мы полежали рядом молча, приходя в себя. Потом Ирина спросила:

     – Как ты думаешь, что там Макс со Светой делают?

     – Ебутся, как кролики, им же никто не мешает, наверняка оттягиваются.

     – Я все же никак не могу привыкнуть к тому, как вы легко относитесь к ебле на стороне.

     – Ир, поверь, мы этим не занимаемся постоянно, я больше скажу, за несколько лет Макс это для Светки первый случай. Я уже говорил, что совсем не против, ну вроде как моя любимая получает удовольствие, допустим, от винограда или пирожного. Светка относится ко всему похожим образом, а в случае с тобой ей во-первых возражать некогда, а во-вторых странно было бы: как собака на сене.

     Мы немного посмеялись, слегка касаясь друг друга в осторожной нежной ласке. Ведь если подумать, секс безо всяких обязательств, без любви, но с нежностью, это такое легкое чувство, как будто летишь над морем, как чайка. Я видел, что Ирина поняла меня, и вопрос этот ее больше беспокоить не будет. Хотя надо будет сказать Светке, чтобы она отдельно все подтвердила.

     – Слушай, Ир, а почему ты просила только одним пальцем? Ты анальный секс вообще-то как, воспринимаешь?

     Ирина замялась.

     – Ну понимаешь, я кому попало в жопу не даю, а последние годы мне не до долгих отношений, все больше на один, максимум два-три раза: редко попадаются те, с кем хочется еще увидеться. Вот с тобой я влипла, конечно, тут в два-три раза не уложишься, – хихикнула она, – если ты, конечно, сам захочешь.

     – Ир, не кокетничай, ты же видишь, что мне все очень нравится. Как я сказал, жду-не дождусь, когда твоя попа заживет, чтобы ее потискать-поцеловать. Она меня до безумия возбуждает. Ну а если ты еще и в попу дашь, я буду просто в восторге.

     – Тебе – обязательно дам, – она провела рукой по моей щеке, – куда захочешь, туда и дам, милый мой. Ты не пугайся, я на тебя претендовать не буду, у Светки не отобью, но пока мы тут, воспользуюсь всеми возможностями.

     – А Светка, кстати, Максу в жопу давала уже. Он нечаянно ей засадил не туда, она сначала разъярилась, как ведьма, но потом опомнилась и сама предложила его научить. Ну а он-то уж с радостью согласился.

     – Ничего себе. Ну и как, Максу понравилось?

     – Сама у него спроси. Светка говорит, что он хороший ученик.

     – Даааа… вот как мне теперь с сыночком отношения строить, я пока не разобралась. С одной стороны ребенок же, только что я его на горшок сажала, а вот гляди, уже вполне половозрелый самец вымахал.

     – Знаешь, он очень хорошо адаптируется к новым ситуациям. Так что, думаю, и тут вы все наладите. Ну что, в самом деле, такого? Он же знает, откуда дети берутся, значит догадывается, что тебя его папаша ебал, причем так, что ты залетела, а потом рожала. И даже знает наглядно, как оно все там устроено. Тут просто как в старом фильме: “Я знаю, что ты знаешь, что я знаю”. Если у него вопросы будут, отвечай откровенно, целку не строй из себя, извини за грубость. Вот спросит он, например, даешь ли ты в жопу (тут щеки у Ирины вспыхнули под цвет обгорелой попы) , так ты спокойно расскажи все то, что сказала мне. Он поймет, а откровенность оценит. Он скоро девочек-ровесниц ебать станет, нас со Светкой под рукой не будет, лучше, чтобы со всеми вопросами и за советами он к тебе шел, а не с дружками это обсуждал. Хм… Я так тебе все это говорю, как будто у самого трое детей.