Остров семи ветров. Часть 2

     Зоя приблизилась ко мне и шепнула на ухо. “Ну что – пришла пора нам посмотреть твоего папу во всей красе? Выходим на берег?” Я кивнула. Выйдя на берег, мы обернулись на наших мужчин. Их Дружки были вздыблены.

     – “Что и требовалось доказать, ” – хохотнула Зоя в полголоса, так что бы мужчины не слышали. “Вот интересно, у кого из них на кого из нас стоит… ”

     – “Ну у моего папы явно на тебя”, – как то незаметно для себя перешла я на “ты” с Зоей.

     – “Ты в этом уверена? Ты ведь единственая из нас еще осталась в трусиках – а это выглядит сейчас весьма провокационно для мужчин”.

     

     Я, улыбнувшись, промолчала. Только мы расположились загорать вчетвером на двух подстилках, как новая яхта натуристов встала на курс по правому борту с нашей. Мужчина с яхты (а он был единственный на яхте в плавках) крикнул нам: “Вы давно ли вы вышли из Ейска? Какую погоду передавали на ближайшие три дня?” Папа ответил ему, что барометр падает с 778 на 4 пункта и в ближайшие три дня ничего не изменится, а на 4-й день может ветер поменяться без штиля с норд-веста на зюйд-вест. С яхты поблагодарили, пожелали нам счастливого пути и она прошла дальше.

     

     – “Ты, моряк, красивый сам собою, тебе от роду двадцать лет. Полюби меня, моряк, душою. Что ты скажешь мне в ответ?” – напела Зоя.

     – “Мне в ответ полагается спеть: по морям, по волнам – нынче здесь, завтра там”, – улыбнулся папа, бросив в мою сторону чуть вопросительный взгляд.

     – “Ну тут другого ответа и быть не может” – Зоя тоже перевела на меня взгляд, как бы ожидая моей реакции.

     

     От этой неоднозначности ситуации я чувствовала себя в некотором душевном смятении. Они явно ждали от меня моего согласия или несогласия на то чтобы им уединиться и понятно, для чего именно им это уединение. Мои чувства были довольно противоречивы. Конечно же, с одной стороны, это очевидное желание Зои моим папой было невполне правильным по отношению к нашей маме. Но с другой стороны, сегодня такой чудесный день и не хотелось бы, чтобы папа хоть в чем-то был разочарован. Не дождавшись моей реакции, папа галантно перевел разговор на классику светских тем – а именно на погоду. Эта галантность выглядела немного утрированно и даже смешно с учетом нашей отнюдь не светсвой обнаженности. Я взглянула на Костика – тот явно скучал. Ему точно хотелось не лежать, а заняться чем-то более деятельным.

     

     Собравшись с духом, я решилась. Встала с подстилки и спросила Костика, может ли он показать мне лагуну. Костик сразу же оживился, и сказал что он тут все облазил и покажет мне и гнездовья птиц и все все все, что есть интересного на острове. Зоя и папа обменялись выразительными взглядами – явно на мой счет.

     

     Костик встал с подстилки. Путь назад был мне отрезан. Я помедлила несколько секунд и сбросила с себя трусики со словами: “Пожалуй, это лишнее”. Зоя откинувшись на спину, зааплодировала мне: “Нашего полку прибыло! И какой красавицей прибыло – глаз не оторвать! Так бы и расцеловала! Молодец, Рита!”

     

     Когда до меня дошло слово “разцеловала бы”, я несколько ошарашенно на нее посмотрела. Костик же хитро улыбнулся на эту сценку и сказал мне: “Ну пойдем на экскурсию. Только учти, что брать яйца в руки или менять их местами нельзя! Потому что чайка никогда не вернётся к гнезду, если яйца брали руками”. Он нравоучительным тоном явно пробовал повысить свою значимость в моих глазах”. Ну да ладно, раз уж я решила оставить папу наедине с Зоей, то придется потерпеть немного этого непоседу. Когда мы стали заходить в камыши, я напоследок оглянулась на взрослых. Те спокойно себе беседовали. “Может все обойдется и ничего у них не случится?” – подумала я. Меня отвлек голос Костика: “И вообще, раз идем смотреть лагуну, то ты здесь лучше слушайся меня. А то еще морских ужей встретим или еще хлеще – щитомордника. Они свои кладки яиц защищают и могут атаковать тех, кто приблизился”.

     

     – “Стоп! Это что – ядовитые змеи?” – сразу остановилась я:

     – “Ужи неядовиты. А щитомордник – ядовитый, но не смертельно. Жить будешь”.

     – “Ты что издеваешься надо мной? Я никуда с тобой не пойду. Возвращаемся. ”

     – “Да ладно – уж пошутить нельзя. Нет тут никаких щитомордников. Не бойся. ”

     – “Спасибо. Умеешь ты успокоить. Шуточки у тебя дурацкие. А еще кавалером в начале мне показался”.

     – “Что думал, то и сказал. Ты ведь и вправду красивая”.

     – “А ты еще и подлиза”, – несколько смягчилась я.

     

     Возвращаться быстро мне не хотелось. Состояние природы было просто фантастически чудесным. Шелест камыша и гомон птиц сам по себе настраивал на умиротворение. К тому же я без одежды рядом с мальчиком, одетым лишь в загар. Хотелось просто забыться в слиянии с миром этого необычного острова. Даже про папу на какое-то время забыла среди этой красоты. Костик смиренно ожидал моего решения.

     

     – “Ладно, но учти, что если еще раз так пошутишь, то не миновать тебе подзатыльника. И Зою спрашивать не буду. Получишь у меня тогда на орехи. И вообще не смотри на меня так пристально. Мне это не нравится”.

     

     Костик вздохнул и пошел вперед, иногда вскольз оглядываясь на меня. Я следовала за ним, стараясь ступать след в след. Его ладная по-спортивному фигурка и мерно покачивающаяся от шагов попка что-то стала смутно наводить меня совсем не на те мысли. “Интересно, а как он поведет себя, если к нему прикоснуться сейчас и погладить например по попке? Хотя нет. Пацаненок же он еще совсем. Что-то у тебя воображение совсем разыгралось” – говорила я себе.

     

     Костик между тем показывал мне кладки разных птиц, рассказывая об их повадках. На меня он пристально по- мужски больше не смотрел. В общем, мои треьования были учтены и мне даже становилось с ним уже вполне комфортно. Хотя наша обнаженность наедине с ним придавала какой-то чувственный оттенок в общении. Или я сама уже стала видеть чувственную составляющую там, где нее нет. Мое воображение вмешивалось в реальность. Я почему-то вспомнила слова Зои: “Так бы и расцеловала тебя… ” и ее полуобъятье с соприкосновением наших сосков к моим в начале знакомства. Это было тогда неожиданно приятное и какое-то естественное ощущение.

     

     Замечтавшись во время прибирания через камыш, я вдруг почувствовала резко обжигающий укол на правой ноге чуть выше коленки. Это был укус пчелы, которую я инстинктивно раздавила ударом ладони. На мой вскрик быстро обернулся Костик. Он сразу сориентировался и сказал, что если не отсосать сейчас пчелиный яд, то будет болеть два-три дня. “Ну делай же что-нибудь”, – прикрикнула я на него. Правда, тут же я сообразила, что могу и сама до ранки губами дотянуться, но уже было уже поздно: слово не воробей – вылетит не поймаешь.

     

     Костик быстро опустился на колени и стал высасывать сукровицу с ядом из ранки от жала пчелы, сплевывая после каждого вдоха. Его взгляд при этом иногда поднимался туда, куда ему не следовало смотреть. Его Дружок начал набирать силу. Я взяла Костика тремя пальцами за подбородок и сказала: “Молодой человек, пожалуйста без глаз! И думать не смей. Я же вижу по тебе, о чем ты сейчас думаешь… ” Он послушно кивнул мне и занялся только моей болячкой. Его Дружок успокоился. Костик сказал, что нужно обязательно вынуть жало и что сейчас нужно потерпеть мне немного. Он сорвал тонкую сухую веточку карагача, подломил ее посередине так, что у него получился импровизированный пинцет, и с третьей попытки ловко вытащил жало. Резкость боли сразу прошла и она стала вполне терпимой.

     

     – “Пчелиный яд одной пчелы даже полезен для организма. Даже такое направление в медицине есть”, – утешил меня Костик.

     – “Спасибо тебе. Ты показал себя настоящим Эскулапом”, – я все-таки не выдержала и приобняла его в знак благодарности. Прикосновение к мальчику оказалось для меня чуть волнующим, но неожиданно очень приятным.

     – “Удивляюсь я на тебя – ты все-таки решилась”, – мысленно упрекнула я себя. И себе же мысленно ответила: “Чудо остров, чудо остров, жить на нем легко и просто”.

     

     С момента нашего ухода от взрослых, прошло уже минут сорок. Я сказала что пожалуй можно уже и возвращаться. Костик повел меня назад, но перед самым выходом на берег вдруг свернул на какую-то тропинку вбок.

     – “Ты куда это?” – удивилась я.

     – “Не бойся, не заблудимся. Тут на острое невозможно заблудиться”.

     

     Мы прошли еще через камыши параллельно берегу и тут я услышала страстные стоны Зои. Ошибиться было невозможно – там за камышами секс был в самом разгаре. Я остановилась. Костик оглянулся на меня и приложил указательный палец к губам: мол, молчи. Он стал прокрадываться вперед, а я так растерялась, что не успела его остановить. Стоны и охи Зои, перемежаемые звуками поцелуев, продолжались. Она уже просто кричала: “Еще!!! Хочу еще!!!” Затаившийся Костик оглянулся на меня и поманил к себе рукой. Я как оцепенела. Там же мой папа и я как хорошая дочка не должна это видеть. Костя вернулся ко мне, взял меня за руку и потянул за собой. Я двигалась за Костей почти как сомнамбула в прострации.