шлюхи Екатеринбурга

Остров семи ветров. Часть 1

     Я стою у окна и зачарованно смотрю вверх, как спускаются с неба снежинки в узор моих воспоминаний. Воспоминаний об удивительном своей странностью и страстностью. Воспоминаний о случившимся со мной и очень близкими мне людьми минувшим летом на песчаном островке, посреди теплого и ласкового моря.

     

     Прошлым летом мы с папой поехали отдыхать на Азовском море. Остановились в недорогом пансионате в Ейске. С погодой нам повезло. Поскольку со всеми близлежащими пляжами и местными достопримечательнос-ти на суше мы с папой довольно быстро познакомились, то решили взять напрокат яхту и взяли курс на удовольствия в море. Мой папа бывший моряк и ловко управлялся с парусом. Он просто помолодел на глазах, окунувшись в свою стихию и я с удовольствием посматривала на него и по-спортивному подтянутую фигуру. Мы уходили в море на несколько часов, не удаляясь особенно от берега и иногда высаживаясь на там, где нам местность с моря казалась живописной. Самой дальней точкой наших путешествий была Должанская.

     

     Еще мы сразу же запланировали посетить Остров семи ветров, расположенный всего в трех километрах от Ейска. Но поскольку он был совсем рядом, то решили оставить его на последние дни нашего отдыха на море.

     

     И вот мы с попутным ветром держим курс к Острову семи ветров. Ейск остался за кормой. На полдороге нас обогнал катер с экскурсантами, тоже направлявшийся к острову.

     – “Надеюсь, мы пристанем в каком-то другом месте, чем эта экскурсия?” – спросила я папу.

     – “Разумеется, малыш. Мы обойдем остров с обратной стороны и выберем местечко, чтобы тебе никто не мешал понежиться на песочке сколько твоей душе угодно”.

     

     Остров встретил нас просто невероятным количеством чаек и уток в прибрежных водах. “Этот остров местные еще называют Птичьим”, – сказал папа. “А еще у него внутри лагуна. Как будто это атолл в где-нибудь в Индийском океане. Так что можно считать что мы где-то на Мальдивах… ”

     

     Миновав место высадки экскурсантов, мы стали огибать остров и выбрали на его обратной от Ейска стороне очень даже уютный пляжик. Папа предложил чтобы мы для разнообразия половину времени на острове мы проводим вдвоем вместе – как бы на общем пляже, а половину – по одиночке как бы на раздельных пляжах. Это была идея папы, но я с ней согласилась, слегка удивившись, впрочем. Мы с ним условились, что он вернется на “мой” пляж часа через полтора.

     

     Но позагорав на “своем” пляже с полчаса, я от скуки решила нарушить договор, тайком подсмотрев, что же папа делает. Пригнувшись, прокралась между кустиками. И тут увидела такое, чего совсем не ожидала. Папа лежал на песке голый с закрытыми глазами и смакуя, медленно гонял шкурку на своем дружке. До него было не больше 12 метров, и я хорошо видела выражение наслаждения на его лице. Меня просто поразили размеры его дружка и багровая от напряжения головка. Вдруг брызнул фонтан спермы и папа застонал. Я испугалась, что он заметил меня и быстро вернулась на свой пляжик.

     

     Увиденное вызвало у меня смятение чувств. С одной стороны, я была очень эротически взволнована и даже возбуждена. С другой стороны, мне было стыдно, что я – пусть и нечаянно – увидела такую интимную сценку с моим папой в главной роли. Однако, несмотря ни на какие упреки семейной морали, папин Дружок как наваждение стоял во всей своей красе в моем воображении и я долго не могла избавиться от этого видения…

     

     “Повезло же мамочке” – все думала я. Однако приближалось время оговоренное для нашего соединения на общем пляже, то есть на моей половине. Я легла на животик и освободила на спине лифчик, притворившись спящей. Как будто бы все время загорала в этой позе. Вскоре услышала шаги папы и загадала про себя – в плавках он или нет. Причем я сама не знала, чего я сейчас больше хочу: видеть папу голым или в обычном виде.

     

     “Привет, малыш” – услышала я. Я приподнялась и была почти разочарована. Папа оказался в плавках. И он вовсю глазел на мою невольно почти обнажившуюся от приподнимания грудь – лифчик же оставался лежать подо мной развязанным. Я ойкнула, быстро легла и застегнула лифчик на спине. Как мне показалось, на лице папы мелькнуло секундное выражение разочарования. Минут через двадцать мы собрались и взяли курс на пансионат, чтобы вернуться наутро на остров. Ночью я долго не могла заснуть и все ворочалась, размышляя и воображая, что же будет дальше. Почему-то я больше проигрывала в в уме сценарии, в которых папа оставлял свои плавки и пришел ко мне голым, ничуть не стесняясь своего стоящего как кол Дружка.

     

     Ранним утром, когда мы стали собираться на яхту, я решила надеть свой самый откровенный купальник. Почти что две тесемочки, мало что прикрывающие. Пока спускались к причалу, парни не скрывали своего бурного интереса к моей скромной персоне. Когда за нашими спинами услышалось очередное восхищенное присвистывание, папа, улыбнувшись, сказал мне: “Ты сегодня популярна”.

     – “Не я, а мой купальник”, – парировала я.

     – “Да, сегодня он очень даже впечатляющий. Я даже, признаться, не ожидал от тебя”, – улыбнулся он.

     – “У меня трусы в горошек. Разноцветные трусы! Все ребята приставают покази да покази… ” – ответствовала я ему детской песенкой.

     – “Да у тебя там просто уже и места не остается для горошка”, – подхватил он нашу игру не столько в слова, сколько в их интонации…

     

     Так с удовольствием и чуть двусмысленно продолжая пикироваться друг с другом, мы отчалили на яхте и с попутным ветром поплыли к нашему острову. Папа с явным удовольствием разглядывал меня, едва прикрытую “моими”, как он выразился “веревочками”. Когда мы выгрузились, папа снова попросил разрешения разделиться нам на два пляжа. Я разумеется согласилась, но при этом хитро подумала про себя: “Знаем-знаем, что ты там будешь делать и с чего это тебе вдруг стало нужно быстренько уединиться”.

     

     Я сняла лифчик и подставила свои груди освежающему утреннему ветерку. Все раздумывала – сходить ли снова полюбопытствовать, как там на папиной половине, или нет. Только решилась пойти, как увидела финский швертбот под парусами. На штурвале яхты стояла молодая женщина, а других членов команды пока четко не было видно. Я решила не одевать лифчик, пока не будет понятно, кто еще с ней на яхте. Вскоре стало очевидно, что у женщины обнажена грудь. “Однако, ” – подумала я. “Кто же с ней?” Спутника (или спутницу) все не было видно. Потом из-за плеча женщины выглянул мальчик примерно лет 14. Только я потянулась за лифчиком, чтобы из приличия надеть его, как яхта развернулась кормой и я увидела что увидела, что на обоих членах экипажа яхты совсем нет одежды. Они скинули два якоря (с носа и кормы) и сойдя на берег, направились ко мне.

     

     С первого взгляда на них, было понятно, что это мама и сынишка. И большая грудь красивой мамы была просто заворачивающе прекрасна. А я так и осталась сидеть перед ними, удивленная их видом удивленная с лифчиком в руках. Представляю, какой дурой я, наверное, выглядела в их глазах со стороны.

     

     “Прости, если помешали отдыхать. Меня зовут Зоя, а это мой сын и его зовут Костя” сказала женщина. “Добрый день. Вы очень красивая, ” – поздоровался Костя. Мне ничего не оставалось как улыбнувшись новым знакомым, сказать женщине: “Я Рита. А у вас очень галантный кавалер”. “Спасибо, Рита”, – ответила она мне, потрепав рукой Костину шевелюру. Мальчик засмущался и мне почему-то показалось что его писюн начал набухать. “Мерещется же такое”, – подумала я. “А может, и не мерещется”. Но это хозяйство у Кости было, можно сказать почти что для взрослого мужчины. Вообще – точно не мерещится. У Кости уже налился и стал приподниматься. У голого мальчика, стоящего рядом со своей мамой, встал на меня – с ума сойти или я уже совсем не в себе?!!! К реальности меня вернул голос Зои: “Костя, перестань баловаться! Иди лучше наши вещи принеси. ” Она легонько шлепнула его. “Я не нарочно, ” – буркнул сын и пошел к яхте.

     

     – “Если тебе как-то неловко рядом с нами, то мы можем уплыть и позагорать в другом месте. Тем более, что ты тут похоже не одна, а со своим молодым человеком” (она кивнула на папину рубашку рядом со мной.)

     – “Это рубашка моего папы. Он гуляет сейчас по острову”, – сказала я.

     

     Тут Костя вернулся к нам с большой пляжной подстилкой и сказал Зое. “Ну что, мы собираемся?” Зоя вопросительно взглянула на меня.

     – “Нет, Костя, вы остаетесь” – сказала я ему.

     – “Отлично! А то мне тут так нравится”.

     – “Это действительно наше любимое место отдыха нашей семьи, но сегодня мы без папы” – сказала Зоя.

     – “Тем более, мы не можем лишать вас любимого места отдыха, раз вы его старожилы, а мы всего второй день тут”.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки