Проститутки Екатеринбурга

Орел или решка?

     
“Я же лесбиянка, болван!”

     Он пожал плечами: “Ну, а я – гей. Главное то, что и ты, и я хотим детей, а наше дерьмовое правительство навряд ли разрешит нам усыновить кого-нибудь. Придется делать своих”.

     “Фу, только не это”.

     “Ладно уж, брось это. Помню, ты сама мне рассказывала, как трахнулась с одним парнем на своем выпускном”.

     “Никогда я такого не говорила”.

     “Уже забыла? В тот вечер Клэр задержалась на работе, и ты упилась к чертикам, а потом начала мне рассказывать про свое счастливое детство”.

     “Ну”, – она критически ткнула в него пальцем, – “мне все равно это не понравилось”.

     “Да и пусть. Кого это волнует. Дети. Вот, что сейчас важно”.

     “Ладно, я подумаю об этом”.

     —————————-

     “Все в порядке, я поговорила с Клэр. Мы согласны”.

     “Прекрасно. Стив тоже в обойме. Теперь надо решить, какие гены мы будем соединять”.

     “Чего-чего?”

     “Ну, то есть кто с кем?”

     “Бросим жребий?”, – нерешительно предложила она.

     “Давай. Итак, наша общая цель – родить двух детей. Каждая из вас выносит по одному”.

     “Фу, что за выражение. Ну ладно, пусть это будет звучать так”.

     “Бросай монетку, посмотрим, кто достанется тебе. Другого получит Клэр”.

     “Если – орел, тогда – Стив”.

     “В самый раз, он бы сделал такой же выбор”.

     Монетка закувыркалась в воздухе и, упав на пол, закатилась под стол.

     “Вот она.. Орел”.

     “Хорошо. Ты уже говорила с гинекологом об искусственном оплодотворении?”

     “300 сотни баксов на попытку. Платите вы!”

     “Черт возьми. Откуда я их возьму”.

     “Ну, точно уж не я дам. И вообще это твоя идея”.

     “Вот дерьмо. Лишних денег у нас скоро не появится”.

     “Есть и другой путь”.

     Он замотал головой. “Ну уж нет. Стив ни за что не пойдет на это. Он хорошо относится к женщинам как к друзьям, но даже мысль от том, что ему придется увидеть тебя обнаженной вызовет у него отвращение”.

     “Как тактично. У него такое чувство персонально ко мне или ко всем женщинам?”

     “Ко всем вам. Представляешь, нам пришлось отказаться от нашего любимого любриканта лишь потому, что дурочка продавщица ляпнула, что он настолько же хорош, как натуральная смазка женщины. После этого случая на него было просто страшно смотреть всякий раз, когда он брал в руки тот злосчастный тюбик”.

     “Хорошо, пусть тогда просто ляжет на спину и закроет глазки”.

     “Я же тебе говорю, ничего не получится”.

     

     —————————-

     

     “У нас ничего не получилось”.

     “Как я и говорил”.

     “Он даже не захотел раздеться! Демонстративно закрыл глаза и состроил ужасную рожу. Задница!”

     “Как я и говорил”.

     “Да, ты все говорил!”

     “Ну?”

     “Что, ну?”

     “Я могу попробовать эту затею с Клэр”.

     “Хм. Я должна тебе кое-что сказать”.

     “Ты о чем?”

     “Она не хочет…”

     “Не хочет иметь детей?”

     “Нет, дело не в том. Она просто не хочет быть первой. У нее сейчас хорошая работа с хорошими бабками, ее вид много значит, и это не подходящий момент, чтобы забеременеть”.

     “Как классно. На самом деле все это просто означает, что она не хочет детей. Другие вещи для нее значат больше”.

     “Ну, это уже не твое дело”.

     “Ладно. А что касается Стива, то он не то чтобы отвергает тебя, он отвергает влагалище вообще”.

     “Вот спасибо, теперь я чувствую себя гораздо лучше”.