Проститутки Екатеринбурга

Опасное лето

     Когда это случилось, мне было 12. Летом я жила на даче у бабушки и познакомилась там с соседскими девочками. Обычно мы тусовались вчетвером. Верховодила нами Маша, 14-летняя школьница, у которой уже оформилась грудь – предмет нашей зависти. Мне, как я уже говорила, было 12, Свете – 10, а Наташе – только 7. Будучи предоставлены сами себе, мы собирались на чердаке бабушкиного сарая и играли в карты, иногда даже в куклы. Но самыми интересными, конечно, были те игры, о которых не знали взрослые.

     

     Началось все с того, что Маша появилась в новой футболке, подчеркивающей ее формы. Она заметно гордилась тем, что выглядит взрослее нас, поэтому сегодня она еще и накрасила губы и ресницы.

     

     – Ух ты! – сказала я. – Такая взрослая… Когда уж у меня такие вырастут.

     – Ничего, когда-нибудь обязательно! – утешила меня Маша. – У тебя уже начинают расти, по-моему.

     – Ничего не начинают! – пожаловалась я и в доказательство задрала майку. Там действительно пока похвастаться было нечем, моя грудь только начала немного выдаваться вперед, но ходила я все еще без лифчика. Мои соски были светло-розовые, мягкие, еще совсем детские.

     – Да нет, у тебя уже больше, чем у меня! – вмешалась Света и сняла майку. У нее и правда не было даже следа груди, как у мальчишки.

     – Это ничего, – рассудила Маша. – У вас обеих зато уже наверняка растут волосы на письке, ведь правда?

     – У меня да! – закричала я, довольная тем, что мне есть чем похвастаться. Волосы у меня в то лето и правда разрослись.

     Все это время Наташа сидела, не понимая, о чем мы говорим.

     – Как это волосы на письке? – наконец решилась спросить она. – У меня их никогда не было, разве они там должны расти?

     – Ну да, – объяснила Света. – Просто ты еще маленькая, поэтому у тебя они еще не выросли. А у нас уже есть.

     – А… можно посмотреть? – Наташино любопытство взяло верх.

     – Запросто! – Света сняла трусы и села раздвинув ноги. Мы внимательно рассмотрели ее письку, покрытую тонкими негустыми волосиками, и я с удовольствием отметила, что у меня там волос гораздо больше. Естественно, и мне тоже захотелось продемонстрировать свои достижения, поэтому я тоже сняла трусы “за компанию”, а за мной и Маша.

     – Теперь и ты сними трусики, давай посмотрим, все ли у тебя там в порядке! – начали мы уговаривать Наташу. Она заметно стеснялась нас, поэтому долго не хотела раздеваться, но любопытство пересилило. И вот она оказалась совершенно голенькой. Ее маленькая писечка действительно была совсем детской, без волос, и верхние губки были очень плотно сомкнуты.

     – Какая она у тебя… нежная! Можно потрогать? – спросила я.

     Наташа сильно покраснела и тихо сказала…

     – Ладно, только чуть-чуть.

     Я присела на корточки перед Наташей и тихонько провела пальчиком по теплым, мягким безволосым губкам. Наташа вскрикнула и отшатнулась.

     – Что такое, больно? – испугалась я. Ведь я старалась потрогать ее как можно аккуратнее!

     – Нет… я не знаю… как-то щекотно… но не совсем…

     

     Тут в разговор вмешалась Маша, которая до сих пор молча наблюдала за нами.

     – Так ты, Наташечка, уже совсем взрослая, получается! Если тебе приятно, когда там трогают…

     Наташа явно не понимала, о чем идет речь. Мы со Светой посмотрели друг на друга, и я вдруг поняла, что Света уже знает то, о чем я в ее возрасте не подозревала. Действительно, некоторые места на теле были совсем непохожи на другие, если их потрогать. И Наташа сейчас узнала об этом впервые.

     – Наташка, ты не бойся, это здорово, что тебе приятно, – сказала я. – Хочешь, я еще тебя потрогаю?

     – Не знаю… – Наташка плотно сжала коленки, но одеваться не стала, и я поняла, что она очень хочет еще, но жутко стесняется. Маша тоже поняла это и сказала…

     – Хорошо, мы не будем тебя там больше трогать, давай просто проверим, может быть, тебе везде приятно, когда трогают?

     На это Наташа не нашла, что возразить. Маша положила ее на скамейку и тихонько провела пальцем по наташиной шее. Наташа поежилась и засмеялась…

     – Щекотно!

     – А как щекотно, как в писе или по-другому?

     Наташа подумала.

     – Нет, по-другому. Тут просто щекотно, а в писе как-то приятно.

     – Хорошо, давай попробуем в другом месте.

     Машин палец осторожно погладил Наташин совсем еще мальчишеский сосок. Она опять дернулась, но уже не так, как раньше.

     – Здесь тоже щекотно, но и приятно тоже.

     Маша осторожно прикоснулась кончиками пальцев к животу Наташи и стала перебирать пальцами. Наташка захихикала и закрыла живот руками.

     – Подожди, потерпи, – строго сказала Маша и опустила руку ниже, там, где начиналась белая полоска незагорелой кожи.

     Наташа вдруг перестала сопротивляться. Она продолжала хихикать, но уже не пыталась отодвинуть Машину руку.

     – А как тебе здесь, щекотно? – спросила Маша.

     – Нет… здесь хорошо… очень!

     – Ну вот видишь, лежи, я тебя еще поглажу.

     Маша начала тихонько щекотать низ Наташиного животика уже двумя руками. Наташа выглядела расслабленной и какой-то разморенной, как после горячей ванны. Ее щечки покраснели от удовольствия и остатков стыда, но она уже явно не хотела, чтобы мы прекратили свои эксперименты.

     Тут Маша незаметно начала продвигать правую руку вниз. Наташа начала ерзать и извиваться, но по-прежнему не говорила ни слова. Наоборот, она выставила свой лобок наверх, чтобы Маше было удобнее.

     – А ты знаешь, что если ты раздвинешь ножки, будет еще приятнее? – сказала Маша. Наташа без звука раздвинула ножки, и мы увидели не только верхние, но и нижние ее губки, которые немного припухли и стали заметнее.

     Маша кивнула мне и сказала…

     – Ну-ка, погладь ее там, только снаружи.

     Я встала со стороны Наташиных ножек и двумя пальцами начала водить вверх-вниз по ее наружним маленьким губкам, задевая иногда и внутренние. Наташка начала часто дышать и, видимо, испугалась…

     – Подождите… Я боюсь… Мне как будто писать хочется… Щекотно… Не надо…

     – Хорошо, – сказала Маша. – Мы перестанем, но только через одну минутку. Не бойся, ты не описаешься, это только так кажется. Свет, поласкай ей соски.

     Света подошла к Наташе и стала пальцами описывать круги вокруг ее сосочков, в то время как Маша щекотала ей лобок, а я гладила писечку. Наташа уже не просила нас перестать, только тяжело дышала и бессвязно лепетала…

     – Как хорошо… Я хочу всегда так лежать… Маша, что это?… Я боюсь… А-а-а…

     Внезапно Наташка застонала, задергалась и так же неожиданно успокоилась секунд через десять. Я уже примерно понимала, что с ней произошло, но для Светы это было полной неожиданностью.

     – Что это с ней? – недоуменно спросила она.

     Маша улыбнулась.

     – Вот так становятся взрослыми.

Страницы: [ 1 ]