Офисные игры. Часть 5

     “Подойди, девочка”. Когда она встала прямо перед ним, он протянул руку и распустил волосы, собранные у нее на затылке, а когда они упали ей на плечи, он запустил в них руку и привлек ее к себе для их первого настоящего поцелуя. Ее руки взлетели на его широкую грудь, она ощутила упругие мышцы, его вторая рука обняла ее за поясницу, прижимая к себе еще более тесно. Рядом с его крупным, мощным телом она чувствовала себя, как маленький, беспомощный, ничтожный котенок рядом с вожаком львиного прайда.

     Когда она прижалась к нему, он поцеловал ее еще глубже, проникнув языком в ее рот. У нее вырвался тихий стон. Когда он, наконец, отпустил ее, ее шатало, и она покорно стояла, когда он медленно начал ее раздевать. Сначала жакет и блузка, затем он расстегнул ее юбку, позволив ей свободно упасть на пол. Она стояла перед ним в подходящих друг другу бюстгальтере и стрингах, в чулках и туфлях на каблуках, дрожа от возбуждения. Слегка поглаживая ее тело, он медленно избавил ее сначала от бюстгальтера, а затем и от остатка нижнего белья, оставив ее только в челках и туфлях. Впервые она предстала перед ним полностью обнаженной и от этого чувствовала себя как-то по-новому беззащитной. А еще впервые за много дней она почувствовала надежду, что может быть пришло время.

     “Забирайся на стол” , – половинками попы она ощутила его холодную и гладкую поверхность. Махмуд заставил ее лечь на стол, положив подушку ей по голову. Когда он открыл выдвижной ящик и достал шарик-кляп, она даже не сопротивлялась, затем он связал ее запястья, поднял ее руки за голову и привязал к столу. Еще двумя мотками веревки он привязал ее лодыжки к бедрам и к краям стола.

     Выставленные на показ, ее груди холмиками возвышались над ее телом, а киска и анус зияли между ее широко разведенных в стороны бедер, являя собой весьма живописный вид. Махмуд достал еще одну маленькую подушку, опустился вниз, оказавшись прямо напротив ее разведенных ног, и тихо присвистнул. “Красота”. Она попыталась улыбнуться, несмотря на кляп, радуясь, что вид ему понравился. Она была полна надежды, переполнена ею до самого края. Маленькая подушка была помещена ей под попу, слегка подняв ее, открыв миру обе ее дырочки. Нежное теплое дыхание возбуждающе обдало их, когда Махмуд приблизился к ним, а все ее тело задрожало от нетерпения.

     Затем Махмуд открыл еще один выдвижной ящик и принялся доставать оттуда целый набор предметов, которые она не могла видеть, поскольку он укладывал их на своей половине стола. Большая черная рука вытянулась и принялась играть с ее сосками, щипая и вытягивая их. Когда оба ее соска затвердели, он поместил первую из игрушек в поле ее зрения – зажимы, похожие, скорее, на пинцеты, три, соединенные в цепь, в виде деликатной буквы Y.

     От одного вида этого устрашающего предмета, ее глаза расширились, и она попыталась протестовать через кляп и даже попыталась повыгибаться, чтобы хоть немного отодвинуться от него, заработав резкий шлепок по своей обнаженной, раскрытой киске. С одной стороны, было приятно, что он, наконец, снова коснулся ее киски, а с другой стороны было больно, настолько, что она немедленно прекратила извиваться. Зажимы были помещены на ее соски, и они сжали ее вишневые бугорки крепкой, слегка болезненной хваткой, а он переместился вниз, между ее ног, положив третий зажим на ее бритый лобок (именно он попросил ее накануне сделать это) , не оставив ей ни тени сомнения, куда этот третий зажим будет помещен.

     Соки ее киски уже стекали по ее ягодицам на подушку, поэтому, когда Махмуд снова опустился между ее ног, он ощутил ее сладкий запах. Она задрожала, когда он первый раз коснулся ее языком, проведя им по ее внешним губкам, мучая ее. Затем он медленно продолжил погружаться в нее и, в конце концов, стал лизать ее дырочку. После стольких дней только самоудовлетворения она была на небесах. Он переместил язык выше и стал играть им с клитором, проводя языком вокруг него и прикусывая его зубами. Затем он снова поднялся и, ухмыльнувшись ей в лицо, закрепил третий зажим прямо на ее клиторе. Конечно, это было больно, но это также было невероятно хорошо, она задвигала бедрами, призывая его поласкать ее еще, издавая мяукающие звуки сквозь кляп.

     Спустя минуту он вновь вернулся меж ее ног с тремя предметами, он показал ей увлажняющий гель вместе со странным предметом, похожим на большой патрон с широким основанием, ничего похожего на который она никогда не видела. Хотя не было трудно догадаться, когда он покрыл этот предмет гелем, затем пальцем смазал им все вокруг ее анального отверстия и, наконец, пронзил ее анус пальцем в смазке. Она яростно запротестовала, пытаясь соскочить с его пальца, который продолжал двигаться в ней, издавая возмущенные звуки через кляп и молясь, чтобы это оказалось просто его игрой с ней.

     Тщетная надежда… как только он почувствовал, что она хорошо смазана, он, одной рукой удерживая ее таз, игрушкой в другой руке принялся медленно разрабатывать ее зад. Он вводил и выводил игрушку, растягивая и расслабляя ее дырочку, было больно, но также ощущалось что-то вроде странного удовольствия. В конце концов, она решила просто смириться с неизбежным… тем более, что накануне ночью она задумалась о том, что если ей придется сделать что-то необычное ради того, чтобы он ее трахнул, готова ли она на это? А игрушка была всего, может быть, пару сантиметров в диаметре, разве все это так уж плохо? Если это то, что ей придется выдержать, то так тому и быть.

     Когда пробка полностью поместилась в ее заду, она почувствовала себя заполненной и раздувшейся, это было приятно, и даже, несмотря на то, что она прилагала большие усилия, чтобы постараться вытолкнуть ее обратно, было очевидно, что она не сможет заставить свой анус раскрыться так широко, чтобы это сделать. А еще это могло рассердить Махмуда, а она не хотела делать это сейчас. Не тогда, когда он находится меж ее ног. Наконец, он вставил третий предмет ей в киску, он был холодный и твердый, но не очень большой, но потом он стал вибрировать. Он вставил вибратор-яйцо, она знала наверняка, поскольку такой же у нее был дома. Он всегда был хорош для предварительных ласк, его было достаточно, чтобы приятно возбудить ее, но никогда не хватало, чтобы она получила удовлетворение. Но затем, когда игрушка в ее заднице тоже ожила, она аж подпрыгнула. Махмуд улыбнулся ей, подошел к столу и продолжил свое дело.

     Шло время, она не знала как, поскольку у нее не было возможности взглянуть на часы. Все ее внимание было сфокусировано на игрушках, находившихся в ней, легкой боли в ее грудях, сильной боли в ее киске и клиторе и наполненности ее заднего прохода. Каждая частичка ее тела стремилась к финальному рывку, к оргазму, но как бы она близко к нему не приближалась, все равно не могла его достичь. Было недостаточно стимуляции вибратора, и, несмотря на то, что зажимы держали ее клитор мертвой хваткой, этого однозначно не хватало, чтобы она кончила. Очень быстро она поняла, что она очень отвлекала Махмуда своими стонами и мычанием, приглушенными шариком-кляпом, слабым блеском пота на ее теле и медленно усиливающимся запахом ее киски, наполняющим помещение. Он оставил ее на 15 минут, затем окончил свой перерыв, подкатил свое кресло и устроился в нем прямо на уровне ее живота.

     Внезапно зажимы были резко удалены с ее сосков и клитора, заставив ее выгнуться от боли и закричать через кляп. Боль пронзила ее, хотя когда кровь вернулась в ее органы, помимо боли появилось ощущение приближающегося оргазма… ей казалось, что стоит ему сейчас просто прикоснуться к ее клитору, она взорвется. Но вместо этого, его пальцы ущипнули ее за соски, вынудив ее еще сильнее выгнуться и застонать, ласка ее сверхчувствительных бутончиков продолжалась, а она вертела бедрами на столе.

     Яйцо в ее киске счастливо жужжало, и она, наконец, полностью привыкла к анальной пробке, которая уже дарила ей приятное чувство наполненности. Когда Махмуд встал и приблизился к ее разведенным ногам, единственная мысль полностью заполнила ее разум. ПОЖАЛУЙСТА! Каждая частичка ее тела призывала его изнасиловать ее, наполнить ее до краев, использовать ее, в конце концов, как свою собственность. Вместо этого, она почувствовала его руку рядом со своим анусом, а затем анальная пробка стала двигаться в ее заду вперед и назад, то почти полностью покидая его, то входя в нее до самого конца. Когда она почувствовала, как растягивается и сжимается ее анус, это вызвало у нее еще больше стонов и вздохов, еще больше дрожи во всем теле.

     Постоянное движение в ее анальном отверстии становилось настолько приятным, что она почувствовала, что могла бы получить удовлетворение, даже если он просто вставит свой хуй ей в зад. Несмотря на то, что она никогда серьезно не думала об анальном сексе, в основном из-за неудачного первого опыта со своим бывшим парнем, когда даже его палец вызвал слишком много боли, сейчас она хотела, чтобы он взял ее везде, где ему захочется, если только он позволит ей после этого кончить.

     Махмуд склонился над ней, его промежность оказалась всего в нескольких дюймах над ее, и она отчаянно выгнулась, чтобы соединить их, приблизиться достаточно близко, чтобы потереться об его брюки. Однако он сохранял достаточную дистанцию между их половыми органами, чтобы вызвать у нее слезы разочарования, а сам втянул в рот один из ее вишневых сосков. Будто бы волна тепла прокатилась по всему ее телу, его огромная смуглая рука ухватила ее белую мягкую грудь, мяла ее, щипала сосок, в то время как второй сосок он сосал, играл с ним языком, прикусывал зубами. При этом анальная пробка в ее заду не прекращала двигаться ни на мгновение.