шлюхи Екатеринбурга

Офисная политика. Часть 2

     «Я могу помочь Вам?» снова спросила рецепционистка.

     Люсиль пришла в себя. «Си, да, я — Кимберли. » Мишель сказал ей, что Кимберли общалась с доктором через телефонные звонки и электронные письма. Люсиль была уверена на 100 %, что доктор будет понятия не иметь, как выглядит настоящая Кимберли.

     Регистратор протягивал ей держатель для бумаги. «Пожалуйста, заполните их и подпишите вот здесь. Ваша оплата уже получена».

     Люсиль усмехнулась, села и заполнила прилагаемые формы, используя имя Кимберли, но указав свою собственную историю болезни и список аллергий. С оформленными бумагами, Люсиль была сопровождена в другую комнату, не так шикарно отделанную, как приемные покои, где медсестра в халате, шапочке и хирургической маске без лишних слов протянула ей халат. Люсиль быстро переоделась, сложив свою одежду и сумочку в находившийся рядом шкафчик (сестра жестом показала ей на него) . Сестра казалась единственной не латиноамериканкой в клинике.

     Медсестра закрыла шкафчик с одеждой Люсиль, поскольку доктор уже вошел. Он чирикал быстро на испанском языке, и Люсиль предположила, что он хотел увидеть ее голой. Когда она сняла халат, доктор взял маркер и стал помечать на ее теле зоны операций, сверяясь с каким-то списком в своей руке. Он начал рисовать на ее лице длинные линии и Люсиль поняла, что у Кимберли было запланировано больше, чем просто незначительная пластика лица.

     Когда доктор закончил, медсестра вкатила в комнату каталку и помогла Люсиль лечь на нее. Доктор неторопливо протер локоть Люсиль ваткой, нащупал вену и ввел ей в вену иголку, а затем присоединил к иголке катетер, связанный с капельницей. Медсестра вкатила Люсиль в операционный зал.

     Яркие огни ослепили Люсиль. Ее окружали подносы и столы, покрытые зеленой тканью. Кругом виднелись шланги и трубки. Люсиль была центром всего это переплетения.

     Медсестра сказала кое-что на испанском языке, и Люсиль, нервно дрожа тупо кивнула. Медсестра улыбнулась ей сквозь маску. «Говорите по-испански?»

     «Мм, я брала уроки в колледже несколько лет назад. » Уроки на самом деле брала Кимберли, но теперь-то она и была Кимберли!

     Медсестра с пониманием кивнула ей. «Вещество, которое Вам ввел доктор, является успокоительным средством. Это заставит быстро погрузиться в глубокий сон. Предстоящая операция требует полной анестезии».

     Люсиль действительно чувствовала себя сонной, и ее конечности тяжелели. Она покорно наблюдала, как медсестра крепила ремнями на запястьях. Когда медсестра стала фиксировать ремнями ноги Люсиль, она пояснила пациентке: «не хотим рисковать, что Вы будете двигаться во сне». Медсестра отступила и поглядела через открытую дверь. «Доктор одевается, и анестезиолог будет здесь через минуту». Медсестра смотрела вниз на Люсиль, успокоительно поглаживая ее руку. «Только расслабьтесь, Кимберли, доктор очень опытен в этом виде хирургии. Хотя Вы выбрали очень обширную и серьезную процедуру, доктор уверен, что Вы будете довольны результатами».

     Слова «обширную и серьезную» тревожно засвербили в голове у Люсиль. На что же там подписалась Кимберли?

     Медсестра пододвинула к Люсиль поднос. «Эти грудные имплантаты пришлось провозить нелегально. Они запрещены из-за своих размеров». Люсиль яростно моргала, борясь с эффектами успокоительного средства, пытаясь рассмотреть две силиконовые сферы серого цвета, размеров и формой напоминавшие небольшие баскетбольные мячи. Люсиль попыталась заговорить, но язык ей уже не подчинялся- она могла только мычать.

     Медсестра нежно погладила ей руку. «О, не стоит волноваться. Они не для установки». Люсиль с облегчением выдохнула. «Они будут использованы только, чтобы растянуть кожу». Медсестра продолжила, открывая маленький металлический чемоданчик и доставая оттуда две громадных других силиконовые чашки, блестевших на свету. «Вот, что будет установлено Вам — Прекрасные имплантаты высшего качества, хочу отметить. Это они обеспечат Вам 220 сантиметров объема груди, на котором Вы настаивали».

     Глаза Люсиль стали размером с тарелку. Двести двадцать сантиметров бюста?!

     «Я знаю, Вы хотели еще больше, » продолжала медсестра. «Но я думаю что после того, как мы удалим Вам нижнюю пару ребер, » медсестра указала на отметки, сделанные маркером на теле Люсиль, «несколько метров Вашей тонкой кишки, большую часть Вашего живота и толстой кишки, что снизит объем Ваш талии до35 см, Ваши груди будут выглядеть невероятно».

     Люсиль попыталась бороться, но успокоительное средство уже заработало на всю катушку. Кимберли подписалась на то, чтобы быть фриком!

     Медсестра подняла поднос с еще одним кусочком силикона. «А это уже Ваши имплантаты для Ваших губ. Я не могу вообразить, как Вы будете в состоянии разговаривать после их установки, но это — то, что Вы заказали. »

     «Остановитесь, » Люсиль изо всех сил пыталась говорить, но смогла только прошептать. «Я не Кимберли. » Каждое слово давалось ей с трудом, но она изо всех сил сдерживала эффекты препарата. «Это — ошибка».

     Люсиль увидела, как в операционную вошел Франсиско, одетый в халат и маску в сопровождении двух коллег.

     «Остановитесь, » Люсиль могла только стонать. «Пожалуйста, не делайте этого».

     «Que?» спросил он, и медсестра ответила ему на испанском языке. Человек кивнул и показал Люсиль два больших пальца. «Все хорошо!» сказал он с мягким акцентом, поднял черную резиновую анестезионную маску и прикрепил ее к лицу Люсиль.

     «Только дышите спокойнее» проинструктировала ее медсестра.

     Люсиль попыталась что-то сказать, в то время как чувствовала, как мир вокруг нее проваливался в темноту. «Нет, подождите, » ее голос был приглушен маской.

     Медсестра наклонилась к ней и прошептала в ухо Люсиль: «Возможно, Вам не стоило прогуливать уроки испанского?»

     Люсиль погрузилась в темноту и пустоту. Она сосредоточилась на том, что сказала медсестра, но она не смогла понять смысл этой фразы. Это уже галлюцинация, решила она. Почему же Кимберли захотела превратить себя во фрика?

     

     3.

     

     Люсиль начала чувствовать нарастающий дискомфорт, медленно превращающийся в кипящее озеро боли. Она чувствовала это по всему телу, казалось ее тело объято огнем. Становилось трудно дышать. Она буквально чувствовала, как кто-то выдавливает из нее жизнь.

     Она внезапно проснулась, чувствуя растерянность. Она была в маленькой, темной комнате. Неяркий свет падал на ее кровать из закрытого матовым стеклом окна. Боль была всюду, сверкая как горячие фотовспышки по всему телу. Она попыталась встать, но ее руки и иноги то ли были связаны, то ли не действовали из-за наркоза. Она смотрела вниз, но не могла ничего увидеть из-за одеяла. Что-то тяжелое, словно набитые песком сумки, давило ей на грудь.

     Медсестра, одетая во все белое, тихо зашла в комнату. Она исчезла из вида Люсиль, и Люсиль услышала щелчок. Медленно, плавно изголовье кровати стало подниматься, пока Люсиль оказалась в сидячем положении. Медсестра обнаружилась сидящей на краю её кровати.

     Люсиль увидела синие глаза медсестры, но остальная часть ее лица была закрыта белой повязкой, придававшей ей вид мумии. Медсестра не сказала ни слова, а в ее руке была детская бутылочка с соской. Медсестра капнула из нее себя на руку, проверяя температуру содержимого, а затем поднесла резиновую соску к губам Люсиль.

     Люсиль попыталась сжать свои губы, чтобы не допустить вторжение, но ее рот пылал от боли. Она попыталась возразить но она не могла произнести ни звука. Соска исчезла между ее губами и инстинктивно, Люсиль высасывать содержимое из соски. К своему удивлению, Люсиль обнаружила, что это напоминало по вкусу соленую морскую воду, которая покалывала ее язык. Люсиль жадно пила, пока бутылочка не опустела, затем она немедленно заснула.

     Люсиль чувствовала, как дни проходили один за одним. Таинственная медсестра кормила ее одной и той же смесью без каких-либо объяснений. Люсиль пришла к выводу, что это была своего рода пищевая смесь, с добавлением обезболивающего и успокоительного. Люсиль каждый раз с нетерпением ждала появления заветной бутылочки. Это была единственная вещь, которая прекращала ее ужасную боль. Она также начала с нетерпением ждать того момента, когда она сможет поговорить с медсестрой. Закрытое маской лицо было единственным человеческим лицом, которое она видела. Медсестра была нежна и заботлива, кормя её из бутылочки, периодически подключая к аппарату электрической стимуляции мышц, протирая её тело влажной губкой.

     Люсиль обнаружила, что ее лицо было все также закрыто бандажом, которые медсестра тщательно меняла один раз в день. Люсиль хотела посмотреться в зеркало, но медсестра никогда не приносила его с собой. Таким образом, Люсиль все еще понятия не имела, что было сделано с ее лицом. Она уже узнала, что дыхательная труба была установлена ей в трахею (что делало её речь невозможной) , а катетер был установлен в ее мочевой пузырь, что делам ненужным посещение туалета.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки