Одни дома

     Раньше я пользовался клизмой только из-за боязни оконфузиться. Промывался тайком, в туалете, перед очередным свиданием, и никому об этом не рассказывал. Процедура эта мне казалась абсолютно несексуальной, чем-то вроде бритья или чистки зубов.

     Но однажды, в интернете, я наткнулся на какой-то сайт с необычными для меня картинками и видео. На них врачи, или просто мужчины… клизмировали молодых парней! И выглядело это настолько сексуально, что я даже возбудился. Заперевшись у себя в комнате, я разделся догола, и поставил себе клизму. Это мне понравилось, но… Я понял, что клизмить самого себя – это всё равно что заниматься мастурбацией вместо полноценного секса. А как же мне попробовать полноценное клизмирование? Попросить кого-нибудь из друзей? Нет – засмеют ещё, обзовут извращенцем, копрофилом… Предложить какому-нибудь незнакомому гею? А он что, не засмеёт? . . Да… Получалось, что я, несмотря на свои девятнадцать лет, и относительно богатый уже сексуальный опыт, всё ещё оставался стеснительным, не уверенным в себе мальчишкой…

     И тут мне пришла в голову мысль, от которой меня поначалу даже бросило в дрожь. Я вспомнил о своих самых сокровенных фантазиях – о том, как я мечтал отдаться своему родному папе! Я фантазировал об этом не так уж и редко. Но о том, чтобы воплотить эту мечту в жизнь, не могло быть и речи. Отец, похоже, был стопроцентным натуралом, и все наши телесные контакты ограничивались максимум похлопыванием по плечу. Но что если я попрошу его, как мужчина мужчину? А что? Разве для молодого человека было бы естественней попросить об этом сестру, или маму? . .

     Я надолго задумался. Тщательно проработал все варианты. Придумал, как можно было бы ответить на все папины вопросы…

     И вот, однажды вечером, когда мать с сестрой уехали на выходные в деревню к дедушке, я робко вошёл в комнату папы:

     – Пап, слушай…

     – Чего, Ромчик? – отец сидел в кресле – высокий, статный, и, сдвинув на нос очки, читал газету…

     Ну ладно, чего бояться? Папа – человек интеллигентный… Была – не была!

     – Па, слушай. У меня проблема тут небольшая…

     – Что за проблема?

     – Ну, запор короче. Не знаешь, чё делать?

     Папа откинулся в кресле, и, немного подумав, ответил:

     – Слабительное прими.

     – Не, я принимал уже один раз – всю ночь потом в туалет бегал. И днём боялся выходить даже – вдруг опять… приспичит.

     – Ну, я не знаю тогда…

     – Я не знаю, может, клизму поставить?

     – Клизму?

     – Да.

     – Ну, поставь…

     – Да не, я слышал, если не умеешь – можно порвать там себе… ну, внутри там. И болеть потом сильно будет.

     – Да? Ну не знаю, странно… Мне делали когда-то в больнице, и не порвали ничего, и не больно было вроде…

     – Ну так то – В БОЛЬНИЦЕ! – заметил я.

     – Ну, это да… Не, ну я не знаю – не в больницу ж тебя с запором везти! Сходи в поликлинику, может… Хотя нет, щас выходные уже…

     – Да, и выходные, и… это…

     – Что?

     – Да пацаны говорили, там у нас врач один… ну, голубой короче. А какой конкретно, не сказали точно. Так что я не знаю даже…

     Отец глубоко задумался.

     – Может… ты… ну, в смысле… поможешь мне? Клизму поставить? – тихо спросил я, и голос мой предательски дрогнул.

     – Ну я не знаю, Ромаш, я ж не пробовал никогда…

     – Да это несложно, – от волнения быстро затараторил я, – это самому себе если – сложно, а так не сложно, ты ж всё видеть будешь…

     Сказав “ты ж всё видеть будешь”, я почувствовал, как мой писюн в штанах зашевелился.

     – Ну не знаю, я подумаю, Ромчик…

     Я вернулся в свою комнату, и лёг на кровать. Сердце бешено колотилось. Знал бы папа, что НА САМОМ ДЕЛЕ я ему предлагаю! . . Перед глазами у меня поплыли картинки из порносайта, член привстал ещё больше… Но через некоторое время я успокоился, и тупо уставился в потолок, ожидая своей “участи”…

     Наконец, в коридоре послышались шаги, и в комнату вошёл отец с какой-то книгой в руках:

     – Ромчик, я прочитал тут… в справочнике медицинском. Ничего сложного, вроде. Так что, клизма есть у нас – давай попробуем!

     – Там наверно большой грелкой промыть надо. Чтоб весь кишечник, – с замиранием сердца предложил я.

     – Ну мы разберёмся. Может и так, и так промоем – посмотрим… Раздевайся!

     Папа направился в ванную, и я, быстро раздевшись догола, сел на кровати. От волнения и возбуждения меня сильно потрясывало…

     – О! Ты чё, совсем разделся? – удивился отец, зайдя в комнату с ведёрком и клизмами в руках, – Я имел в виду – штаны снимай… Ну ладно, так удобней даже будет наверно…

     Расположив принесённые с собой предметы на табуретке рядом с кроватью, папа остановился в нерешительности:

     – Слушай, ну я прочитал там, что на левый бок тебе надо лечь, и ноги поджать под себя. И написано ещё, что на спине надо делать. Вот я не пойму – как надо-то всё-таки?

     – Ну, и так, и так, наверно, – смущённо опустив голову, предположил я.

     – Ну наверно. Давай, на бок ложись для начала…

     Я послушно лёг на левый бок, и… неожиданно для себя негромко пукнул. Сделав вид, что он этого не заметил, отец присел рядом, немного повозился, и осторожно вставил мне в попу смазанный кремом наконечник от грелки. Я тихонько пикнул и сглотнул слюну. Через несколько секунд в мой зад побежала вода. Папа встал, поднял грелку высоко над кроватью, и вода побежала ещё быстрее.

     – Не беспокоит пока? В туалет не хочешь?

     – Нет, – тихо проговорил я, чувствуя, что мой член снова начинает подниматься. Отец нагнулся, и поправил наконечник в моей дырочке:

     – О! Чего это у тебя? . .

     – Что? – испуганно напрягся я.

     – Да не, ничего… ладно…

     – А, это предстательная железа там рядом с попой находится, – стараясь говорить уверенно и непринуждённо, выдавил я.

     – Железа? А, ну да… Наверно… я не знаю…

     В воздухе повисла неловкая пауза. Я замер. Что будет дальше? Мне показалось, что молчание продлилось целую вечность…

     – Да хотя чего тут странного-то? – вдруг неожиданно рассмеялся папа, – Я себя вспоминаю, в твоём возрасте. Член где ни вставал только – и в спортзале, и в автобусе… Что, с девушкой давно не был?

     Я утвердительно замычал и активно закивал головой.

     – Ну правильно, – отец ещё раз поправил наконечник, – у меня ж тоже и в душе вставал, и в кровати… Хотя девчонок никаких и в помине не было рядом. Всё нормально, Ромчик, не смущайся!

     Я облегчённо вздохнул. Но вскоре вода начала распирать кишечник изнутри, и я судорожно напряг ягодицы. В животе у меня забурчало.

     – Что, пора уже?

     – Да не, я потерплю ещё, – прохрипел я.

     – Ну потерпи… как знаешь… Я опущу пониже, чтоб вода не так сильно шла… чтоб напор поменьше…

     Услышав слово “опущу”, я возбудился так резко, что мой пенис в одну секунду подпрыгнул, и принял боевое положение.

     – Сейчас-сейчас, Ромчик, потерпи. Немного уже осталось, – отец пощупал грелку, определяя, сколько в ней осталось воды, – щас пойдёшь уже… облегчишься…

     Через пару минут я не мог уже дальше терпеть, и, попросив папу вытащить наконечник, кинулся к туалету…

     Прокакался я громко и бурно, и это почему-то ещё сильнее меня возбудило. Член ломило так, что мне даже показалось – я никогда не видел его таким огромным!

     Краснея, я вернулся в комнату.

     – Облегчился? Ну, давай на спину теперь… Ого, как тебя… это самое…

     Я лёг на спину, и, по просьбе папы, раздвинул слегка согнутые в коленях ноги. Отцу, похоже, эта процедура начинала нравиться – он с интересом смотрел на меня, и во второй раз засовывал наконечник уже гораздо медленнее, как бы желая растянуть удовольствие.

     – Не больно, Ромаш?

     – Не, всё нормально, пап.

     – Ща я грелку вместо картинки сюда на гвоздь повешу… и помассирую живот тебе. Ладно? По-моему, помассировать надо, чтоб лучше выходило потом… помять как следует…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]