шлюхи Екатеринбурга

Однажды летом. Часть 2

     – Надеюсь.

     – Все будет хорошо. – еще раз утвердил я. – Аня, знаете, давайте я им отнесу сейчас эту бутылку и вернусь к Вам? Кстати, Вам ничего не нужно налить? Вина?

     – Нет, спасибо, я не хочу.

     – И я тоже. – улыбка, против которой трудно устоять. В ответ улыбка. Попал. – Я скоро.

     Я буквально вылетел из кабинета. От нирваны не осталось и следа, начался новый цикл! Отдохнувший организм требовал эмоций! Я быстро, насколько позволяла простынь, пересек коридор между кабинетами, попутно критически оглядев себя в зеркале и отметив, что молодец, парная и бассейн подтянули мышцы, а трезвый взгляд был ясен и спокоен!

     Едва открыв дверь нашего кабинета, я понял, что миры, разделенные коридором, и впрямь были разными. Воздух был насыщен энергетическими потоками и густыми запахами.

     Из турецкой парной на первом этаже раздавались мужские призывные голоса и женский притворно-удивленный. Наверное, мужики кого-то из девушек учили мыться в турецкой бане, утверждая, что там должны сидеть все голые, а пар не даст рассмотреть ничего. Это в Турции. А у нас в таких парилках можно только замерзнуть и рассмотреть своего соседа или соседку во всех подробностях. Вот это они сейчас там и выясняли. На втором этаже вырисовывались две группы. Надя, стройная шатенка, восседала на спинке огромного дивана, а вокруг нее трое мужчин в разных позах изображали знатоков древнеримских развлечений. У Нади в одной руке был бокал с вином, а в другой – яблоко, простынь каким-то образом уменьшилась в размерах и сверху была уже довольно низко, рискуя пасть с груди при одном неловком движении.

     Но не падала, чем волновала мужчин еще больше. А нижний край простыни оказался чуть выше колен, что при каждом изменении положения чуть больше приоткрывало стройные и гладкие ноги. Надя наслаждалась тем, что балансируя на грани простыни и тела ведет невидимой ниточкой трех здоровых мужчин. Они пытались разговаривать, но все больше и больше превращались просто в глаза. Ира играла на бильярде. Причем, я думаю, играть она умела ничуть не хуже, чем те двое, которые пытались ее этому учить.

     

     Но сам процесс обучения имениннице нравился, видимо, больше. Учителя же старались вовсю! Казалось бы, тому, кто направлял ирочкину руку, доставалось больше, ведь он мог корректировать буквально каждый участок тела! По его настояниям выходило, что бильярд – игра весьма сложная, в хорошем ударе участвует все тело, каждая мышца… и икроножная (вот так, Ира, нужно ножку ставить, давай поправлю), и бедро (чуть развернуть, Ира, нужно, вот так) и грудь (нужно ниже, Ира, к шару наклоняться). А Ира все никак не могла подойти к шару, все время сбивалась то нога, то рука. При этом простынь все менее и менее надежно держалась на теле, и тот, кто был Иры уже неотрывно рассматривал оголявшиеся участки ее тела, даже не помышляя об игре. Все были так увлечены, что мое появление прошло незамеченным. Поставив бутылку на стол, я поспешил обратно к Анне.

     Прошло минуты две, но она успела поправить прическу. Это я заметил сразу. Макияжа на ней не было, кожа была свежей (или хорошо ухоженной). Значит, ждала.

     – Они там развлекаются невинно. – соврал я, чтобы не поднимать этой темы.

     – Так ли невинно?

     – Вполне. – я решил не давать ей уйти на эту дорожку. – Но там места как раз для такого количества человек, с нами там уже будет перебор.

     Мне показалось, что она расслабилась. Думала, что начну упрашивать присоединиться?

     – А что есть в этом кабинете?. – я решил, что действие лучше, чем разговоры. – Парилка? Финская?

     – Не знаю, мы так и не сходили. – улыбнулась она.

     – Электрическая, но с каменкой. Температура – 90 градусов. Нормально. А бассейн?

     – По-моему нет, только какая-то кадка вроде.

     – А, это чтобы охладиться, купель. Холооодная! Хорошо! Это полезно!

     – Аня, а не хотите, чтобы я сделал вам массаж?. – выпад, напряжение. – Спины, верхней части. Там сосредоточено наибольшее число мышц, поэтому он наиболее распространен. – ослабление, захват. – Делать его можно даже на работе, у нас в соседнем офисе практикуют в течение рабочего дня. Чтобы голова лучше работала.

     – Не знаю даже:.

     – Аня, Вы меня не бойтесь, хорошо, я дурного не предложу! Просто раз уж мы с Вами в бане, так получилось, то банный комплекс можно использовать на пользу для здоровья!

     Видимо, ее тема здоровья интересовала, поэтому с небольшой паузой последовал вопрос.

     – А Вы массажист?

     – Нет, конечно-)) Но ведь мы простой массаж спины собираемся делать, а не лечебный, это каждый нормальный человек сделать сможет.

     – Ну:.хорошо, а где здесь массажный кабинет?

     – Наверху. Но сперва нужно разогреться.

     – Это как?

     – Не коньяком, конечно же!. – рассмеялся я, чем окончательно ее обезоружил. – Конечно в парилке.

     – Вдвоем?

     – Как хотите, все равно мы в простынях.

     – ::::

     – Аня, я не маньяк, но тоже хочу прогреться, а то здесь немного прохладно. Захотите искупнуться – я выйду. Давайте, я пошел настраивать парилку.

     Не дожидаясь ответа, я повернулся и прошел в парилку. Конечно, в простыни париться было неудобно, но эта чем-то мне нравилась, какая-то изюминка была во всем этом!

     Я прибавил температуру на термостате с учетом потери энергии на наши тела, нашел ведерко и ковшик, нагнулся за рукавицей, а когда вытащил ее из-под полка, услышал звук открывающейся двери. Аня стояла полностью укутанная простыней, как статуя и смотрела на меня немного нерешительно и вопрошающе. Я сделал вид, что не хочу рассматривать ее эмоции, а занят делом.

     – Не выпускайте тепло! – я аккуратно, едва заметно коснулся ее руки, направляя внутрь парной. Она вошла и на секунду мы оказались в узком проходе лицом к лицу. Я не стал нагнетать напряжение и быстро продвинулся к двери.

     – Устраивайтесь, я за водой. – и вышел.

     Когда я вернулся с заполненным ведерком, обнаружил ее расположившейся в дальнем углу, по-прежнему обернутой полностью простыней.

     – Так, сейчас попробуем немного подкинуть. – засуетился я, понимая, что сейчас ей нужно дать привыкнуть к обстановке. – Немного отодвиньтесь, чтобы пар напрямую не попал! Так, рраз! Уф, подождем немного, посмотрим как расходится.

     Я остался стоять возле каменки, в рукавице, голый по пояс специально. Это давало ракурс человека, занятого важным делом, тогда как другие просто отдыхают. А мысли мои заняты были тем, чтобы расплавить расстояние между мной и этой женщиной, которая так меня притягивала. Причем в этот момент никаких мыслей о сексе не было и в помине, мне нужна была ее улыбка и глаза. А она скрывалась в тени тусклой лампочки и думала, о чем-то своем.

     – Не печет? -поинтересовался я.

     – Нет. Пока нет. – послышалось потепление в голосе.

     – Еще подкинем?

     – Попробуйте.

     – Рраз! Эх!

     Мой торс уже блестел от пота, еще немного, и по нему покатятся тяжелые капли, а вот как себя чувствовала моя сопарница, я не знал, было плохо видно.

     – Как Вы себя чувствуете? – мне нужно было поддерживать разговор.

     – Нормально. – голос уже глуховатый, видимо пар делал свое дело.

     – Аня, давайте выйдем, освежимся?

     – Давайте.

     Я вышел первый, давая ей возможность прийти в себя. Подождал ее у купели, предложил, ну что, надумали? Покачала головой и, набрав пригоршню, окатила лицо. С видимым облегчением. Плечи блестели от пота. Пробило, значит, начала расслабляться.

     – А я окунусь, с Вашего позволения! – я подступил к купели, взялся за края простыни и приостановил движение, взглянув на нее.

     – Да, конечно! – спохватилась она и быстро зашла в комнату отдыха.

     Я снял простынь и с утробным рыком плюхнулся в купель. Дыхание перехватило, я выскочил, выкрикивая последний воздух, быстро обернулся простыней и в стекающих струях шагнул в комнату отдыха. Она сидела в своем кресле, уже не такая напряженная со стаканом сока в руках. Взглянула на меня, задержавшись чуть дольше.

     – Мы выполнили программу прогрева?- чуть с ехидцей задала она вопрос.

     – Мы только начали! – я улыбнулся самой очаровательной улыбкой, на которую был способен. – Еще минимум пару заходов, следующие будут уже легче.- успокоил я ее.

     Следующие два захода были похожи на предыдущие, с той лишь разницей, что Аня все больше разогревалась, все менее контролировала простыню, а в третий раз даже как бы замешкалась в парилке, когда я уже готовился прыгнуть в купель. Шанса я ей не дал, подождав, когда она пройдет дальше. Расстояние стремительно сокращалось.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]