шлюхи Екатеринбурга

Однажды морозным утром-2. Даша. Часть 2

     – Эй, обмылок детдомовский, ты чего здесь ходишь? Пизды хочешь получить?

     У меня потемнело в глазах, злоба, дикая злоба захлестнула меня. Я знал законы улицы. Поравнявшись с ними, я со всей силы ногой ударил этого парня по яйцам. Он ойкнул и присел на корточки, вторым ударом ноги в голову я завалил его, нагнувшись и схватив его за волосы я прорычал:

     – Если ты ещё раз обидишь мою сестру, убью, зубами порву на куски.

     И ткнув его рожей в асфальт, я выпрямился, взял Дашу за руку и пошел дальше. Все окружающие были в шоке, никто даже не двинулся. Держа Дашу за руку я чувствовал, что она дрожит. Я обнял её за плечи, поцеловал в волосики и сказал, чтоб она успокоилась и не боялась, я не дам её никому обидеть.

     Вечером Даша, конечно, всё рассказала мамке. Мамка меня не ругала, наоборот, она сказала, что я поступил правильно и она теперь спокойна за Дашу и за себя, потому что в доме есть мужчина.

     Легли спать, я стал ждать когда Даша заснет, чтоб смотаться к мамке. Но не тут-то было. Заскрипела Дашина кровать, она встала, подошла к моей кровати, залезла ко мне под одеяло, обняла и прижалась ко мне. Я тоже обнял её. Она зашептала мне на ухо:

     – Никто и никогда не заступался за меня. Мать с отцом пили, я им всегда мешала и они постоянно на меня ругались. Потом отец умер, замерз пьяный. К матери стали ходить чужие мужики, меня часто выгоняли из дома, чтоб не мешала, приходилось ночевать в сарае, страшно было ужасно. После жалоб соседей на мать её лишили родительских прав и меня отдали в детский дом. Но там было не лучше, отбирали еду, били за просто так. А потом стали приставать мальчишки и однажды выебали меня. Было больно и противно, а особенно было противно когда они заставляли сосать их грязные и вонючие пиписки. Я однажды одного укусила, меня избили ногами.

     Я крепче прижал её к себе и стал гладить рукой по волосам. А потом стал целовать волосы, глаза, носик.

     Даша продолжала:

     – А теперь у меня есть ты, твоя мамка. Я люблю вас. Особенно люблю тебя, я сделаю всё что угодно для тебя, как ты для меня сегодня.

     Я сказал, что тоже люблю её и буду всегда защищать.

     Мы потом ещё долго лежали, целовали друг – друга. А потом заснули.

     Проснулся я от того, что Даша встала. Она сбегала в туалет, пришла, сняла ночнушку и голенькой юркнула ко мне под одеяло. Прижалась ко мне. Я обнял её. Её маленькие грудки, только – только начинающие появляться прижались ко мне. Мой хуй конечно отреагировал на это соответствующим образом. Даша почувствовала это. Она засунула руку ко мне в трусы и сжала его ручкой. “Какой он тебя тепленький. Какая кожица на нем нежная. Я хочу чтоб он вошел в меня. ” прошептала она. Я повернул её на спину и лег сверху. Я стал целовать её – губы, глаза, волосики. Губы у неё были до безумия нежные, ласковые и ароматные, вкус у них был несравнимый ни с чем, райский вкус.

     Потом я стал целовать её грудки, маленькие, нежные, чувствительные, от моих поцелуев они покрывались мурашками, а Дашутка хихикала и говорила, что ей щекотно, но когда я перестал их целовать она прижала мою голову опять к ним и сказала, что ей ну очень приятно. На что услышала в ответ, что приятность вся ещё впереди. А мне не терпелось начать ласкать её писюльку. И не зря. Лобок её только начал покрываться волосиками, их было всего штук 10 – 15 длиной сантиметра 3. А запах, вкус? Это было совсем другое чем у мамки. И совсем маленький, крошечный бугорок клитора. Я вылизывал её киску и наслаждался ароматом и нежностью этого чуда. Дашуня уже не хихикала.

     Она гладила меня по голове, вжимая в себя. Через минуту она, от моих ласк языком клитора, начала вздрагивать. Я приподнялся, снял трусы и стал головкой члена водить по её киске. А потом стал вводить его. Неописуемое ощущение когда головка вошла в Дашино влагалище – плотно, нежно. Да это был не мамкин размер. От такого кайфа после нескольких качков я начал спускать. После каждого моего выброса я чувствовал несколько ответных ритмичных, довольно ощутимых, сжатий её влагалища. Это было чудо. Мы затихли. Даша попросила не вытаскивать его. Периодически её влагалище сжималось, как бы выдаивая остатки моих выделений. От этого мой член опять начал подниматься. В медленном темпе я начал движения. Не спеша, отдавшись ощущениям, я вытаскивал его и снова вставлял по самые яйца. Даша ручками гладила меня по спине, попе. Когда он входил в неё до конца она глубоко выдыхала и ноготками впивалась в мою кожу. Я при этом целовал её губки, посасывал сосочки.

     Постепенно я стал увеличивать темп. Даша стала покрываться мурашками, мелкая дрожь пробивала её. Я почувствовал, что скоро опять кончу и тогда стал делать резкие, глубокие движения. Мы опять кончили вместе. На этот раз её влагалище отвечало более ощутимыми сокращениями. Я спустил, но движения не остановил, Даша ручками держа меня за попу подталкивала к продолжению. И мой член, как бы повинуясь её желанию, ещё какое-то время оставался напряженным. Потом я лег рядом с Дашей, продолжая целовать её. Она полежала какое-то время а потом нагнулась и стала целовать мою письку, ручкой поглаживать яйца. Потом открыла головку и стала язычком ласкать её. И тут я отрубился, заснул. Когда я проснулся то увидел, что Даша, обняв меня, спит. Я стал гладить её волосы, целовать губки – как же мне было хорошо рядом с этим котенком. Даша приоткрыла глаза, улыбнулась, легла сверху и стала целовать меня, прижимаясь ко мне сильнее и сильнее. “Я теперь твоя жена, на всю жизнь, люблю тебя. ” прошептала она мне на ухо.

     Я вспомнил про мамку, мне захотелось к ней, поделиться с ней моим счастьем, прижаться к ней.

     – Дашуня пошли к мамке. Только ничему не удивляйся. Мы ведь любим нашу мамку? Пусть сегодня будет хорошо всем.

     Даша хотела одеть ночнушку, но я её остановил. И мы голенькими пошли в мамкину комнату. Она ещё спала. Мы залезли к ней под одеяло. Она была голой. Я обнял её и стал целовать её грудь, сосочек, который сразу же отреагировал на ласку. Умница Даша повторяла все мои действия. Мамка с спросонья не сразу поняла, что происходит. Когда до неё дошло, что мы с Дашей ласкаем её, она прижала нас к себе: “Котятки мои любимые, какое счастье, что вы у меня есть. ”

     Мой член уже был в полной боевой готовности. Я стал целовать её животик, а потом, устроившись у неё между ног ласкать языком клитор. Даша целовала её сосочки. Мамка стала постанывать, она возбудилась намного быстрее, чем раньше. Видно повлияло присутствие Даши. Меня тоже возбуждало присутствие Даши, возбуждало то, что она видит как я ласкаю мамку. Я хотел уже войти в мамку, но она остановила меня, уложила Дашу на спину, встала на колени, раздвинула ей ножки и стала ласкать её киску, я всё понял и вошел в неё сзади. Я активно стал её ебать, при этом пальчиком поглаживал её анус. Это был уже мой третий акт за утро, поэтому на быструю разрядку рассчитывать не приходилось. Через некоторое время я сказал мамке, что хочу вставить Даше. Мамка легла рядом с Дашей и стала целовать ей сосочки, а я, пососав немного Дашин клитор, вошел в неё.

     Даша, видимо подражая мамке начала постанывать. Я ебал Дашуню, а правой рукой орудовал в мамкиной киске, подрачивал её клитор. Потом я лег на мамку и стал ебать её, а левой рукой ласкал Дашину киску. Так поочередно я ебал своих девочек. Кончать я решил в мамку, Даша сегодня уже два раза получила дозу. Я сказал мамке, чтоб она встала в первую позу, пристроился сзади и резко вошел в неё. Один, два, три: я на всю вгонял свой хуй в мамку, теребя большим пальцем её анус. Она стонала уже во весь голос. Даша вторила ей. Мой член начал каменеть, мамка это почувствовала, мы одновременно стали кончать. Несколько завершающих качков, опорожнение и я без сил упал на кровать. Мамка с Дашуней облизывали мой член, периодически целуя друг – друга в губы. Любовь, нежность к мамке и Даше заполнили мое сердце.

     Мамка встала, сказала, чтоб мы лежали и отдыхали, а она принесет нам завтрак. Даша обняла, прижалась ко мне и зашептала на ухо:

     – Вовчик, я не представляла, что может быть так хорошо. Когда ты второй раз меня ебал я чувствовала, что куда-то проваливаюсь, потом фейерверк и я лечу уже вверх. И так раз за разом. Потом сплошной фейерверк и отключка. Мой, мой, мой. И сейчас было очень хорошо. Так приятно когда твоя мамка меня ласкала. И когда я её ласкала. Можно я её буду мамкой называть?

     – Конечно, котенок мой любимый.

     – Тогда я побегу мамке помогать.

     Я слышал как она, придя на кухню, сказала “Мамочка давай я тебе помогу” и в ответ “Ну конечно, доченька, моя ненаглядная”, потом тишина, а потом всхлипыванья.