Проститутки Екатеринбурга

Обнажение жены. Вторая история про мою Дашеньку. Часть 1

     Эта история будет длинной – то, о чем я рассказываю, длилось целых две недели. Но в ней много приключений, которые, наверно, мало кто испытывал, а вот нам с Дашкой посчастливилось. И все до последней детали – правда. Интересно – читайте, нет – бросайте сразу:)

     

     Все, что я расскажу, было этим летом – в 2009 году. Буквально через месяц после нашего приключения на реке мы с Дашкой отправились на море. Это был наш второй совместный отпуск.

     

     Впервые мы отдыхали на море сразу после свадьбы. Нам было офигительно хорошо вместе, конечно, это было типа свадебного путешествия, мы страшно целовались в укромных уголках, а по вечерам я занимался сексуальным развитием Даши. Она вообще выросла такой скромницей, эротика совсем не занимала места в ее жизни, если сравнить с девицами ее возраста, куда больше Дасю волновала романтика, поцелуи, всякие красивые поступки, которые я для нее с удовольствием совершал, ну и так далее. Может, это и не удивительно – она ж все-таки совсем молоденькая, хоть тело её и развилось очень рано. В общем, я говорил, до свадьбы она была девственницей, и я даже увидел её полностью голой первый раз только после венчания. До этого она только позволила раздеть её по пояс, и я зацеловал ей соски до одури, надеясь, что она не выдержит и природа возьмет свое, ну, а она мужественно дотерпела до конца, и я мог только догадываться, что она тогда с собой вытворяла, когда я ушел. Такая она была стыдливая – кричала от желания, извивалась, но низ не раздела. А я хоть и сам лопался по швам, но не принуждал её, потому что она все-таки девочка, школьница, и мне очень не хотелось обидеть её, отпугнуть её любовь ко мне.

     

     В общем, такая вот моя Дася. И в наш свадебный отдых мы много занимались любовью, каждый день, это было нечто вроде обязательной сладкой тренировки – разрабатывать её юное влагалище, чтоб привыкало к сексу. И я только после свадьбы стал понимать, какая одурительная красотулечка моя Дася, насколько она невероятно сексуальна и как все мужики должны дуреть от нее. И мне ужасно хотелось показать всем то, что видел только я один – голенькую Дасю, с ее умопомрачительной грудкой, фигуркой и всем-всем-всем.

     

     Мы, конечно, ходили на пляж, купались там, как все цивилизованные люди, в купальниках и плавках, получали дикий кайф от моря, но все-таки это было чуть-чуть не то. И особенно после нашего приключения на реке мне ужасно захотелось экстрима – чтобы Дашу все видели голой, все видели, какая она секси, и она от этого получала бы такое же стыдное удовольствие, как тогда в лесу.

     

     И вот у меня созрела бандитская идея. Я по натуре человек импульсивный, когда что-то приходит в голову – не слишком рассуждаю, а сразу действую. В общем, когда мы собрали чемоданы и вот-вот должны были выходить на вокзал, я втихаря от Дашки взял да и выкинул из чемодана кулек со всеми-всеми её купальниками и плавками. И, конечно, молчал. А внутри дрожал весь – что же из этого будет?

     

     А ехали мы на восточный берег Крыма – в такое тихое место, где никакой инфраструктуры, ни туристов, ничего – только море, соль и тишина. Там была Богом забытая турбаза, ну, нам и порекомендовали её, а то в прошлый раз нас жутко достали орды туристов, которые стесняли Дашу, и она смущалась меня целовать.

     

     Ну, мы приехали – и конечно, сразу обнаружилась пропажа. Я это обставил так, что Даша впопыхах забыла сложить кулек с купальниками, да и Даша сама была уверена в этом – но она сильно расстроилась, даже всплакнула немного. Я её утешал, говорил – ничего, мы тут купим, – зная от друзей, что ничего не купим.

     

     Так и оказалось. В общем, получилось то, чего я хотел: Даша приехала купаться на море без единой купальной пары! Ну, я, конечно, стал потихоньку втирать, что, мол, ничего страшного, людей тут немного (а это так и было) , отойдем в уединенный уголочек, благо, пляж тянется на десятки километров, и там будешь лежать нагишом, и загоришь равномерно…

     

     Дашутка сперва и слышать об этом не хотела, порывалась вначале вообще домой уехать – но море так соблазнительно плескалось, и солнышко, и ветерок, и такой кайф от юга… я ничего не говорил ей, а только повел её на бережок, заставил снять обувь, и мы босиком прошлись по волнам, потом я стал её фоткать… В общем, Даша очень быстро раздумала уезжать:) и решила купаться в той паре белья, которая была на ней. Это был мой подарок – кружевные трусики и лифчик, очень прозрачные и возбудительные. Тут я стал убеждать её, что в таком белье красоваться неприлично – “ты что, оно ж кружевное, чего доброго, подумают, что ты того… ” У Дашки аж глаза потемнели от этой мысли, и опять слезки показались. Уж очень ей хотелось скорей бултых – в водичку. И солнышко уже садилось…

     

     А я опять стал её убеждать, что гораздо приличнее купаться совсем голой. В сторонке, где никто не видит… И вижу – Даша стала прислушиваться, смотреть на меня серьезно, стала искать место… А у самого внутри все замирает – вот она, победа! Сейчас, сейчас будет ОНО…

     

     Отошли мы метров на 20 от людей – дальше я не разрешил, сказал, что не надо забираться далеко, место незнакомое все-таки – в общем, усадил я Дасю на песочек, и стал дрожащими руками снимать с неё вначале топик, а затем и лифчик. У Даси опять была пунцовая мордочка, и трусики она не разрешила мне снять, говорит “не надо”. Я заладил свое – “ты что, они ж кружевные” , но Даша ни в какую. Сидит с голой грудкой, в одних трусиках, и боится встать. Тогда я вскочил, схватил её за руку – “идем купаться!”. Поднял шум, крик, стал заигрывать с ней, задирать её… Дашка вскочила и, прикрывая грудь рукой, побежала за мной в воду.

     

     Мы накупались до одурения, и когда стали вылезать, солнышко уже почти село. И тут я глянул на заветное место – на Дашины трусики, а они намокли, и стали, как из целлофана – абсолютно прозрачные. Был виден буквально каждый волосок Дашкиного пушистого паха, несмотря даже на сумерки. Я громко ойкнул, показал ей туда, Дашка глянула – сама охнула и плюхнулась-присела в воду. Тут я стал ей внушать – мол, что в трусах, что без них – все едино, без трусов даже приличнее, а так… И – уговорил: Даша сняла в воде трусы и, косясь на людей, вышла из моря голенькой! Она очень стеснялась, пряталась за меня, косилась в сторону и шла, как-то вся вжавшись внутрь.

     

     Мы легли на песочек, и тут я стал её целовать и нежить по-всякому. Совершенно одурительное ощущение – целовать на улице, на людях голую, абсолютно доступную во всех местах жену! И она ощущала нечто особенное – вначале сжималась, а потом расслабилась, сама разошлась и так взялась за меня, что я думал, как бы только дотерпеть до номера.

     

     Когда стемнело, мы пошли домой. Я уговорил Дашку не одевать мокрые трусы, чтоб не простудиться, и она одела коротенькую мини прямо на голое тело, и топик тоже. Он был тоненький, под ним торчали сосочки, и мне даже казалось, что я вижу их цвет. Когда мы шли в номер, я периодически залазил Дашке под юбку и ласкал там голые интимные места, прикрываясь темнотой – совершенно непередаваемое ощущение! Она одергивала меня, конечно, но сама таяла при этом, и когда мы пришли в номер, я прыгнул на Дасю, не снимая с неё юбки. А Дашка в ту ночь была в любви особенно страстной, почти бешеной.

     

     Наутро я уговорил её идти без трусов – в одной мини и топике – все равно, мол, не понадобятся. Она упиралась, но быстро согласилась, только повязалась поверх мини пляжным платком. Когда мы завтракали, а потом шли по парку, я балдел оттого, что у Дашуньки под короткой юбкой и прозрачным платком ничего нет.

     

     Мы пришли на пляж. Людей там было хоть и намного меньше, чем везде, но все равно прилично, человек 30. И ни одной голой, конечно, только некоторые девушки расстегнули купальники, подставив спинки солнышку. Мы прошли к самому краю, Дашка десять раз оглянулась вокруг, и таки стянула с себя все тряпки и осталась без всего. Моя мечта сбылась!

     

     Теперь я расскажу, как Дашка осваивалась со своей голой ролью. Вначале она почти весь день пролежала ничком на песке, причем на животе, и я серьезно боялся, как бы она вся не сгорела. Кстати, хоть я и поливал её тоннами крема, она немного обгорела сзади. Только к вечеру я уговорил её подставить уходящему солнышку свой перед, и она легла на спинку, зажмурившись и сжав ножки плотно, как солдатик. Мимо нас постоянно сновали люди, и каждый раз, когда мимо кто-то шел, Дашка сжималась и ерзала. Выходила к воде она вначале тоже сутулясь, сгибаясь, приседала, когда проходили мимо, прикрывалась тряпочками и просила меня закрывать ее.

     

     Но потом море и солнце сделали свое дело, и уже к вечеру Дашка не сгибалась, не прикрывалась, а плескалась в воде, упивалась морем и не обращала внимания на прохожих.

     

     На второй день она уже не сжимала ножки, подставляла солнышку все свои части, выгибалась и устраивалась, как киса, не стеснялась привставать и кушать у всех на виду, роняя крошки на голые сиси. Правда, когда шла к воде и обратно – прикрывалась юбкой, и только когда входила в воду – отдавала юбку мне.