Новый Год 1978 года-3. Часть 1

     – Вот так, так племяш, умница. – Поласкай свою тётю. Я мял сиськи маминой сестры, и целовал её пропахшие водкой и табаком красивые губы а у самого сердце замирало от сладости и от невероятности происходящего – Ну Костя, разве так целуют женщин? Тётя Люба смеясь отстранилась от моих губ. – Целоваться совсем не умеешь и ласкать женскую грудь тоже. – Ты же мне больно делаешь.

     Я действительно уж чересчур рьяно взялся мять тёткины сиськи и видно по неопытности причинял ей боль. – Пошли уж горе моё, научу тебя как надо правильно целоваться и ласкать женщину.

     Тётя Люба встала с моих колен и повела меня за руку в зал, а у меня сердце замирало от того что я сейчас с ней лягу на ее тахту и буду ебать двоюродную сестру своей мамы и мой член был готов лопнуть от напряжения.

     

     – Раздевайся не стесняйся меня. – Хочу на тебя посмотреть. Сказала мамина сестра и сама растегнула пуговицы на моей рубашке. – Какая у тебя грудь широкая племяш? – Спортом наверное занимаешся сынок? Тётка гладила ладонью мою грудь, а другой рукой расстегивала ремень на брюках, делала она это умело, видно не в первой тёти Любе было растегивать брючные ремни у мужиков. – Ну вот и все. – Мамина сестра стянула с меня на пол брюки вместе с трусами и я стоял перед ней голый со стоячим почти вертикально членом.

     

     – Ого??? – Вот это мой размер!!!

     

     Сестра моей мамы, обхватила мой стояк ладонью и поглаживала его, легонько сжимая член пальцами. – Вот негодник. – Разве можно было, такое от своей тёти скрывать??? Говорила тётя Люба вполне серьёзно а голос её стал хриплым, возбужденным. Она одной рукой мяла мой член а другой развязала поясок на своем халатике и скинула его на пол, оставшись передо мной в чём мать родила. Окна в зале были плотно занавешены широкими шторами а в комнате горела яркая люстра и я прекрасно видел голое тело своей двоюродной тёти. . Сиськи у не были средние и слегка отвислые, на концах сисек у тётки были крупные соски, светлорозовые как у всех блондинок. Животика у маминой сестры не было, у мамы был небольшой сексуальный животик а вот у её двоюродной сестры, живот был плоским, как у молодой не рожавшей девушки. Лобок у тёти порос белесыми с рыжинкой волосиками и был акуратно подбрит по краям. Видно что тётя Люба ухаживала за своей писькой, ножки у тётки были стройные с небольшими сексуальными ляжками, но не такими широкими и гладкими как у моей мамы.

     

     – Всю расмотрел? Тётка заметила как я разглядывал во все глаза её обнажённое тело. – Красивая я голая? Не дожидаясь моего ответа, мамина сестра обняла меня за шею и опять стала целовать меня в засос, не выпуская из своей руки мой член, непрерывно поглаживая и теребя его пальчиками. . Я тоже теперь отвечял ей на поцелуй и как мог неумело сосал тёткины губы, мня при этом ладонями её пухлые ягодицы. – Ну всё, всё, хватит, я уже теку вся. Мамина сестра сняла мою руку со своей жопы и сунула её к себе между ног, моя ладонь прикоснулась к мягким половым губкам тёти и они были влажные от любовного сока, который выделяла возбужденная писька тёти Любы, сока было много и моя ладонь моментально стала влажной и липкой. .

     

     – Ложись на кровать сынок, я ванну схожу и приду к тебе. Сказала тётя дрожащим, хриплым голосом и пошла в ванную слегка пошатываясь и виляя пухлой попкой. Только теперь я обратил внимание что тахты которую я видел будучи шестикласником, когда залазил в зал к тёте Любе через форточку. Уже нет и вместо нее стояла широкая деревянная кровать под дуб, рядом с таким же под дуб шкафом для белья и прикроватной тумбочкой. Я тут вспомнил что тётка говорила матери совсем недавно, что ей удалось достать чехословацкий спальный гарнитур и обещала матери достать такой же… Кровать была огромной, не кровать а настоящий траходром на котором могли запросто поместится четыре человека.

     Спальный гарнитур занимал почти весь небольшой зал тёткиной “хрущёвки” но он того стоил, достать в то время настоящий чешский спальный гарнитур, было большой удачей. Моя мать спала на простой железной кровати с шишечками на прутьях, которая противно скрипела, и мама всегда мечтала о таком гарнитуре как у тети. Кровать была не заправленна, видно утром тётка встала уходя на работу и забыла ее заправить, одеяло было откинуто и лежало в ногах. Возле кровати стоял стул со спинкой на котором лежала тёткина одежда, которую она скинула переодеваясь в халат. Джинсовая курточка, водолазка, юбка и спортивное трико которое было пододето у тёти под юбкой. Но меня интерeсовали ее трусики и я нашел их под юбкой. . Трусы были как и в тот раз когда я впервые их нюхал, залазя к тётке чере форточку в зал, не белые а светлорозовые и правда не шелковые а плотные тёплые, зима все таки и женщины берегут свою письку…

     

     От промежности трусов шел обалденный запах женских ссак в перемежку с духами и сладковатым пьянящим запахом выделений из пизды двоюродной тёти. Я нюхал ее трусы косясь на дверь и когда услышал как в ванной хлопнула дверь, быстро сунул трусы под юбку на стуле и лег на кровать. Матрас приятно заскрипел, он был необычайнопружинистый и твердый и на такой кровати очевидно было хорошо заниматься сексом, что я сейчас и буду делать с двоюродной сестрой своей мамы. От этого у меня аж дух захватывало, а член ломило до боли, я лежал посреди тёткиной кровати голый со стоящим как кол членом.

     

     – Заждался, родной? Мамина сестра вошла в зал вытирая на ходу большим банным махровым полотенцем промежность. – Сейчас милый, твоя тётя тебя мужчиной сделает. – Пора уже сыночек, я в твои годы уже давно женщиной была. Сказала тётя Люба хриплым от возбуждения голосом, повесила полотенец на спинку стула и выключила свет в зале. Мамина сестра легла на кровать и обняла меня, с минуту наверное мы с ней сосались в темноте а потом тётя включила торшер который стоял на прикроватной тумбочке и зал озарился мягким желтоватым светом, который не так слепил глаза как свет от люстры…

     

     – Вот так сынок, не люблю в темноте этим заниматься. Она опять обняла меня и мы с ней стали сосаться и ласкать друг друга, я гладил нежную спину маминой сестры и целовал ее пухленькие губки, упираясь членом тётке в лобок. . Она тоже ласкала гладила мою спину и целовала меня в губы, прерывисто дыша мне в лицо водочным перегаром. Но мне не было противно наоборот это жутко заводило, я навалился на тётю Любу и хотел лечь на нее сверху. Но она оттолкнула меня от себя. – Ляг на спину сынок, я сама все сделаю родной. Сказала мамина сестра и окорячила меня сверху, направила рукой мой стоявший колом член к себе в письку и опустившись на него до конца, начала ерзать на мне, упёршись ладонями мне в плечи и тихонько постанывая от наслаждения, с каждым разом все сильнее и сильнее…

     

     – Ой… . ой. . ой. . ох. . ааа… .

     

     Мамина сестра, стонала ерзая на члене своего двоюродного племянника я видел перед собой как в тумане, вытаращенные глаза двоюродной тёти и колыхание ее сисек, которые она заставляла меня целовать, упираясь одной рукой мне в плечо а другой направляла мне сиськи в рот. – Костя, целуй их сыночек, целуй. – Ох… ой. . а. . ай. . йй… ой. . ой. . Стонала, повизгивала тётя Люба на мне, а я придерживал одной рукой ее за талию а другой направлял ее небольшие груди к себе в рот и целовал их соски. Сиськи у тётки были не круглые а клиновидной формы, как бы заостренные к концу и соски были крупные, когда мне удавалось взять их в рот и сосать, мамина сестра аж повизгивала от удовольствия. .

     

     – Ой. . ай… оййй… оооххх. . ааайй. – Умница моя, вот так, сынок, да, да, целуй их. – Целуй. Видя что это доставляет маминой сестре удовольствие, я старался как мог ловя губами, соски ее грудей и сосал их по ходу движения… . К слову сказать не смотря на то что моя двоюродная тётка была блядью и на ней полежало достаточно мужиков.

     Сиськи у неё были не размяты и не отвислые и не мягкие как вата а упругие как у молодой девушки. Да и тело у маминой сестры было упругим и нежным, живот без складок и морщин, плоский как у девчонки, покрытый небольшим белесым пушком. Временами тётя Люба как бы замирая на миг, переставала ерзать на моем члене, но при этом работая тазом, вгоняя мой стояк в стенки вагины, наклонялась, почти ложась на меня и осыпала мое лицо и губы поцелуями…

     

     – Солнышко мое, милый, племяш. – Как же мне хорошо, сынооок? И тётка опять продолжала ерзать на мне, упираяся руками мне в плечи. . Я на миг представил что сейчас моя мама, возможно вот так же, как ее сестра ерзает сверху на Вите и так же наклоняясь целует его и просит чтобы он целовал ее сиси… . И стонет, мама вот так же, сладко стонет и повизгивает на молодом мужчине, как её сестра сейчас поскуливает от наслаждения на её сыне…

     – От этих мыслей, от сладостных стонов тёти и от необычного давления и трения женского влажного влагалища на мой член, я стал кончать.

     

     – Аааа… ааааа… ааааа… . ыыы…

     

     Кайф был настолько сильным, что я едва не потерял сознание во время оргазма. Силой сжав тёткины бёдра я застонал и стал впрыскивать маминой сестре в ее ненасытную пизду, свою молодую сперму. . Тётя Люба остановилась и недовольно засопела, ведь прошло не больше двух минут как я стал кончать а она еще только начала получать удовольствие ерзая на моем члене… Но сердилась на меня тётя напрасно, лен у меня если упал то всего лишь на несколько секунд, да и то он лишь слегка обмяк в ее пизде а потом вновь стал стоять колом. Он вообще у меня после дрочки, сразу не падал, да и дрочить я мог два а то и три раза не останавливаясь, кончал и дрочил и член у меня не падал…