Новый Год в Калиновке-7. Часть 3

     – Ойй, оооойй Костя, так, так милый…

     

     – завыла Таня, когда я постоял несколько секунд позади девушки, балдея от того что давил залупой её нежные ягодицы. Раздвинул руками половинки пухленькой попки Тани и вставил член в истекающию соком писечку девушки. Не в пизду а именно в нежную письку молодой девушки. И стал потихоньку её ебать, ускоряя темп по мере нарастающего удовольствия.

     

     – Оой, ооойй Костя милый, как мне хорошо с тобой… .

     

     – поскуливала Таня и стоя раком обхватив титан с горячей водой, стала подмахивать мне жопой, водя её из стороны в сторону. А вот тут ты брехло Таня. Думал я сношая девушку раком, мня руками её пухлые ягодицы и беря в ладони сзади, молодые неразмятые груди. Влагалище у Зинаиды Михайловны её матери, было уже чем у дочки. У Тани вагина прилично растянута членами парней и мой член ходил в ней более свободно чем в тесной тёщиной пизде. Хотя я был даже рад сейчас этому обстоятельству, что влагалище у моей невесты основательно разработано. Так по крайней мере я мог долго трахать девушку и не кончать как с её мамой.

     

     – Ой, Кость, кончи мне в попку дорогой. Я не хочу рожать и делать аборты. Так что не вздумай налить в влагалище. Кончай в попу так лучше будет и тебе и мне… .

     

     – простонала Таня, водя жопой в разные стороны, натирая об мою залупу стенки влагалища. Девушка почувствовала что я вот вот кончу и предупредила меня заранее. Хотя я и так ебя ещё утром тёщу раком в ” красном уголке” и видя у себя перед глазами её темно – коричневое очко. Думал о том что туда тоже можно засунуть член. Я слышал разговоры взрослых парней во дворе. Что женщин можно ебать в то место откуда они срут. Но у Зинаиды Михайловны я боялся спросить, а раз её дочка сама подобное предлагает то почему бы и не попробовать?

     

     – Аааааа, ыыы, ааааа… .

     

     – зарычал я кончая Тане в очко и делая в заднем проходе девушки, возвратно- поступательные движения. А в жопу лучше ебать, намного лучше чем в пизду. Подумал я обнимая Таню за бедра и чувствуя как опадает у меня член в заднем проходе молодой девушки.

     

     – Кончил, вот и умница. И тебе было хорошо и мне. А теперь под душ помоемся и ляжем спать а то мать мне задаст жару за тебя… .

     

     – предложила мне девушка, вствая в стоявшую рядом чугунную ванную.

     

     – Тань а тебя можно в одну попку трахать? Так приятно в неё было кончать… . .

     

     – спросил я у своей невесты, стоя вместе с ней под душем. Таня мыла мне член, намыливая его душистым шампунем, налив пахучую жидкость себе в ладошку. А потом мочалкой терла мне тело, касая моей груди сосками стоячих колом молодых сисек. Свою толстую и длинную косу, девушка распустила и стала ещё краше, милее и привлекательней.

     

     – Да можно, можно глупенький. Со мной многое можно и тебе я разрешу всё. Счастье моё, вот подарочек мне мама сделала после Нового года… .

     

     – смеясь говорила мне Таня, смывая с моего тела мыльную пену из душа тёплой водой.

     

     – Теперь твоя очередь, помой меня милый… .

     

     – попросила меня дочка тёти Зины и я с наслаждением стал намыливать шампунем её длинные распущеные волосы. Тереть мочалкой молодое и упругое тело своей невесты. И даже не верилось что эта красивая девушка была блядью. Но растянутое членами парней влагалище моей длинноволосой возлюбленной, говорило само за себя.

     

     – Таня, а там спать можно… . .?

     

     – спросил я у девушки показывая ей на лежак вверху русской печи. Где виднелись подушки и одеяло.

     

     – Не только можно но и нужно. Просто там трахаться неудобно, потолок низкий, прямо над головой. Но мы и не будем до вечера любовью заниматься. Я своё любопытство сбила и теперь знаю как с тобой хорошо в постели Костя… . .

     

     – ответила Таня и вытерев меня и себя насухо большим махровым полотенцем. Полезла голая по приставной лесенке в три порожка на печь а я вслед за ней.

     

     – Ложись милый на подушку и я рядом с тобой лягу. На этой печи моё детство и юность прошли. Я маленькая любила тут спать, да и сейчас люблю. Здесь тепло и уютно… . .

     

     – сказала девушка и включила маленькую лампочку на потолке. Который был у нас буквально над головой на расстоянии вытянутой руки.

     

     – Давай покурим Костя. У меня тут и выпить есть, я время от времени залезаю сюда поспать на тёплых кирпичах, покурить и музыку послушать… . .

     

     – в подтверждение своих слов девушка достала из небольшого ящичка висевшего на стене, пачку ” стюардессы”, спички, пепельницу и бутылку сухого вина ” Каберне “.

     

     – Тебе какие песни нравятся милый? Я вот эту обожаю и могу слушать её день и ночь… .

     

     – спросила у меня Таня и не дожидаясь моего ответа, включила небольшой катушечный магнитофон, лежащий у неё в изголовье.

     

     – Снег кружится, летает, летает,

     

     И поземкой клубя,

     

     Заметает, зима заметает

     

     Все, что было до тебя.

     

     – Лала, лала, лайла

     

     лайла… …

     

     – зазвучала песня группы ” Самоцветы”. Таня отпила глоток вина прямо из горлышка, закурила сигарету и прикрыв свои красивые глаза от наслаждения, стала слушать музыку. Хоть я не любил ” стюардессу” за её кислый вкус. Но слазить с тёплой печи за пачкой “радопи” лежащей в кармане полушубка мне не хотелось. Я закурил сигарету из Таниной пачки, выпил за компанию с ней глоток такого же кислого вина как ” стюардесса ” и стал слушать песню вместе с ней.

     

     – Ну как Костя нравится… .?

     

     – спросила у меня девушка выключая магнитофон и убирая его с изголовья в ноги готовясь ко сну.

     

     – Да неплохая песня… . .

     

     – соврал я Тане, хотя из советской попсы я слушал только Пугачиху а из зарубежных ” Битлов”. Мне вообще по душе были песни Высоцкого, их я мог слушать часами.

     

     – Туши сигарету Костя и давай спать. А то я смотрю тебя уже на ” подвиги ” потянуло, но ничего не будет. Я не хочу от матери за тебя нагоняй получать. Отвернись к стенке и спи. Набирайся сил до вечера… .

     

     – сказала мне Таня, убрав мою руку с со своего лобка, заставляя отвернуться от неё. Лежа на тёплой печи, в интимной обстановке с невороятной красоты обнажённой девушкой. Во мне вновь проснулись низменные чувства и у меня стал вставать член. Таня это почувствовала и заставила меня лечь на бок к стенке.

     

     – А знаешь что любимая. Если мне будут говорить гадости про тебя. Я никого не буду слушать и никогда тебя ни в чем не упрекну… . .

     

     – сказал в темноте я Тане и было хотел повернуться к ней но девушка прижалась ко мне сзади всем телом и обняв поцеловала в шею.

     

     – Спасибо любимый. Именно это я и хотела от тебя услышать Костя. А я взамен буду тебе верной женой. Что было у меня раньше то прошло. Теперь у меня есть ты счастье моё… .

     

     – прошептала мне моя невеста и крепко, крепко обняла меня сзади, прижимаясь ко мне своим горячим телом. Несколько минут мы лежали на печи молча. Слова уже были не нужны, наши крепкие объятья были красноречивей любых слов. А потом Таня заснула, смешно как ребёнок засопев носом. И вслед за ней заснул и я лежа на тёплых кирпичах русской печи. И засыпая в объятьях молодой и красивой девушки, я думал как прекрасна жизнь, молодость и любовь… . .

     

     Но поспать до вечера как мы планировали нам с Таней не удалось. Полдвенадцатого дня нас разбудила Нина стуком в окно.