Проститутки Екатеринбурга

Новый Год 1978 года. Часть 2

     В тот день я пришел домой только к заходу солнца, в домах уже окна зажглись когда я усталый вернулся домой. Родителям я сказал что был на речке ловил рыбу а сам до темна просидел в заброшеной котельне что стояла в конце нашей улицы за пустырем. Там за большой железной бочкой, которая раньше служила вероятно для запасов мазута для котельни, у меня было оборудовано убежище. В котором я прятался от чужих глаза. Попасть в мое убежище было не просто, сначала нужно было забратся вверх по полуразрушеной стене котельни а потом пролезть в узкий лаз скрытый за бочкой. Там был широкая ниша, где у меня был постелен старый матрас, принесенный из дома и старенький радиоприемник “Океан” на батарейках.

     В своем убежище за бочкой я курил, не опасаясь быть замеченым взрослыми и быть битым за это отцом. И дрочил, лежа на матрасе, мечтал представляя то мать то тетю Любу. Дрочить я начал в шестом классе, услышал разговор парней во дворе про онанизм, решил попробовать. Понравилось это дело жутко, в первый раз чуть сознание не потерял от кайфа. И начал на постоянку заниматься онанизмом, вот и в тот день дрочил до пены в члене на голую женщину, даму червей на карте. Курил и дрочил, а еще я боялся идти домой так как думал что отец хватился пропажи карты и подумает на меня. Но боялся я напрасно, отец так и не хватился пропажи а может и хватился но на меня не подумал.

     

     К слову сказать тогда в то время когда я начал дрочить, обьектом моей дрочки в мыслях была не мать, не смотря на свой сексуальный вид и аппетитные формы а её двоюродная сестра Люба. В свою двоюродную тётку я был влюблен с шестого класса. Тогда летом она потеряла ключ от своей однокомнатной квартиры и попросила меня чтобы я залез к ней в форточку в зале и открыл дверь изнутри. Жила тётка на первом этаже в старой панельной “хрущевке” я тогда был пацанчиком худеньким, это к десятому классу я заматерел и накачал мускулы. А тогда я с легкостью пролез в форточку и очутился в комнате своей тётушки. Квартира у нее была однокомнатная и зал служил тёте Любе, одновременно и спальней. В углу небольшой комнаты стояла тахта, на которой и спала тётка.

     

     Окно в зале было полузашторенно и по этому в комнате было полутемно но я хорошо видел что находилось в зале. Тахта где спала тётка, была не заправлена, одеяло свисало на пол а на скомканом зелёном покрывале, лежала белая нейлоновая женская ночнушка и розовые шелковые трусики тёти Любы. Трусы были небольшие, не то что у моей мамы были большие белые труселя, нет тётка носила трусики как у молодой девушки. Я покосился на окно, боясь чтобы тётка не увидела меня и взял её трусы в руку. Они были ношеные, на промежности трусиков, когда я их вывернул наизнаннку, были видны желтоватые пятна теткиных выделений. Еще раз покосившись на окно, я отошел к двери и прижал трусики своей тёти к носу и стал вдыхать волшебный аромат ее письки, запах зрелой и развратной женщины. От промежности тёти Любиных трусов, пахло женскими ссаками, в перемежку с запахом духов и еще от трусиков тёти шел странный сладковатый запах, женских выделений. Он кружил и пьянил мою голову, руки у меня тряслись а член стоял колом. Еще бы, я впервые в жизни нюхал ношеные женские трусы, тем более трусы своей двоюродной тети, которая стояла на улице подо окном и ждала меня.

     

     – Кость ну чего ты там возишся? – Позвала меня тётка из за двери квартиры, ей нетерпелось попасть домой, может в туалет хотела? – Сейчас, сейчас тёть Люб. – Я ногу подвернул когда залазил. – Нарочно соврал я маминой сестре и быстренько вывернул трусы, положил аккуратно их на тахту поверх покрывала, где они и лежали. – Вот умница.

     – Сказала тётя Люба когда я открыл ей дверь изнутри, замок на двери был “английский” и открывался поворотом ручки. – Кость сынок, я сейчас.

     

     – Тётка быстро зашла в туалет и закрыла за собой дверь, как я и предпологал она захотела в туалет, ведь тётя Люба пришла с работы с магазина. Пока сестра моей мамы была в туалете, я быстро зашел в зал и еще раз понюхал ее трусики, прямо так не выворачивая. Мои действия были похожи на действия наркомана – нюхача, который нюхает наркотик и получает удовольствие и его постоянно тянет к нему. Так и меня тогда тянуло к шелковым трусикам тёти, дико хотелось еще раз понюхать и насладится волшебным запахом женской письки. Несколько раз я глубоко вдохнул носом, вдыхая волшебный аромат женских ссак и сладковатый дурманящий запах выделений взрослой женщины. Услышав как за дверью в туалете зашумела вода в сливном бачке, я моментально положил тёткины трусики на место и быстро вернулся в прихожую.

     

     – Блин, Кость, чуть не описалась, пока под дверью стояла. – Сказала тётя Люба, оправляя юбку, и со смехом смотря на меня своими красивыми синими глазами. – На вот тебе племяш за работу.

     – Тётка достала кошелек из сумки и дала мне железный рубль. – Купишь себе конфет, или лимонаду попьешь с коржиками.

     

     – Спасибо тёть Люб.

     

     Поблагодорил я тётку, рубль тогда для меня мальчишки был целым состоянием. . Мать меня деньгами особо не баловала, давала в школу десять копеек на коржик или пятнадцать копеек на булочку с котлетой. Но рубль у меня появился впервые, ни какие конфеты и коржики я не собирался покупать. На рубль тогда можно было купит целых десять пачек “Памира” и три пачки болгарских сигарет с фильтром мне тогда “Радопи” нравились, я уже покуривал вовсю в шестом классе.

     

     Мамина сестра погладила меня по голове, но ладони у нее были не такие нежные и мягкие как у мамы а другие, чужие и возбуждающие желание от своих прикосновений к моим волосам. Я стоял тогда рядом с тётей Любой и слушая что она мне говорила, вспоминал при этом запах ее ссак и мне было дико приятно вот так тогда чувствовать чужие женские ладони у себя на голове. Дрочил я в тот день долго, вспоминая запах которым пахли трусы маминой сестры и тогда впервые я представлял дроча, что я ебу тётю Любу.

     

     Эх тётя, тётя, моя первая и единственная любовь тогда в юности. Любил я свою двоюродную тетку, тихой безответной любовью, дроча в заброшеной котельной свой член, я представлял тётю Любу. Внешне с матерью они отличались сильно, хотя и были двоюродными сестрами но общего у них были только глаза, а остальное все разное. Мать женщина в теле, типичная домохозяйка а тётя Люба, высокая и стройная молодая женщина. Яркая блондинка с короткой стрижкой, синеглазая с симпатичным, лицом и пухлыми губками, мамина сестра была похоже больше на прибалтку или шведку. Сиськи у тётки были небольшие, в два раза меньше чем у моей мамы и фигурка у маминой сестры была стройненькой. Узкая талия и небольшая но пухленькая попка, стройные красивые ножки. Тётка любила носить мини-юбки и модные, дефецитные тогда джинсы. Причём одевала только фирменные джинсы, у тётки были настоящие американские “Лии” безумно дефецитная по тем временам вещь. Стоили они очень дорого, примерно пару тогдашних зарплат.

     Но дело было не в деньгах а в том что даже за деньги купить такие джинсы тогда было совершенно нереально, тем более в нашем провинциальном городишке. Но тётя Люба могла достать многое, обладая красивой и эфектной внешностью. Мамина сестра пользовалась успехом у мужчин, была не замужем и имела многочисленных поклонников, один из них моряк и подарил тётке эти “Лии”. Смотрелись они на ней бесподобно, когда тётя шла в своих фирменных “Ли” по улице, многие мужчины оборачивались в ей в след. Джинсы плотно обтягивали её пухленькую попку, которая играя под плотной джинсовой тканью, манила, притягивала к себе мужские взгляды. Я специально приходил к матери в магазин чтобы посмотреть на обьект своих воздыханий. Впрочем не только мне нравилась мамина двоюродная сестра, все ребята нашего класса были влюбленны в мою тётку. Таких модных женщин как тётя Люба, в нашем городке было мало а моя тётка была самая красивая из них.

     

     Ещё тётя Люба, была веселой и общительной и острой на язык женщиной, профессия продавца к этому обязывала. Несмотря на свою привлекательную внешность, язык у тётушки был подвешен здорово. Бывало какой нибудь пьянчуга в магазине, начинал качать свои права, то тётя Люба быстренько ставила его на место, покрыв беднягу трехэтажным матом. А если слова не помогали, то могла и врезать хорошенько, несмотря на свой хрупкий вид, девчонкой она была боевой. К стати отец вполне заслужено называл двоюродную сестру моей матери, блядью, тётя Люба и была ею. Но была она не простой блядью, которая ложиться под каждого за бутылку водки или три рубля. Нет моя двоюродная тётушка, была “центровой” блядью, которая сама выбирала себе ебарей. Все известные бандиты нашего городка, были в ухажерах у тёти Любы а простому работяге шоферюге, к примеру как мой отец.

     Лечь с тётей Любой в постель, даже и не светило. Тётка любила мужиков с деньгами и её часто можно было увидеть возле нашей двухэтажной городской гостинницы. Там с одной стороны был пивбар, место где ошивалась местная пьянь и работяги вроде моего отца а с другой стороны был ресторан а на верху была сама гостинница. В этой гостиннице часто селились командированные, которые приежали на местный военный завод, филиал Московского завода. Команндированные были москвичи и как правило к нам присылали молодых мужчин, до сорока лет. Люди семейные не очень любили ездить в командировки а вот молодым они были в радость. Можно было и погулять и красивых и блядовитых провинциалок потрахать, таких к примеру как моя тётя Люба.