шлюхи Екатеринбурга

Ночь-время затмения. Часть 6

     Я был у неё! Я это сделал! Как классно! Но, всё по порядку… По привычке подкрался к кровати, стал перед ней на колени. Машины на шоссе проезжают и дают особый свет, он пробиваясь сквозь тюлевые шторы начинается на потолке висит там некоторое время, а затем ползёт, ползёт неумолимо вниз, резво, короткой вспышкой скользнёт по нашим лицам и растает, исчезнет бесследно, до следующего зависания на потолке. Я долго сидел так на коленях вглядываясь в лицо любимой, ожидая этих коротких вспышек. Она спит, дышит легко и непринуждённо. Она очень красива и если мне, кто скажет обратное, того я прибью! Наконец, решившись, аккуратно взялся за край одеяла и потихоньку стал его тянуть от подбородка. Она не двинулась, спит как младенец. Когда открылась грудь пронеслась очередная машина… . Ника голая? Она сегодня без ночнушки! Я так был поражен, что надолго остался в таком зависшем состоянии, потом отпустил одеяло. Мягко положил обе ладони на грудь. Господи, как хочу её поцеловать, но губы разбиты. Я поцелую её! Языком! Вот! Немедленно реализовал свою идею, осторожно лизну её губы. Губы приоткрылись… показалось… . Ещё раз. Я не понимаю… Она слабо, едва заметно движет губами? Показалось. Она трогает губами мой язык! Молнией догадка. Как проверить? Рискну… Медленно, осторожно протиснулся кончиком языка сквозь зубы. Она пустила его, чуть приоткрыла рот и её язык скользнул по моему, неуловимым движением. Как будто пронзило током! Вдруг свело судорогой ногу, я вскочил и резво удалился из комнаты. Вот и лежу сейчас на своей софе потный, трясущийся, в возбуждении пишу в дневник. Неужели, она меня ждала? Не могу поверить в это!

     7 мая 2002. Всё… я пала. Так низко как никто ещё на этом свете! Друзилла… сестра Калигулы. Мне нужно ещё время переосмыслить свою новую роль и позицию. Но… Макс, кроме поцелуев и касаний, ничего большего не требует! Я могу разрешить ему это? И я ведь сама хочу этого! Позавчера чуть не чокнулась, когда он не пришел, выла как волчонок… А этой ночью сознательно не одела ночную рубашку. Всё решилось ещё в ванной… Это был последний мой шанс поставить отношения в нужное русло, и ни к чему искать причин с оправданиями, что испугалась, что не сообразила… . А после записки он ждёт от меня ответных действий… и если их не проявится сегодня, то он расценит это по своему и… правильно… Господи… как сложно всё. А что? Лучше, что ли похотливый козёл Саша? Что вчера пристал смолой и умолял простить за ошибку на вечеринке? В то же время, Танька плакала, а он во всеуслышанье заявил, что теперь пусть её трахает пьяная обезьяна! Димка лучше? Он подстерег меня на выходе к автобусу и шепнул, что после Саши его очередь! Они серьёзно думают — я такая? Лучше чистая и светлая любовь брата, чем эта тухлая грязь…

     Пора поднимать всех в школу. Пойду в его комнату, будить…

     Ну вот и ответные действия… Тебе легче?

     7 мая 2002. Охренеть! Нинка пришла меня будить. Она подсела ко мне на софу и… тронула лоб, щеки, шею. Нежно… Я проснулся, увидел её ласковую улыбку: «Вставай, соня… В школу пора» Она изменилась! Стала прежней! Стала ещё краше! Куда девалась её мрачность? Я потянулся руками до её груди, но она не оттолкнула меня, продолжала улыбаться. Расстегнул одну пуговичку на кофточке и она с улыбкой сказала: «Не сейчас… Вечером… Ночью… » Наклонилась и поцеловала в краешек губ, где меньше всего лопнула губа, её волосы щекотнули мне лицо. Такой кайф! Она знает о моей любви и принимает её! Она знает, что прихожу ночами и будет ждать сегодня.

     На втором уроке притащились официальные парламентёры и заявили, что меня вызывают с моей командой к пяти часам в пришкольный сад. Война переходит в финальную фазу. Я должен в ней победить. Просто обязан! За любовь и честь. Сейчас поцелую Нику тайком от Дашки и пойду. Пусть её поцелуй будет охранять меня в битве.

     Звонила Надюха. Возмущалась что она мне, уже вроде, как целые сутки девушка, а я так и не пригласил её в парк. Дура! Некогда мне. Война у меня сейчас.

     Блядь! Глаз подбили. Синячище с коровью лепёшку! Лопнувшая губа кровит, зацепили тоже. Етишь тебя — «борец за справедливость». Нинка испугалась: «Откуда синяк?» «А», — махнул рукой я, — «Эхо войны» Вот они с Дашкой на пару хлопотали над мной! Всякие примочки, холодные компрессы и не знают главного, что сейчас перед ними кавалер ордена «сутулова-горбатого». Хе Хе. Сейчас отдышусь, приду в себя и напишу подробнее.

     В пришкольном саду уже ждали. Был Шурик во главе своей команды — почти весь «одиннадцатый А», с «одиннадцатого Б» и «В» тоже были. Целая толпа, человек тридцать. Это против моих — Лёхи, Никиты, Васька и Тохана. Ну, меня понять можно, за что бьюсь, а им какой смысл? Колян не пришел… Я мгновенно оценил ситуацию и она явно не в нашу пользу. Пиздец! Нас растопчут и мы сдохнем прямо здесь. Шурик ухмыляется в предвкушении победы, оглядывает мою жалкую гвардию. «Не боись, ребята, — шепнул я своим, — бойни не будет, потребую «кулачки» по чести» Но тут послышался отдалённый топот и я ахнул! Колян идёт, ведёт свою банду! Там полтинник рыл, не меньше! Они подошли и Колян стал рядом со мной. «Значит, собрались все?» — спросил Шурик меняясь в лице, — пожалуй… начнём базар» И он заявил, такое: Мол, старички уходят и теперь, школе нужен новый король. Его команда выбирает приемником меня. Я охуел! Меня? Но, существует некая сила в виде Коляна, который тоже стремится к трону. Значит, уже два лидера. Лидеры обязаны сейчас сразиться и выяснить кто есть кто. Всё ясно, как день в горах — перевернул торт свечками в говно. А по чести нельзя? Мы с Коляном переглянулись и я сказал: «Я не буду биться «против» Коляна, я буду биться «за» него, а вчера присягнул ему — он наш король» Народ одобрительно зашумел. И мы стали плотной толпой, напряглись. Сейчас будет битва. Да! Схлестнулись две силы — опыт и большинство, подлость и справедливость. Мы мочили их как попало и чем попало. Снесли лавиной и злостью. Они бежали как шелудивые псы. Теперь мы власть! Йес! Завтра приходим в школу царствовать. Колян сказал мне протягивая ладонь: «Держи пять, братишка!» А вообще, этот Шурик действительно гнида, такое фуфло и царствовал почти год. Не понимаю…

     Этот день — лучший в моей жизни! Обведу карандашом в календаре и буду отмечать как день рождения. Вечером был традиционный поцелуй перед сном. Эти поцелуи стали нашей привычкой и превратились в настоящий ритуал. Они пришли с Дашкой, завалились ко мне на софу. Батина софа такая огромная, всем места хватит. На ней можно валяться втроём, читать книжки, болтать. И мы это оценили по достоинству, валялись и трепались — что в голову взбредёт. Дашка даже заявила, что неплохо бы, вообще всем сюда перебраться. Потом: «Ну, пойдём Даш, поздно уже» Нинка поцеловала меня в краешек губ, а Дашка в синяк «Пусть заживает!»

     Ждать очень долго и невыносимо. Сегодня впервые приду к Нике с сознанием что она не будет спать. Сердце глухо бьётся в нетерпении. Ещё десять минут, пусть Дашка покрепче заснёт и пойду. Пора… Скрипнула дверь, тихонько открывается. Включил ночник… Ника! Она сама пришла ко мне! Легко ступает, подходит, мягко улыбается. В своей коротенькой ночнушке, Ночнушка такая короткая, что едва скрывает вожделенное. Мои руки онемели, я не могу пошевелиться. Она приблизилась, ложится ко мне, обнимает. Боже мой! Столько мечтал в своих фантазиях, столько перебрал вариантов, что сделал бы случись такое, а сейчас всё вмиг улетучилось. Я не знаю что делать в таких случаях! Она лежит рядом, повернула голову ко мне и молча улыбается. Я тронул её лицо, пальцами провёл по губам, по шее. Поцеловать хочу, но не могу, мои губы не годятся даже для того чтобы нормально пить. Но Ника сама тянется ко мне, целует нос, глаза, щеки, шею. «Я тебя люблю» Снимает с себя ночнушку, блеснула ярким телом. Я ласкаю её, мои пальцы изучают каждый миллиметр, каждый изгиб и линию. Прижимаюсь к ней всем телом, всем существом, налегаю осторожно и нежно. Глаза в глаза, близко близко. Столько нежности! Почему мне мало этого? Почему мне непременно нужно проникнуть в неё? И если я не сделаю этого, произойдёт ужасное, непоправимое?»Я тебя хочу». Туда… в неё… в глубь… Эти детали наших тел специально создал бог чтобы они были вместе. Нина смотрит мне в глаза не мигая, в уголках её глаз влага. Меня пронизывает несравненное ни с чем блаженство. Я счастлив. Меня любит лучшая женщина на свете!

     8 мая 2002. Милый мой дневник. Ведь только тебе могу поведать, что случилось со мной, что мучает и… как мне хорошо.

     Я пришла к нему! Сама! И не раскаиваюсь в этом. Ждала когда уснёт Даша и уже знала, что пойду, не буду томиться и считать мгновения, когда он появится в нашей комнате. Я решилась. И если он потребует большего, чем ему нужно сейчас, я дам это без колебаний. Мой первый мужчина. Ирония судьбы. Брат. Я правда так люблю его? Или это моя жертва во имя прочности семьи? Ещё не знаю этого точно. Время покажет. Но… его осталось очень мало… Скоро поступать в институт. Но мне уже не хочется, честное слово. И если семья перетянет, я смогу пожертвовать этим. А как я их оставлю одних? Весь быт на мне. Возьму и поступлю в местный «обезьянник». А что? Медсестры ведь тоже нужны. Не знаю… пока я хочу, чтобы он смотрел на меня, хочу чтобы трогал руками, ласкал, проникал в меня. Сегодня останусь с ним на всю ночь! Мы будем предаваться порочной любви. Мне уже нравится это словосочетание: По-роч-ная лю-бовь! Звучит? Сумасшедшая! Мне никто не нужен! И я никого не боюсь. Вот приду сегодня в школу и при случае унижу Сашу. Скажу, если станет откровенно приставать, мол у тебя же не писюн, а гвоздик, наверное. Ха. Ха.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки