шлюхи Екатеринбурга

Нитка бус-3. Часть 1

     
Когда усталые и вымазанные в пыли мы вернулись в комнату, там находились только Света и Ксюха.

     – Где были? с подозрением спросила Ксанка.

     – На чердак лазили.

     – И его нашли?

     – Кроме пыли и грязи ничего.

     – А смысл лезть?

     – А смысл водку пить, ведь утром опять трезвый будешь. Смысл – в процессе. Лучше скажи, где Каштанка?

     – Как и обещала, я ее голышом с бутылкой водки по территории гулять отправила.

     – А если не вернется, пропадет?

     – Куда она дальше мужиков денется?

     – Вот именно! С голым задом к мужикам в компанию, опасно.

     – Только не Юльке, кайф поймает на все лето.

     – Ксанка, ты злюка! – объявила Леночка. Она взяла полотенце и отправилась в душ.

     – Ленка,меня подожди, – попросил я.

     – Еще чего, вспылила Оксанка, – иди в пруду искупайся, вода сейчас теплая.

     – Чего это она, спросил я. Но Света лишь махнула рукой и начала прибираться на столе.

     Дверь без стука распахнулась, в проем вплыла женская попа, слегка прикрытая мужской рубашкой, под телом виднелся мощный торс Филиппыча, это он нес Каштанку положив ту на плечо.

     – Это ваша деваха? Чего она голая под забором сидит?

     Филиппыч легко, как ребенка, перевалил Юльку на кровать. Та попыталась что-то сказать, но лишь замычала, не в силах даже пошевелиться. Как Юльку бросил на кровать, так она и осталась лежать в распахнутой рубахе. Левая грудь уставилась в потолок бурым соском, правая же свесилась на бок. По лицу размазаны остатки косметики и еще не пойми что. Ноги широко раскинуты, в растительности застряли травинки и еще какой-то мусор, ягодицы и колени Каштанки были испачкана зеленым травяным соком. Зрелище было еще то, хоть фотографируй и печатай как антиалкогольный плакат.

     В ответ, Оксанка наполнила водкой стакан и подала Филиппычу.

     – За спасение блудного тела! -объявила она. Филиппыч крякнул, выпил водку и вместо закуски попытался поцеловать Ксюху. Но та ловко ускользнула и вставила ему в зубы соленый огурец. Филиппыч, хрустя закусью, убедился что водки на столе больше нет и снова исчез в ночи.

     Оксанка вытащила из под кровати бутылку, второй раз наполнила стакан и подошла к кровати.

     – Юлечка, сучка ты наша, водочку пить будешь?

     – Оксанка прекрати, куда ей еще? – возмутилась Леночка.

     Но Ксюха не слушала, она ласково придерживала Каштанку за плечи и вливала водку, та на автомате глотала жидкость.

     – Вот теперь она будет спать до самого утра, – объявила Ксанка, возвращаясь к столу.

     Словно в опровержение ее слов со стороны кроватей послышался странный звук. Мы обернулись, у Юльки началась икота.

     – Сейчас блевать начнет, – заявила Света.

     – Надо ее в умывальник перенести, – предложила Леночка.

     – Вот еще с пьяной тварью возиться!

     – Лучше отнести, – поддержала Света, – она может задохнуться :

     – Или что хуже, вонять будет, – перебила ее Оксана. – Слава, миленький, переложи эту тушку на подоконник. Если она будет блевать, то лучше на улицу.

     – А не вывалится?

     – Не должна, у нее жопа мясистая, центр тяжести внутри помещения останется. Ты ей руки наружу свесь, что б в комнату не упала.