шлюхи Екатеринбурга

Никогда не поздно-2. Часть 4

     – Да обрадовался как пацан, что Женька теперь будет такой всегда. Поверить не мог, вот и подпрыгнул от радости. – объяснил я маме.

     – У меня бы спросил. Я бы тебе и так подтвердила. А теперь никакого секса, пока не выздоровеешь, – шутя сказала мама, поцеловав меня в кончик носика.

     – Это почему? Я же не член сломал, а ногу. – попробовал я возмутиться.

     – Да шучу я. Сколько захочешь и кого захочешь, кроме Лены. Она только моя! Я серьезно! Ладно поехали домой. Женя уже наверное с ума сходит. – сказала мама помогая мне подняться и дойти до машины.

     

     Мы приехали домой к маме. Женя вся в слезах встречала нас у дверей.

     – Ну наконец-то… Как ты, милый? Тебе не больно? – переживала Женя.

     – Все нормально. уже ничего не болит… Ну так немного. Так что можно продолжать. – пошутил я, так как чувствовал что от болеутоляющего меня клонит в сон.

     – Женя помоги отнести его в комнату. – попросила мама.

     Они вдвоем отвели меня в комнату. Мама быстро постелила, полностью раздела, попутно облизав мой обвисший член. Реакции не было. Да какой там… Спать… Спать…

     На утро я проснулся. Хотел встать.

     – Милый, ты чего? – услышал я знакомый голос за спиной.

     – Да надо позвонить на работу предупредить.

     – Я уже все сделала, – сказала мама, входя в комнату в чулках, поясе, стрингах, и лифчике, надевая сережку на левое ухо.

     – Спасибо, мамочка.

     – Женя можешь идти на работу, я сама за ним присмотрю, только на работу сбегаю, кое-что нужно доделать. Лена присмотрит за ним. – сказала мама, выходя из комнаты.

     – А в туалет кто меня сводит? – решил играть я до конца.

     – Лена, помоги Андрюше сходить в туалет, – крикнула мама.

     – Ты чего кричишь? Я и сам могу, – застеснялся.

     – Нечего здесь стесняться. Она врач. Так что доверься ей. Она хороший врач. – утвердительно сказала мама, стоя в дверях и пропуская в комнату Лену.

     – Доброе утро, – поздоровалась Лена. Она была в короткой ночнушке, не скрывающей ее голую попку и бритую промежность. Губки при ходьбе терлись друг о друга.

     – Милый, я тебе вчера говорила… Даже не думай… – сказала мама заметив мой взгляд, направленный на промежность Лены.

     – Да я ничего.

     

     Женя убежала на работу вместе с мамой.

     – Лена, может попьем чаю? – предложил я полулежа на кровати.

     Лена зашла в комнату.

     – Давай. Я тоже хочу. – ответила Лена и отправилась на кухню.

     Через 10 минут она с подносом в руках вернулась и подала мне чашку.

     – Можно я с тобой посижу здесь? – спросила Лена.

     – Конечно. Сам хотел тебя об этом попросить.

     Лена села в кресло напротив меня. Закинула ногу на ногу, сверкнув при этом головой щелкой.

     – Можно вопрос? – спросил я.

     – Да, конечно.

     – Как вы… Как это у вас началось с мамой?

     – Что именно? Секс? Или что?

     – Ну да…

     – Вот все вы такие кабели… – улыбаясь ответила Лена, – вечно вас интересует только секс.

     – Да мне просто интересно. Почему она тебя заинтересовала. Чем зацепила.

     – Мы давно уже знаем друг друга. Наши матери вместе работали в городской больнице. Я тогда еще мелкой была. Постоянно после уроков у мамы зависала. Как-то увидела Аню… Анну Павловну…

     – Можешь называть ее Аней, – разрешил я.

     – Ладно… Потом я поступила в академию. Потом докторантура. Практика у мамы в больнице. Куратором была Аня. Я наблюдала за ней. Каждый день узнавала что-то новое о ней. Сама не заметила как влюбилась в нее.

     – А у тебя мужчины были? – спросил я, решив узнать почему она встала на путь однополой любви.

     – Да. В академии. У меня было несколько парней. Каждый месяц мы устраивали вечеринки, групповушки, в общем.

     – И ты в них участвовала? – искренне удивился я.

     – Конечно! Я что хуже других? Я тоже люблю секс. – спокойно ответила Лена.

     – Так ты не… не лесбиянка? – робко спросил я.

     – Теперь уже лесби. – с грустью на лице ответила Лена.

     – Можешь поделиться? – спросил я.

     – Зачем? Ты реально хочешь знать?

     – Да. Не из любопытства. Хочу понять тебя.

     – На одной из групповушек меня просто грубо изнасиловали. Да я была пьяной. Но раньше ни кто никогда никого не насиловал. Было много девчонок, готовых раздвинуть ноги или отсосать, но эти трое решили трахнуть именно меня. И меня уже тогда никто не спрашивал. Загнули. Один сверху, один снизу, один в рот. Чуть не захлебнулась своей же слюной. Видите ли ему захотелось глубокий минет. Урод, – выругалась Лена.

     – Прости. Если не приятно, не рассказывай.

     – Да ладно. Что было то было. Пользовали меня часа два, меняясь. Потом только когда поняли, что я в бессознанке бросили меня. Очнулась в общаге. Рядом была Вика. Она и еще две девчонки, как мне потом рассказали, избили этих уродов и принесли меня в комнату. Вика за мной ухаживала. Я ей благодарна. С ней-то у меня и случилось впервые.

     Она помогала мне принимать душ, боясь, что я наложу на себя руки. Вот в душе она и стала ласкать мою грудь, а потом и мою киску. Я тогда впервые поняла, что такое настоящий оргазм. только женщина может быть такой нежной и ласковой. Позже я ласкала ее. Как умела. Мы были вместе до окончания академии. Потом она уехала домой на Камчатку. У нее там мать престарелая. Она звала меня с собой. Но я ее не любила. Да и потом, я уже присматривалась к твоей маме. Вернее у нас уже были тогда встречи. Одна встреча. – Лена отпила глоток чая и замолчала, уставив взор в окно.

     – Почему моя мама? – решил прервать я молчание.

     – Что… Прости. Задумалась, – очнулась Лена.

     – Почему моя мама? Не было других кандидатур?

     – Были. Несколько. Одна взрослая женщина, вернее уже бабушка. Ей тогда было 54 и у нее недавно родилась внучка. На праздновании рождения ее внучки, она пыталась меня поцеловать в туалете. Но я не хотела ложиться под нее. Она мне не очень нравилась. Злая была. Хоть и фигура у нее была отменная. Были еще две девочки, с которыми я училась в меде и они догадывались кто я и как отношусь к женщинам. Они знали про изнасилование. Даже жалели меня.

     – А мама? Как это произошло? – решил я приблизить ее мысли к тому что меня интересовало.

     – Была зима. Мы задержались на работе. Очень задержались. Делали какие-то анализы. Всех уже распустили. Кого мужья забрали, кто сам убежал. Погода была ужасная. Ветер, снег. В тот момент я была только лаборанткой. Зарплата маленькая. Я вторую зиму ходила в осеннем пальто. Все говорили, “дурочка, застудишься, а тебе еще рожать”. Одна Анна Павловна, молчала и грустно на меня поглядывала. В тот вечер я уже была заболевшей. Высокая температура, кашель. Она отправляла меня домой раньше всех, но я не ушла. Денег даже на автобус не было. Зарплата только через три дня. Занимать я ненавижу.

     Короче закончился день. Анна Павловна собиралась домой. Я сидела в лаборантской. Она заглянула.

     – Ты чего сидишь? Давай домой иди. Завтра можешь не приходить. Лечись.

     – Мне еще нужно доклад сделать для главврача.

     – Какой доклад? Ты еле на ногах стоишь. Быстро одевайся, я тебя отвезу. – сказала Анна Павловна.

     Я одела пальто.

     – Это еще что такое? Ты почему до сих пор ходишь в осеннем пальто?

     Мне тогда было так стыдно. Я не выдержала и разрыдалась. Анна Павловна подошла ко мне и сев рядо со мной стала успокаивать меня. Потом вытерла мне слезы и впервые поцеловала меня. Этот поцелуй – был поцелуй любящей матери. Она повезла меня домой. Но по дороге я согрелась и уснула. Аня разбудила меня. Я поняла, что это не мой дом. Да я и не говорила ей адрес. Она привезла меня к себе. Заставила все с себя снять прямо у порога. Дала теплых халат. Меня всю морозило. Отвела меня в ванную. Обтерла меня всю мокрым полотенцем.

     Даже в промежность залезла. Я тогда не могла сопротивляться. Затем отвела в спальню, в ту что раньше была твоей. Смочила полотенце спиртом, и растерла все мое тело. Затем вскипятила молоко с медом. Не люблю кипяченое молоко. Но Аня как-то умудрилась меня выпить все до капли. Укутала и и сидела рядом пока я не уснула. Я несколько раз просыпалась в поту. Она приходила каждый раз ко мне. Меня компресс и снова сидела пока я не уснула.