Проститутки Екатеринбурга

Неудавшийся поход. Часть 16

     Затем схватил полотенце, все для мытья и побежал в туалет. Во дворе сыро, холодно, ветрено: Шуруя зубной щеткой во рту, прикинул. Под ледяной душ не полезу, не выдержу, бля точно. Подмываться и обтираться по-бабьи над тазиком (который еще нужно найти) – не прет. Ладно. Пойдем другим путем.

     Рванул к бассейну. Так – старая ель упала, накрыв собой лишь небольшой его угол. Мгновенно, чтоб не успеть передумать, раздеваюсь и с головой в воду! и махать, махать, махать – руками и ногами. Так, один борт, второй, третий: шестой. Выпрыгиваю. Рьяно растираюсь полотенцем. Одеваюсь, и в комнату. Влетаю мокрый, свежий, легкий и страшно, дико, зверски голодный. Под пораженными взглядами трех пар глаз наваливаюсь на давно остывший завтрак и глотаю без разбора сразу 2 порции. Фу-ух! . . Полегчало. Червячка заморил. Спрашиваю, сколько до обеда. Всего час?! Класс! Доживу.

     Тем временем Дрон и Бодя уползают с полотенцами. Я валюсь на кровать и блаженствую. Для полного счастья не хватает чуток – пожрать бы! Горячего, вкусного, сытного, ароматного:

     Через 5 минут с улицы слышатся дикие вопли в две глотки и плеск воды. Через 3 мокрые и радостные мужики вваливаются в комнату и набрасываются на оставшуюся жратву: Бля, это ж я слопал порцию рыжика! . . Ниче, он спермы нахлебался на год вперед за прошедший день: Витек тихо исчезает и вскоре появляется с 3-мя литрами горячего чая и нашими кружками. Разливаем. Он опять выбегает и приносит 4 пачки дрянного печенья, которое точно никто кроме нас жрать не будет и литровую банку густой домашней сметаны. Улет! Уплетаем все вмиг, заливаем горячим и валимся на ложе разврата. Пара минут и все в отрубе. До самого обеда.

     Обед – вау!

     Наваристый борщ со сметаной!

     Отварная картошка с сытными мясными консервами со сметаной!

     Салат с луком, помидорами и огурцами – Йес! – со сметаной!

     И компот из яблок и черной смородины.

     С сытой отрыжкой, обожравшиеся по самое не могу, выползаем на перекур. В ворота въезжает джип цвета хаки с эмблемой на боках – 2 скрещенных дубовых листочка. Лесники. Привезли немного дичи. Пару ланей, кабанчик и дюжина тушек лесных птиц уже освежеванные + 3-х литровый пузырь первачка. Все в а*уе! Засыпаем мужиков благодарностью. Особенно Анюта. Она явно пришлась им по вкусу, особенно тому, что помоложе. Усадили ее меж собой, да уж так тискали да оглаживали, так жалели да сочувствовали, что впору было оставить их наедине. Да вот негде и некогда. Хряпнули по 200 грамм водки. Прощаемся. Обещают завтра подкинуть еще свежачка. Разомлевшая было Анюта валит на кухню разделывать мясо. 3 тушки рябчиков сразу ставит варить в большой 12-литровой кастрюле. Через час будет бульон. Горячий, с перцем, лучком, чесноком и укропом! Мечта:

     Возвращаемся в комнату и в койку. Никто не спит и не раздевается. Трындим о всякой ерунде, о сексе ни слова, но все тормошат бугры. И принюхиваемся.

     Бля! Ну сколько можно ждать! Срываюсь и приношу водяру. Разливаем и пьем. Опять лежим. О-о-о! Пошел ароматище!!! Вскакиваем, и на кухню. Как слепые кутята прем на запах и нарываемся на трехэтажный мат Анюты. Рано, бля: еще четверть часа. Забуриваемся обратно. Никто уже не ложится. Уселись кто куда и сидим навытяжку, точно суслики, шумно глотая обильную слюну: Все внимание на стрелки часов. Пора. Срываемся – миг и мы уже за столом. Ну, когда же?!

     Дрон не выдерживает пытки, исчезает в густом вкуснющем аромате кухни. Народ прибывает под льстиво-медовое рокотание детинушки. Наконец! Вваливается радостный Дрон с громадной кастрюлей на вытянутых руках и Анютой с половником. По кружкам разливается янтарная амброзия с зелеными вкраплениями. Весь отряд уже в сборе и поедает жадно-тревожными глазами движения черпака – авось не хватит. Анюта успокаивает.

     – Расслабьтесь! Всем минимум по две кружки перепадет. Кто желает добавки – через чистку картошки.

     Жадно хлебаем, обжигаясь бульон, немного отдающий болотом, загрызая хлебом и чувствуя, как в утробе разливается блаженное тепло.

     Взмокшие, сытые, добрые – хоть к ране прикладывай, выползаем с Бодей на перекур. Дрюха с рыжиком валят в комнату.

     – Ты как – спрашиваю – все путем?

     – Нормаль, Кир. Балдел так, что слов нет.

     – Я ж обещал, помнишь? Ток это, старшой. Должок за тобой. Кто меня, бля, вчера полудохлого натягивал, ась? Че за беспредел! Ты ж меня, понимаешь, снасильничал, почти: Так шо, готовсь – пока две палки не кину, не отвертишься. А сам как хошь – хоть малого дери, хоть Дрона, если даст. А захочешь меня – так это – через минет с проглотом. Ха-ха-ха-ха-ха!!! Согласен? Лады, братан.

     Сбегали в туалет, отлили и обратно. На пороге столкнулись с довольным директором. Он спросил все ли нормально. Потом приобнял меня за плечо, отошли. Тихо сказал, что завтра приедет Ванюша. Что очень переживает, с батей разругался вусмерть. Особливо обо мне пекся. А мне как бальзам на душу – окрылил дядька!

     В логово разврата вернулся такой сияющий, прям на крыльях впорхнул. Узрел сытые сонные рожи и тихо прилег рядом с Дроном. Тот облапил меня по-медвежьи, прижал к себе и смачно чмокнул в висок. Я на него руку забросил поверх Витиной, и задремал. И снилось мне все такое голубое, розово-тверденькое и черно-пушистое, сладкое и пахнущее парным молоком:

     Проснулись незадолго до ужина. Пообжимались, полизались, но в штаны никто уж не лез. Итак у всех дыбилось. Но, нефиг пока. Ужин, понимаешь, на носу. Вот пожрем-с, тогда уж и оторвемся.

     Кто-то почитает и скажет: “Да трындеж все это и провокация! Не могло такого быть” : Ваше право верить или сомневаться. Добавлю только – никогда ни до того, ни после ничего подобного со мной не было. Были групповички на троих, но не более. Да и вообще, в те годы этот голубой беспредел был для меня в диковинку. Чтоб столько и сразу вместе наших, да и еще и сошлись характером и никто никого не чморил, не комплексовал. Это было каким-то уникальным стечением людей и обстоятельств, а для меня своеобразным откровением, что возбуждало и заводило невероятно. Можно смело сказать, что во время нашего заточения на базе я думал больше головкой, чем головой. А она, подлая, зудела и постоянно торчала вверх, вожделенно высматривая новые дырки и удовольствия. Но, поверьте, далеко не все было так просто и легко даже тогда, об чем вы сможете узнать если захотите, из дальнейшего повествования.

     Вкуснейший и обильнейший ужин прошел на “Ура” тоже под водочку. Вчетвером, втихую прихватив банку с самогоном, отравились к себе. Конечно, мы и не помышляли выхлебать ее всю, но сами понимаете – поллитровка на нас, да еще и на сытый желудок, даже учитывая то, что рыжик прикладывался к рюмке чисто символически, предпочитая иной “бальзам” , – это было почти ничего, то есть “ни в одном глазу”. А вот литр первачка оборотов на 50 – в сам раз. Естественно, все загодя тщательно подмылись.

     Возбуждены были в предвкушении, яйца ломило от накопленных за день соков, но сразу устраивать колхоз никто не решался. Надо облечь все в цивилизованную форму. Тут опять выручили карты. Игра на желания, сами можете прикинуть какие. Более-менее невинные, все они касались секса. Вите выпало угадать с завязанными глазами чей буй он сосет, но тут все было просто. Самый короткий был у Боди, самый длинный мой, самый толстый Андрея. Это так, для затравки. Далее всем проигравшим пришлось посидеть кон с моей анальной пробкой. Это было уж погорячее. Потом проигравшего натягивали с двух сторон. Не до кончины. Тут уж подсуетились так, что дающими побывали все. На последнем – Андрюхе – не сдержались. Я слил ему сзади, старшой – спереди, а детинушка в рот Витька.

     Большой перекур. Очистили Дрона. Хряпнули еще по 50 и уже без карт продолжили. Пока мы лизались с Бодей, боров засадил в загнутого рачком рыжика. Перемигнулись и присоединились. Я подсунул свою “конфетку” Вите, старшой вставил в попец Дрону. Малой был рассеян, весь в себе, потому я, встав над ним, пригнул к лобку смуглую бошку и засадил в стонущий ротешник. Так и слили. Передохнули: устроили паровозик. Легли боком. Я первый. Рыжик засосал мой конец. В меня сзади въехал Богдан – в него Дрон. Сначала покряхтывая двигался только средний. Вскоре последний не выдержал, и поезд превратился в скоростной. Кончили почти разом. Вырубились примерно на часик.

     Разбились по парам. Я натягивал старшого. Дрон – рыжика. Поменялись: старшой – рыжика, Дрон – меня. Перед кончиной переметнулись и валетом слили друг в друга. Так и уснули до рассвета. Проснулись – взаимный у меня с Дрюхой минет. Рыжик отсасывал старшому, но тот оторвался, завалился на мальца сверху, загнув его буквой зю и задолбил в зад. Мы опять завелись и Дрон улегся подобно рыжику, заведя лапы к плечам и я вставил ему так. Драл долго, но кончили опять вместе и снова уснули до самого завтрака.

     Проснулись помятые и дико голодные. Привели себя и комнату в порядок, проветрили и отправились жрать. Задницы болели у всех. После сытного завтрака и болезненного туалета основательно подмылись. Трахаться хотелось невероятно. Нет, не так. Хотелось, чтоб трахали твой зад: Я жутко нервничал и трепетал в ожидании приезда Ивана. Андрюха и Витек уложили меня в центр и принялись миловать. Через пару минут я был уже голый, а они облизывали, гладили, покусывали, целовали меня с головы до пят. Бодя сказал, что пойдет и натянет Анюту, чтоб не забыть как это с бабой. Поржали. Я уже и не возбуждался особо. Просто было приятно внимание и участие друзей. Чутко прислушивался к звукам со двора.