Нестандартная пара. Часть 2

     Мы готовились. Потом ехали к нему. Казалось вечность. Звонок в дверь.

     

     После стояли в общем коридоре, у порога, голые в ошейниках, жена с плетью в руках, я со стеком, стояли на коленях. Так мы понимали покорность. Его это понимание устраивало. Его веселила наша готовность к полному подчинение, к смене жизни, к пребыванию в рабстве нон-стопом.

     

     В какой момент для нас рабство стало жизнью, когда, мы и не поняли, да и не хотели понимать.

     

     Пристегивает нам поводки, ведет на кухню. Ужинает, бросает нам под стол куски еды. Мы едим. У стены стоят две миски. Чистые, вылизанные.

     

     Поев, ведет нас с собой в туалет. Привычно кладем головы в унитаз, лицом вверх. Любуется – красивые, загорелые, сочные, голые мальчик и девочка, бритые, как ему нравится, открытые рты, ошейники и преданность в глазах. Мочится на нас. Переворачиваемся, опускаем голову в унитаз, не глубоко, смывает. Умывает нас таким образом.

     

     Он возбужден нашими покорностью и желанием. Поднимает жену с колен. Входит в пизду, сзади, сильно и полностью. Она мокрая, текущая, она его сука и шлюха. Насилует ее, прогнув в дырку унитаза. Его это заводит еще больше.

     

     Она не кончала уже двое суток, и я вижу, что она уже почти готова, что сейчас взорвется. Но он останавливается, с силой шлепает по заднице, сжимает до следов. Выползаем за ним уже на четвереньках.

     

     На колени, шлюха. Теперь твоя очередь- говорит он мне. Кончать буду я, а ты свое еще получишь- усмехаясь, добавляет он ей.

     

     – да господин: она стоит на коленях и смотрит ему в глаза.

     

     Загоняет мне в рот член, и ебет, двигая моей головой. Я лишь стону и мычу. Дает пощечину, еще одну.

     

     – еби себя блядь, но только попробуй кончить- приказывает жене.

     

     Она послушно копается в пизде, извивается, и я вижу как она хочет кончить, как замирают в ней пальцы, как она боится лишний раз коснуться клитора.

     

     Он заливает моё лицо спермой. Обильно. Она на щеках, губах, на моем высунутом языке, на глазах. На грудь падают капли с подбородка. Толкает меня. В угол у унитаза.

     

     – Вымойтесь, твари. Я вас отдам сегодня. Вас выебут много раз, шлюхи.

     

     – Спасибо господин:

     

     Через двадцать минут мы были опять готовы. Чистые, аккуратные. Голые в ошейниках.

     

     Лежали в его ногах, он читал. Ожидал гостей. Мы с женой лишь смотрели друг на друга.

     

     И они пришли. Трое. Серьезные мужчины. Он продал нас им. Но не отдал. Я буду наблюдать, как они будут вас ебать, пытать и унижать, возможно, поучаствую и сам.

     

     Мы стоим на коленях в центре комнаты. Они вокруг нас. Не раздеваются, не снимают обувь. Деловые костюмы, начищенные туфли, презрительные усмешки. Члены стоят, выглядывая из брюк.

     

     – Встань, блядь, – командует один из них супруге.

     

     Она поднимается с колен. Они мнут ее сиськи, жопу, проникают в пизду, тянут соски, бьют, щипают. Она воет и косится на меня. Я молчу не смея сказать ни слова. Она не может расслабиться, но пальцы в пизде делают свое дело, я вижу блеск ее сока, его обилие. Она течет.

     

     Вот уже стоит на коленях и ее по очереди ебут в рот, шлепают, дают пощечины. Один берет вибратор с журнального столика. Вставляет ей в жопу, включает. Она воет с хуем во рту. Теперь их два. Она давится, но сосет, усердно двигает головой.

     

     Один сидит на диване, один под ней, ебет ее в пизду. Она сосет, члены ходят в ней с чудовищной скоростью, она воет, воет, стонет: косится на меня. Я в позе покорности, на коленях ноги расставлены, руки за спиной, рот полуоткрыт. Третий подзывает пальцем меня.

     

     Подползаю ближе, наклоняюсь к его члену. Беру его, сосу, провожу по мошонке, искоса вижу ее губы на члене мужчины, слюну, слипшиеся волосы, сопение, стон.

     

     Ей приказывают:

     

     – Кончай!

     

     И она бьется в оргазме. Сжимается, ворочается, крутится. Но член в пизде, вибратор в жопе. Жена стонет в голос, откуда то изнутри. Первый оргазм за столько дней.

     

     Но никто не дает передышки. Вот уже другой ебет ее сзади, вынимает вибратор, входит в очко. Легко, полностью. Бьет ее по жопе.

     

     – Хорошая, тварь, шлюха, разработанная.

     

     Я делаю миньет. Супруга воет на хуях.

     

     Ей кончают в рот, изо рта льется сперма, она ее глотает, но не всю, не успевает. Тот, что ебет ее в жопу, ложится на спину, ее пизда напоказ сочная, текущая опухшая, в нее тут же входит хуй.

     

     Это ее первое двойное проникновение. Она лежит между двух мужиков и орет в голос, стонет. Я никогда не видел таких ее глаз, мутных, озверевших от похоти и страсти, как туман над болотом. Ее голова на бок. Во рту еще и член и она его сосет, старается, хотя, уже не ловит ритма этих ударов, а на губах присохшая сперма. Очень возбуждающее зрелище.

     

     Вся эта сопящая, стонущая машина, в звуке хлюпанья и течки, все это движется к оргазмам, к заливанию дыр моей жены спермой.

     

     Наш Господин подходит ближе, внимательно смотрит на нее, в зубах сигара.

     

     – Кончай.

     

     Жена опять бьется в оргазме. Меж тел, меж хуев, что разрывают ее изнутри, что буравит ее. Оргазм затяжной, бурный. Мужчины тоже уже близки и по очереди начинают кончать в нее. Из нее выходят. Она лежит на полу. Я вижу ее пульсирующий алый анус, пурпурную развороченную пизду, лужицы спермы, ее язык облизывающий сперму с губ.

     

     Мужчина сжимает мой ошейник и насаживает мою глотку, начинает кончать мне в рот, резко вынимает член и я принимаю сперму на лицо, теперь оно залито ей повторно.

     

     

     Господа слегка отдыхают. Один берется за плеть. Мы лежим на столе, нам привязывают руки и ноги. Мы как буквы “П” все дыры открыты и все тело в доступе.

     

     Нас порят по задам, по спинам, специально попадают между ног. Мы кричим, воем, стонем, нас заставляют считать удары и мы это делаем, вскрикивая и повторяя – четыыыыыыыыыре, пяяяяяяяяяяять:

     

     Всего было 40 ударов. Мы все в полосах от ударов. Плачем, всхлипываем.

     

     Пальцы проникают в мой анус.

     

     Кто-то их мужчин замечает:

     

     – его порят, а он течет, ревет, а в жопе как в ведре с маслом

     

     Я чуть стону через всхлипы.

     

     Нас отвязывают. На соски каждому вешают зажимы с грузами, мы аж прогибаемся вперед, скулим, соски тянет вниз, больно.

     

     Меня берут за волосы, закидывают голову назад и один из них присаживается и ебет меня в рот, другой порет соски стеком, которым и так больно.

     

     Третий принес большую бат плагу, что раздувается внутри, вставил мне в зад и стал подкачивать воздух, и вот уже мой анус тянется. Жутко больно и что больнее я не понимаю.

     

     – Кончай. И я кончаю, к моему удивлению, в этой дикой боли, в этом издевательстве, анальный оргазм.

     

     – Хорошо ты их воспитал, цокает один из них языком.

     

     Господин лишь кивает.

     

     Меня оставляют стоять с грузами. Анус оставили пустой, лишь к краям привесили грузы. Я стою на коленях. Руки за спиной.