Несколько дней Вадима Петровича. Глава 10

     
Вадим лежал, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. Его рука, находясь глубоко внутри колготок Светы, продолжала ласкать её промежность. Девушка, как обычно, после только что пережитого оргазма, жадно курила.

     Вадим уже начал привыкать к этой её вредной привычке, хотя и не одобрял, поскольку сам не курил никогда.

     Прошла уже неделя с того памятного дня, когда между ними случился секс. И Вадим за это время значительно продвинулся в плане приобщения Светы к нейлоновому фетишизму.

     Уже вечером того же дня Петрович встретил её после работы, и они направились к нему домой с молчаливым намерением вновь слиться в любовном экстазе. По дороге взяли пива.

     Дома, разувшись, Вадим отправился на кухню поставить в холодильник бутылочки с пивком, а когда зашёл в спальню, увидел чудесную картинку. Света уже избавилась от одежды, и теперь стягивала с себя колготочки в сильном желании скорее залезть под душ.

     Петрович зачарованно наблюдал, как съезжает эластичная ткань с восхитительных ножек Светланы, и думал о том, как было бы замечательно натянуть после душа колготки обратно на Свету, только уже без трусиков.

     Когда девушка скрылась в ванной, Вадим схватил её колготки, небрежно брошенные хозяйкой на пол, и начал жадно вдыхать запахи, оставленные ею на сём предмете одежды.

     Будучи уже неслабо возбуждённым, он выпустил свой фаллос из штанов и натянул на него колготки своей возлюбленной, после чего схватил ствол ладонью и начал мастурбировать сквозь ткань колготок. Но не стал доводить дело до конца, остановившись огромным усилием воли.

     Глупо было заниматься самоудовлетворением, имея рядышком любимую женщину. Вадим решил, что сегодня же начнёт приобщать Светочку к сладкому миру секса в колготках. Тем более, что давеча он завернул в магазин и приобрёл для любимой новые колготки.

     Это была незнакомая ему модель GLAMOUR POSITIVE PRESS, в тридцать DEN. На упаковке было написано что-то про поддерживающие колготки с лёгким матовым оттенком.

     Покупая сию деталь дамского туалета, Петрович, как обычно, чувствовал себя весьма неловко, стремясь как можно быстрее смотаться из этого людного места с вожделенным пакетиком. Хотя, это было чуть ли не в первый раз, когда он покупал колготки не для себя а для девушки, Вадиму казалось, что все окружающие подозревают его в извращённых желаниях.

     И если они подозревали Вадима, то не были неправы! Потому что Петрович, придя домой, тут же распаковал пакетик и начал вдыхать запах новых колготок. Затем, натянув нейлон на руку, стал проводить одетой в колготки кистью по щеке. А дальше последовал привычный ритуал скидывания одежды и натягивания колготок на себя.

     Как всегда, получил Вадим приятные ощущения от плотного облегания нейлоном своего тела. Как всегда, новая модель чем-то неуловимо отличалась от других. И, проводя ладонью по, затянутой в нейлон, ноге, Петрович с удовлетворением отметил, что не ошибся в выборе.

     Оценивающе разглядывая себя в зеркале, Вадим отметил, что ноги в этих колготках приобрели хороший тёмный телесный оттенок, стали красивыми и упругими. Колготки были довольно плотными и почти непрозрачными, в верхней части наблюдался переход полутонов. Имелась ластовица, но не хлопковая, а из нейлона.

     Около часу находились колготки на теле Вадима, пока, наконец, не пришло время идти встречать Светлану с работы.

     Раздевшись, Петрович начал аккуратно запаковывать колготки, стремясь придать им товарный вид. Справившись с этой задачей, он представил, как эти же самые колготки, что давеча были на нём, будет натягивать на себя Светлана, и, возбудившись донельзя от таких мечтаний, ринулся встречать свою возлюбленную, дабы поскорее претворить в реальность эту фантазию…

     Когда Света вылезла из ванной, они примостились в кресле, взяв по бутылочке пива. Она сидела у него на коленях и он ощущал явственно её молодое упругое тело сквозь ткань халата, под которым на ней ничего не было надето.

     Сделав по глотку, любовники надолго соединяли свои уста, активно работая языками. Вадим всё время лихорадочно размышлял, как выбрать момент, чтобы предложить Свете надеть колготочки, и чтобы это выглядело просто и естественно. Его член уже давно стоял торчком в штанах, прижатый попкой Светланы к его животу.

     Его рука, освободившись от опустошённой бутылочки, присоединилась к другой руке, которая уже давно стимулировала влажное влагалище девушки. Света тоже времени не теряла. Обнимая одной рукой за шею Петровича, отправила она вторую на поиски его мужского достоинства. Схватив окаменевший ствол, начала фрикции, рискуя тут же вызвать извержение.

     Петрович решился.

     — Светик, у меня для тебя есть кое-что.

     Пересадив девушку на диван, Вадим вытащил на свет колготки, чутко наблюдая за её реакцией. В лице Светы читалось удивление. Петрович начал действовать напролом.

     — В колготках ты бесподобна! Я хочу тебя в колготках!

     С этими словами, не мешкая, распаковал он нейлоновое изделие, закатал правую половину и, не давая Светлане опомниться, начал натягивать на её ножку. Затем пришла очередь другой ножки. Девушка встала, чтобы он смог довести дело до конца, и Вадим довольно умело натянул волшебную ткань на девушку.

     Не давая ей времени на размышления, Петрович встал и припал губами к её сладкому ротику, начав одновременно шарить одной рукой по её эластичным ягодицам, а другую запустив ей в промежность, приступив к поглаживанию её входа сквозь нейлон.

     Мощные импульсы удовольствия шли в его мозг от ладоней, поглаживающих гладкие, упругие ягодицы и, обтянутую тонкой тканью, горячую щёлочку девушки. Затем они повалились на диван и его губы отправились обрабатывать самые чувствительные точки на теле Светланы.

     Очень скоро он добился её оргазма. Не дав перевести дух, переместился Вадим к её промежности. Он, наконец-то получил возможность рассмотреть вблизи её «киску», контуры которой явственно просвечивали сквозь дымку нейлона.

     Полюбовавшись немного на её аппетитный «бутончик», обрамлённый маленькой короной волосиков, и скользнув пальцем по слегка раскрытым влажным губкам, Петрович прильнул к ним ртом, начав интенсивно ласкать её нежную плоть сквозь тонкую ткань колготок.

     Света схватила ладонями его затылок и начала прижимать голову к своей промежности. Вадим тоже завёлся не на шутку, и в пылу страсти, цепанув зубами ткань колготок, резко дёрнул головой в сторону, так что прозрачные нити со скрипом разорвались, обнажив промежность девушки.

     Вадим тут же начал пытаться пропихнуть свой язык в её, ставшее доступным, влагалище. Затем переключился на её клитор, маленькой пуговкой высунувшийся в образовавшуюся дыру на колготках.

     Света на ласку клитора ответила ещё одним оргазмом. Соки, обильными ручейками вытекаемые из её организма, уже оросили все окрестности её промежности, источая острый запах любви.

     Петрович, оторвавшись от её «киски», избавился от остатков одежды и, пристроившись у тела лежащей Светочки, приставил свой монолитный, лоснящийся от обильной смазки член ко входу в её лоно.

     Девушка помогала ему. Раздвигая одной рукой свои половые губы, она другой ладонью обхватила фаллос Петровича и направила его точно в цель.

     Внедряясь в Свету, Вадим в очередной раз испытал это бесподобно сладостное ощущение, когда её влагалище мягко обволокло его возбуждённую плоть, словно обнимая каждый миллиметр её поверхности, создавая комфорт, тепло и уют «гостю».

     Каждое движение отдавалось в мозгу Вадима сладчайшими ощущениями. И он старался трахать Светочку очень медленно, растягивая удовольствие. Он чувствовал, как неотвратимо приближается момент разрядки, оттягивал его, пытаясь усилием воли остановить поток семени, готовый уже вот-вот стартовать в неудержимом желании добраться до вожделенной цели, расположенной в организме Светочки…

     Приходя в себя после пережитого мощного оргазма, Петрович смотрел на тело девушки, точнее на её колготочки, мокрые и рванные. Будучи только сегодня куплены, они уже после получаса интенсивного использования пришли в абсолютную негодность. Вадим прикинул, что такими темпами у него вся зарплата будет уходить только на экипировку любовных утех.

     — И давно это у тебя? — спросила Света, выпуская колечко дыма.

     — Что?

     — Страсть к колготкам.

     — С чего ты взяла?

     — Ну, я же не слепая. Ты так ловко колготки на меня натянул — не каждая женщина сумеет. Видно, делал это часто. И потом, купил колготки специально, чтобы трахнуть меня в них. Это, мягко говоря, необычно.

     — Признаюсь. Грешен. Люблю девочек в колготочках. Самое возбуждающее зрелище.

     С этими словами Петрович сел, взял правую ножку девушки и, прислонив её пяточкой к своей щеке, начал нежно гладить обеими ладонями, проходя от пальчиков маленькой ступни по всей поверхности до волнующих упругих бёдер и ляжек. Затем возвращался назад тем же путём, повторяя все изгибы её восхитительной, затянутой в нейлон конечности.

     А Света, протянув левую ножку к паху Вадима, начала теребить пальчиками его вялый член. Бесподобный кайф испытал Петрович! Он просто тащился от такого волшебного зрелища! Пальчики с красными ноготками делали вращательные движения, и было видно, как ткань колготок растягивается и перемещается по этим пальчикам, заигрывающим с его членом. Вадим ощущал кожей своего пениса скользкую эластичность обтянутых нейлоном её игривых пальчиков, ощущал бугорок шва на носочке, вызывающего новые приливы возбуждения.

     Получив такую сверхострую ласку, член Вадима не мог долго оставаться безучастным, и уже очень скоро Светлана могла любоваться на результат своей работы, стрелой устремлённый вверх.

     Петрович же снова пристроился к её дырочке с намерением доставить девушке максимально возможное удовольствие, дабы она, видя в нём прекрасного и умелого любовника, смирилась с его маленькими нейлоновыми слабостями.

     Уснули они поздно, усталые и счастливые. Зато утром вставать было чрезвычайно тяжело. Чертыхаясь и проклиная тех, кто придумал начало рабочего дня в такую рань, уже здорово опаздывая, Света умчалась в своё министерство. Вадим мог себе позволить и опоздать, так как учебный год закончился. Остались экзамены, а там и долгожданный отпуск. Он приходил в школу отметиться, потусоваться в учительской, поковыряться чего-нибудь в кабинете. После обеда, как правило, он уже отправлялся домой.

     Так и на этот раз. Уже в пол первого он пил чай на кухне, обдумывая культурную программу на вечер. В принципе, его прекрасно устраивал вчерашний вариант, нужно было только прикупить свежую пару колготок.

     Настроение у Вадима было приподнятое. Со Светой всё получалось, как нельзя, лучше. И перспективы просматривались самые радужные.

     Вечером он встретил её с работы. Она сказала, что сегодня они пойдут ночевать к ней. Вадим был не против.

     Пили чай на кухне. Потом Света вышла в комнату, попросив Вадима подождать. Минут через десять он услышал, как она его позвала. Войдя, Петрович чуть не задохнулся от приятного волнения, захлестнувшего его. Светлана уже успела расстелить постель, и теперь лежала на спине в очень соблазнительном наряде. На ней было что-то фиолетовое, максимально открытое, а главное, абсолютно доступны были её ножки в белых колготочках.

     Белых колготок на Светочке Вадим ещё не видел. И сейчас мог убедиться, что в белом девушка стала ещё сексуальнее и желаннее. Было что-то невинное и чистое в этом её облике, который вызывал во всём его существе трогательную нежность и, в то же время, животное вожделение.

     Начав скидывать с себя одежду, Петрович никак не мог оторвать взгляд от её чудесных пальчиков, просвечивающих сквозь, натянутый на них, белый нейлон и вызывающих у него такое мощное возбуждение.

     Когда ничего из одежды не его теле не осталось, припал Петрович губами к пальчикам на её ножке, начав получать колоссальное удовольствие от скольжения по чувствительной коже его губ её нейлоновых пальчиков.

     Одновременно он пожирал глазами ножки Светланы, её промежность, отметив с удовлетворением, что под колготками не было трусиков. Выходило, что девушка нормально восприняла его неравнодушие к колготкам, и нарядилась соответственно его сексуальным предпочтениям. В благодарность за такое трогательное понимание с её стороны Вадим готов был сделать для неё всё.

     Обработав ступню, отправились его губы по шелковистой поверхности её ножки всё выше по направлению к промежности. Добравшись до её пещерки, уткнулся Вадим в неё. На этот раз он старался быть осторожным, поскольку рвать эти белые колготочки ему было жалко.

     Удивительно, но сквозь белый нейлон та же самая «киска», что и намедни, воспринималась как-то совсем по другому, придавая новизну ощущений романтической натуре Петровича.

     Поработав языком в этом её интимном месте, отправился Вадим к левой ключице девушки, дабы усилить её удовольствие. Почти сразу потряс Светочку мощный оргазм, переведя дух после которого, протянула она свои божественные ножки к его члену. От прикосновения её затянутой в нейлон плоти к его фаллосу Петрович чуть не кочил тут же. Он откинулся на спину, предоставив девушке возможность продолжить эту изысканную ласку.

     Света обхватила ступнями его бугристый ствол и начала медленные движения вверх-вниз. Вадим испытал колоссально острые ощущения от скольжения её нейлоновых ступней по каменной поверхности его раздувшегося «петуха». И почти тут же начал кончать, заливая чистые, белые колготочки потоками спермы.

     — Ну, ты и поросёнок! — воскликнула Светочка с улыбкой, разглядывая свои обспусканные ступни.

     — Ничего, я постираю.

     — Ты ещё и стираешь?!

     — Легко. В стиральной машине.

     — Ну, нет. Только ручками.

     — Всё, что пожелаешь, Светик, только я не умею.

     — Я тебя научу. Хочешь меня в колготках — стирай.

     В ответ Петрович стянул мокрые колготки с тела Светочки, отложил их в сторону и накинулся на девушку, покрывая её тело очередной серией ласк, дабы отвлечь её от излишних в данный момент мыслей о стирке…

     Так в постели пролетело ещё три вечера, в течении которых любовники никак не могли насытиться друг другом.

     Наконец, пришла суббота, когда не надо было спозаранку бежать на работу и появилась замечательная возможность выспаться вволю. Но, как это зачастую бывает, когда можно спать сколько угодно, организм просыпается свет ни заря и отдыхать категорически отказывается.

     Уже в семь утра Вадим открыл глаза и сон как рукой сняло. Он проехался ладонью по обнажённому телу сладко посапывавшей рядом Светланы. Его член чутко отреагировал, приняв вертикальное положение. Его губы нежно проехались по лицу девушки, целуя её губы, носик, глазки, шею. Но та не реагировала никак, будучи где-то очень далеко в стране снов.

     Петрович решил, что наступил удобный момент для того, чтобы покопаться в её бельевом шкафу, посмотреть, какие у Светы есть колготки. Вытянув один из ящиков он нашёл то, что искал. Колготок было много. Целый ворох уже ношенных и шесть упаковок абсолютно новых GOLDEN LADY, OMSA и POMPEA. Ему хотелось отыскать те замечательные колготочки, в которых он наблюдал Светлану на дне рождения у Тани.

     Рассмотрев строение каждой пары колготок и не обнаружив ничего похожего, Вадим вытянул следующий ящик, в котором среди трусиков обнаружил две упаковки колготок, на которых красовалась надпись «WOLFORD FATAL». Его сердце забилось учащённо. У Светы каким-то образом оказались эти безумно дефицитные безшовные колготки, которые вызывали в его душе наибольший трепет!

     Он начал внимательно изучать упаковки. Одна пара была белая, и такая точно модель имелась в его коллекции, подаренная ему в столице девушкой по имени Лилу. А другие колготки оказались чёрными. И, подчинившись неудержимому желанию ощутить эти колготки, Вадим вскрыл пакетик.

     Он начал растягивать на своей руке эластичную ткань, как это делают продавщицы в магазинах, чтобы определить, как будут выглядеть колготки на теле. Определив, что оттенок ему безумно нравится, Петрович захотел натянуть на себя эти шикарные колготки. Но не решился и, взамен этого, подошёл к спящей Светлане, тихонько снял с неё одеяло и, опустившись на колени, начал аккуратно натягивать колготки на её ножки.

     Девушка лежала на спине, поэтому Вадим, вдев колготочки на её ступни, поднял ножки себе на плечо, и приступил к волнительному процессу. Он очень медленно, стараясь не разбудить Светочку, подтягивал эластичную ткань то на одной, то на другой ножке. Когда обе ножки девушки оказались затянутыми в чёрный нейлон, Петрович опустил их на кровать.

     Облик спящей Светочки, на которой из одежды присутствовали лишь приспущенные чёрные колготочки был очень эротичным и возбуждающим для Вадима. Ему очень хотелось немедленно войти в девушку, закинув её ножки в чёрных колготках себе на плечи. Но пользоваться спящей Светланой он посчитал делом недостойным, тем более, что совсем недавно проделывал уже это.

     Поэтому он лишь любовался спящей девушкой, поглаживая древко своего неслабого фаллоса, в предвкушении пробуждения Светы и бурного соития.